Свободное творчество
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.



 
ФорумРегистрацияВходПоиск

 

 Женщина, сложной судьбы...

Перейти вниз 
АвторСообщение
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 12:52

От автора.

Работа, которая представлена на Ваш суд, получилась, не взирая на все мои старания, достаточно специфичной. Она носит ярко выраженный историко-популярный характер с уклоном в генеалогические исследования. Я не знаю не получится ли мой рассказ скучным и тяжёлым для восприятия. Я старалась писать как можно «проще» – в самом лучшем смысле этого слова. Что у меня вышло – судить Вам. Но, надеюсь, что данное историческое эссе всё-таки будет для Вас интересным…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 12:55

ЖЕНЩИНА, СЛОЖНОЙ СУДЬБЫ…


… Равнó встречай успех и поруганье
И не оспаривай глупца …
Фрагмент из стихотворения к сыну
Редьярда Киплинга



Я хочу рассказать о женщине, имя которой не является сегодня общеизвестным. Она не была знаменитым учёным, совершившим величайшее открытие и выведшим науку на новый виток развития. Она не была писательницей или поэтессой, написавшей литературный шедевр. Она не была художницей, музыкантом, композитором. Она, наконец, не была лидером феминистического движения. Она была просто человеком своего времени, с присущими ей – как и всем нам – достоинствами и недостатками, сильными и слабыми сторонами, совершавшей как благородные поступки, так и не очень.
Однако её жизнь изобиловала столь большим количеством испытаний, которые бывают в жизни далеко не у многих. Она, как я уже сказала, была дочерью своего времени, однако, как говорится, «на собственной шкуре» познала справедливость поговорки о том, что в жизни нельзя зарекаться ни от сумы, ни от тюрьмы. Рождённая на самом верху иерархической сословной лестницы, она пережила падение на самый низ, но затем вновь смогла подняться наверх. Она потеряла многих, кого любила, но, тем не менее, смогла стать тем, кем должна была стать по праву рождения. А потом вновь познала чреду испытаний…
Я хочу рассказать про Марию-Терезу-Шарлотту Французскую, герцогиню Ангулемскую – дочь французского короля Людовика XVI и королевы Марии-Антуанетты, единственную из царствовавшей королевской семьи, кто выжил и пережил ужасы Революции.
Быть может, многих удивит мой выбор, но данный исторический персонаж, как мне кажется, заслуживает пары слов.


* * *

Начну свой рассказ я издалека, из очень большого "издалека". Связано это с тем, что не зная всего того, что происходило при французском дворе при последних королях, невозможно чётко понимать почему жизнь принцессы сложилась именно так, а не иначе. Читатель должен осознавать в каких условиях происходило взросление нашей героини. А это невозможно без рассказа о том, что именно представлял из себя королевский двор во Франции в самом конце того исторического периода, который в дореволюционной историографии получил наименование «Старый порядок», и кем были её ближайшие родственники. Если не знать о том как правили последние французские короли, не будет понятно почему вообще произошла революция...
В XVII - XVIII веках - до Великой французской революции - в стране последовательно правили один за другим три короля, носивших одно и то же имя: Людовик. Это - Людовик XIV (1643 - 1715 гг.), Людовик XV (1715 - 1774 гг.) и Людовик XVI (1774 - 1792 гг.). Принцесса, о чьей жизни мы будем говорить, была дочерью короля Людовика XVI, и в полной мере "хлебнула" того, что "приготовили" для неё своим правлением эти три монарха...
Поэтому вступительная часть у меня вышла ОЧЕНЬ большая. Но иначе я не могу, ибо без детального рассмотрения жизни королевского двора невозможно понять, что и почему случилось в жизни моей героини.


* * *

Начну я издалека, с тем, чтобы читатель смог понять в каких условиях происходило взросление нашей героини – с рассказа о том, что именно представлял из себя королевский двор во Франции в самом конце того исторического периода, который в дореволюционной историографии получил наименование «Старый порядок», и кем были её ближайшие родственники. Пусть пролог у меня получился очень длинным, но без детального рассмотрения жизни королевского двора невозможно понять, что и почему случилось в жизни моей героини.
С самого начала я хочу обратить ваше внимание на одну очень важную вещь – возраст участников нашей истории. Ещё со времён Средневековья отношение окружающих к тому, что мы сегодня называем «детство», «молодость» и «взрослость» было отличным от того, что мы вкладываем в эти понятия сейчас. Средняя продолжительность жизни была достаточно невелика, а потому «взрослость» наступала гораздо раньше, нежели это происходит в наши дни. Так, например, король считался совершеннолетним с момента, когда ему исполнялось 14 лет. Как только молодой монарх пересекал черту этого возраста, он, в глазах окружающих, считался уже взрослым мужчиной, способным самостоятельно управлять государством, жениться и заводить своих собственных детей.
И это не исключение, касающееся только августейших особ. Четырнадцать лет – это возраст, с которого в те времена мальчик в глазах окружающих становился мужчиной. Позволю себе процитировать строки известного французского историка Робера Амбелена, касающиеся событий ХV века, но каждое его слово будет правдивым и для более поздних времён, вплоть до революции и конца «Старого порядка»: «…Но, изучая все эти факты, поражаешься прежде всего крайней молодости многих действующих лиц. Эта эпоха – действительно «время молодости». Действительно, не забудем, что юные дворяне становились солдатами в 14 лет, причём возрастных пределов у этой службы с оружием в руках на благо сюзерена не существовало. …Вот отчего не следует удивляться, что за плечами у такого человека, как Жан Дюнуа(1) , в его 26 лет одиннадцать лет участия в походах, ряд одержанных побед и звание губернатора Орлеана».
Так что шокирующая, по нашим сегодняшним меркам, «молодость», когда дети аристократов начинали жить «взрослой» жизнью – это обыденность, а не исключение из правил. Вспомните знаменитых Ромео и Джульетту. Если обратить особое внимание на возраст героев этой трагедии Шекспира, то мы легко увидим, что Ромео было 14 лет, а Джульетте – 12. И никто из их современников не видел ничего странного в том, что такие, по нашим меркам, дети влюбились друг в друга, заключили брак и провели брачную ночь. Это было вполне в порядке вещей.
Можно также вспомнить слова одной из героинь пьесы Карло Гальдони, которая с болью и трагизмом говорит:
«…Счастья ждать я устала,
А его всё нет.
Жить осталось мне так мало.
Мне уже 17-ть лет. …»
Я намеренно подчеркнула и выделила эти слова, чтоб показать, что возраст в 17 лет – это уже далеко не молодость.
Можно вспомнить также слова из романа «Война и мир» Льва Толстого: «…В комнату вошла старуха сорока лет».
Попутно хочу разоблачить одно широко распространённое заблуждение. Уж не знаю с чьей «лёгкой руки» выражение «дама бальзаковского возраста» характеризует женщину, которой, так сказать, за сорок лет. Но это совершенно не соответствует истине. Если мы внимательно приглядимся к персонажам Оноре де Бальзака, то без труда поймём, что в его времена этому определению соответствовали дамы, которым уже исполнилось тридцать лет. Тридцать, а не сорок. Разница, согласитесь, существенная.
Таким образом, нас не должна смущать «молодость» людей, чью историю мы будем рассматривать. Мы должны смотреть на них не глазами сегодняшнего дня и нашего мнения о том, когда ребёнок – ещё ребёнок, а когда он становится взрослым человеком. Нет. Мы должны исходить из нравов и законов того времени, когда жили наши герои. И когда мы, обратившись к датам рождения, увидим, что, например, внук короля Людовика ХIV, Людовик, герцог Бургундский женился в 14 лет на 12-летней принцессе, мы не должны воспринимать это как что-то экстраординарное или какое-то извращение, связанное с развращением малолетних.
Ещё со времён Средневековья браки королей и высшей аристократии заключались из соображений политических интересов, выгодных союзов, обретения земли, военной силы или финансовой поддержки. Поэтому дети рассматривались как способ приобретения союзника или получения каких бы то ни было благ. Особенную роль брачные союзы играли во времена войн или междоусобиц. И такие крупнейшие военные конфликты как Столетняя война Франции с Англией или же Война Алой и Белой Роз в Англии, требовавшие постоянного денежного притока или поддержки армий дружественных королю вассалов во многом предопределяли заключение таких браков, в которых супруги либо были достаточно молоды, либо даже ещё не успевали выйти из детского возраста. Судите сами.
Мария Английская, дочь короля Эдуарда III, вышла замуж за Жана V Бретонского в возрасте 11 лет. Другая его дочь – Маргарет Английская – вышла замуж за графа Джона Пэмброкского в возрасте 13 лет.
Изабелла Баварская стала женой французского короля Карла VI Безумного в возрасте 14-ти лет. Её дочь Мишель Французская стала женой Филиппа III Доброго, герцога Бургундского в 15 лет. Другая её дочь – Изабелла Французская – в возрасте 7 лет вышла замуж за 29-летнего короля Ричарда II Английского, для которого это был уже второй брак (в первый он вступил в возрасте 15-ти лет, когда женился на своей ровеснице Анне Богемской).
Маргарита Шотландская в возрасте 12-ти лет вышла замуж за французского короля Людовика ХI, которому в тот момент было 13 лет. Когда она умерла, то Людовик женился вторично на Шарлотте Савойской, которой на тот момент было всего 10 лет.
Анна Йоркская, дочь Ричарда Йоркского и Сесилии Невилл (правнучка Джона Гонта, сына короля Эдуарда III) вышла замуж в возрасте 8 лет за 25-летнего Джона Холланда, графа Экстерского.
Элеанора Невилл (дочь Ральфа Невилла и Джоанны де Бофор Ланкастерской, старшая сестра упомянутой выше Сесилии Невилл, внучка Джона Гонта) в возрасте 7 лет вышла замуж за 21-летнего Генри Перси, графа Нортумберлендского.
Филиппа Ланкастерская, дочь английского короля Генриха IV Плантагенета из ветви Ланкастерского Дома, вышла замуж за короля Эрика III Датского в возрасте 13 лет.
Ещё «интереснее» дела с замужеством развивались у Маргарет де Бофор – дочери Джона де Бофора Ланкастерского (внук Джона Гонта) и Маргарет, графини Соммерсет. Для приобретения финансовой помощи в 1449 г. в возрасте 6 лет её выдали замуж за Джона де Ла Поля, герцога Саффолка, которому на тот момент было 7 лет. Однако, после того, как в ходе войны Алой и Белой Роз, изменилась военная и политическая расстановка, этот брак перестал удовлетворять интересы Дома Ланкастеров. Поэтому в 1452 г., когда жене было 9 лет, этот брак был аннулирован – с формулировкой «из-за отсутствия между супругами брачных супружеских отношений». В следующем году 10-летняя Маргарет была выдана вторично замуж за Эдмунда Тюдора, графа Ричмонда, которому на тот момент было 23 года. Этот брак продолжался около 4-х лет (до смерти мужа), в течение которых на свет появилось двое детей – дочь Елизавета и сын Генрих, ставший печальнознаменитым английским королём Генрихом VII Тюдором. Таким образом, Маргарет, которой ещё не исполнилось и 14-ти лет, была матерью двоих детей…
Поэтому, читая всё, о чём я буду писать далее, постоянно держите в памяти этот факт, и воспринимайте все события с учётом этих возрастных особенностей действующих в нашей истории лиц.
Итак, начнём наш рассказ.


ПРИМЕЧАНИЕ:

1. Жан Дюнуа, Бастард Орлеанский – незаконный сын брата короля Карла VI Безумного – Людовика, герцога Орлеанского.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:00

* * *

Так повелось, что при французском дворе уважение и почитание короля определялось его, так сказать, «мужской мощью». То есть количеством любовниц и бастардов(2) , которых имел король. Именно по этому «показателю» оценивалось «величие» монарха. Далеко не случайно короли Людовик ХIV и Людовик ХV во время своего царствования пользовались при дворе таким уважением. И именно поэтому король Людовик ХVI, вообще не имевший любовниц да и с женой своей не часто спавший, совершенно не пользовался никаким авторитетом и служил постоянной мишенью для насмешек.
Так как это очень важный вопрос в нашем повествовании, то я остановлюсь на нём более подробно.
Король Людовик ХIV, взявший себе титул «Король-Солнце» с юности отличался любовью к прекрасному полу. В мемуарах современников сохранилось имя женщины, которой досталась «почётная миссия» – лишить юного короля невинности. Ею стала Катрин Бёлье, баронесса де Бове. Его первой любовницей стала Мария Манчини – племянница кардинала Джулио Мазарини. Увлечение молодого монарха было столь сильным, что он даже подумывал о том, чтобы жениться на девушке. Однако королева-мать Анна Австрийская выступила резко против и добилась того, чтобы «возмутительницу спокойствия» увезли со двора.

Женщина, сложной судьбы... 239bf09a60d9
Людовик ХIV в молодые годы

Некоторое время юный Людовик был безутешен, однако вскоре любвеобильный монарх «переключил» своё внимание на других прекрасных дам, коими всегда славился французский двор. В это время Людовик ХIV «одаривал» своими «милостями» Олимпию, графиню де Суассон, Анну де Роан-Шабо, принцессу де Субиз, Катрин-Шарлотту де Граммон…

Женщина, сложной судьбы... B9716f557722
Людовик ХIV в молодости (сидит на троне)

В 1660 г. Людовик ХIV женился на испанской инфанте Марии-Терезе, дочери короля Филиппа IV Испанского. До самой смерти королевы (30 июля 1683 г.) он исправно, каждую ночь, спал в её постели. От этого брака родилось шестеро детей (три сына и три дочери), однако, как это часто бывало в те времена, пятеро умерли либо почти сразу же после рождения, либо ещё в детском возрасте. Выжил и вырос во взрослого только один – Людовик, которого при дворе называли Великий Дофин.

Женщина, сложной судьбы... 0680bff96e7d
Мария-Тереза Испанская

Однако и после женитьбы короля Людовика ХIV, «вниманием» со стороны монарха пользовалась не только его жена. Имена его официальных фавориток(3) и многочисленных других дам двора, которые, хотя и разделяли ложе с королём, но так и не получили этот статус можно встретить на страницах мемуаров его современников и в посланиях иностранных дипломатов. Так, например, в мемуарах герцога де Сен-Симона приводятся имена дам – мадам де Людр, мадемуазель Дэз-Ойе, Полин де Пьертуа, Клод де Вин которые боролись за право получить титул официальной фаворитки, но проиграли более привлекательным в глазах короля Луизе-Франсуазе де Лабом-Леблан, герцогине де Лавальер, Франсуазе-Атенаис де Рошешуар-Мортемар, маркизе де Монтеспан, Мари-Анжелике де Скорайль, герцогине де Фонтанж, которые (каждая в своё время) были провозглашены официальными фаворитками.

Женщина, сложной судьбы... E98b7a0b1120
Олимпия Манчини

Женщина, сложной судьбы... 550be79e10a5
Луиза де Лавальер

Женщина, сложной судьбы... 0ab82855a51f
Маркиза де Монтеспан

Женщина, сложной судьбы... 28348c75f62f
Анжелика де Фонтанж

От всех многочисленных королевских романов за все годы правления Людовик ХIV имел не менее 13-ти незаконных детей(4) , которые все были признаны отцом и официально узаконены. Правда, как это было и с законными детьми, выжили и стали взрослыми всего лишь три его сына и четыре дочери.
Причём, особую пикантность в глазах французского двора добавлял тот факт, что и законные, и незаконные дети короля могли рождаться чуть ли не одновременно (то есть король «облагодетельствовал» как свою жену, так и любовниц практически в одно и то же время). Если посмотреть на годы жизни детей Людовик ХIV, то это видно, так сказать, невооружённым глазом. Итак, просто сравните даты рождения «детей Франции» и бастардов:
Людовик (Луи), Великий Дофин (1.11.1661 – 14.04.1711)
Анна-Елизавета Французская (18.11. – 30.12.1662)
Бастард Шарль де Бурбон (род. 19.12.1663 г., умер во младенчестве) – от Луизы де Лавальер.
Мария-Анна Французская (16.11 – 26.12.1664)
Бастард Филипп де Бурбон (род. 7.01.1665 г., умер во младенчестве) – от Луизы де Лавальер.
Бастард Мария-Анна де Бурбон, мадемуазель де Блуа (старшая), принцесса де Бурбон-Конти (22.10.1666 – 3.05.1739) – от Луизы де Лавальер. Впоследствии вышла замуж за принца Луи-Армана I де Конти.
Бастард Людовик де Бурбон, граф де Вермандуа (2.09.1667 – 15.07.1683) – от Луизы де Лавальер.
Мария-Тереза Французская (2.11.1667 – 1.03.1672)
Филипп-Шарль Французский, герцог Анжуйский (5.08.1668 – 10.07.1671)
Бастард Людовик-Огюст же Бурбон, герцог Мэнский (31.03.1670 - 1736) – от Франсуазы-Атенаис де Монтеспан.
Людовик-Франсуа Французский (14.06. – 4.11.1672)
Бастард Луи-Сезар де Бурбон, граф де Вексен (20.06.1672 – 1683) – от Франсуазы-Атенаис де Монтеспан.
Бастард Луиза-Франсуаза де Бурбон, мадмуазель де Нант, герцогиня де Конде (1.06.1673 – 16.06.1743) – от Франсуазы-Атенаис де Монтеспан. Впоследствии вышла замуж за герцога Людовика III де Конде.
Бастард Луиза-Мария-Анна де Бурбон, мадемуазель де Тур (1676 – 1681) – от Франсуазы-Атенаис де Монтеспан.
Бастард Франсуаза-Мария де Бурбон, мадемуазель де Блуа (младшая), герцогиня Орлеанская (25.05.1677 – 1.02.1749) – от Франсуазы-Атенаис де Монтеспан. Впоследствии вышла замуж за племянника Людовика ХIV – герцога Филиппа II Орлеанского.
Бастард Луиза де Бурбон, баронесса де Ла Ку (1676 – 1718) – от Клод де Вин. Впоследствии вышла замуж за барона де Ла Ку.
Бастард Людовик-Александр де Бурбон, граф Тулузский (1678 – 1737) – от Франсуазы-Атенаис де Монтеспан.
Бастард Луиза де Ла Мезон Бланш (родилась в конце 70-х годов) – от мадемуазель дез Ойе, доверенной камеристки Франсуазы-Атенаис де Монтеспан.
И между 1678 и 1680 гг. одного мёртворождённого ребёнка родила королю Мари-Анжелика де Фонтанж.

Женщина, сложной судьбы... F0e3eae6a6f5
Людовик-Огюст, герцог Мэнский

Женщина, сложной судьбы... E11f0a108da2
Людовик-Александр, граф Тулузский

Женщина, сложной судьбы... 2f07003212b3
М-ль де Блуа и м-ль де Нант

Женщина, сложной судьбы... 421711c5af7f
Франсуаза-Мария, герцогиня Орлеанская

Король Людовик ХIV очень трепетно относился к своим бастардам и позаботился устроить их самым лучшим образом: сыновьям подобрал богатые и приносящие достойные доходы имения, а дочерей, подчас прибегая к насильственным методам, выдал замуж за самых знатных аристократов своего двора, обеспечив им, тем самым, стабильную жизнь без опасений неопределённого будущего, которое всегда тревожит не имеющего крепкого «тыла» бастарда.
После таких «подвигов» разве могли французские придворные называть этого короля как-либо иначе, нежели «Король-Солнце» или Людовик XIV Великий?
Воспитание всех бастардов короля и маркизы де Монтеспан было доверено Франсуазе д’Обинье, маркизе де Ментенон. И она совершила то, что не удавалось сделать никому из огромнейшего «цветника» официальных и неофициальных любовниц Людовика XIV – она стала сначала его официальной фавориткой, а затем, после смерти королевы Марии-Терезы, и его морганатической женой(5) . Правда, брак был заключён в тайне, и маркиза де Ментенон королевой Франции так и не стала.

Женщина, сложной судьбы... A8609497cfa8
Маркиза де Ментенон

Любимец всего двора, Великий Дофин – единственный выживший законный сын короля Людовика ХIV – проявил себя как истинный сын своего отца. Кроме законного, у него было ещё и незаконное потомство.

Женщина, сложной судьбы... 158e1b8a4b00
Великий Дофин

В 1679 году он женился на Анне-Марии-Христине Баварской. От этого брака родилось трое сыновей:
– Людовик, герцог Бургундский (6.08.1682 – 18.02.1712),
– Филипп, герцог Анжуйский (19.12.1683 – 9.07.1746),
– Шарль, герцог Беррийский и Алансонский, граф де Пуатье (31.08.1686 – 4.05.1714).

Женщина, сложной судьбы... E65698dd5c30
Людовик, герцог Бургундский

Женщина, сложной судьбы... 55c4070ce744
Филипп, герцог Анжуйский, будущий король Филипп V Бурбон Испанский

Женщина, сложной судьбы... Aed413c179bd
Шарль, герцог Беррийский

Кроме этих, законных, детей у Великого Дофина родились ещё и три дочери-бастарда:
– Анна-Луиза де Бурбон, мадам де Флери, по мужу д’Аважур – от Франсуазы де Лоншам. Вышла замуж за Антуана д’Аважура.
– Шарлотта де Бурбон, по мужу де Мишель (1692 – 1750). Вышла замуж за Жерара де Мишель.
– Луиза-Эмилия де Бурбон, мадам де Воте (1694 – 1719) – от Мари-Анны де Ла Форс.
В 1695 г. Великий Дофин, по примеру своего отца, заключил морганатический брак с Мари-Эмилией де Жоли, графиней де Бури.

Женщина, сложной судьбы... 65dfc62e531d
Портрет Людовика ХIV

Таким образом, как мы видим, французская королевская семья, свято соблюдала принцип «плодитесь и размножайтесь», населяя комнаты Версаля многочисленными законными и незаконными потомками. Но беда, как всегда это бывает, подкралась незаметно…
В 1700 г. умер бездетный король Испании Карл II. По условиям его завещания новым королём Испании стал его близкий родственник Филипп де Бурбон, герцог Анжуйский – средний внук Людовика XIV(6) . Однако, перед коронацией, Филипп должен был подписать очень важный документ – отказ за себя и своих будущих потомков от всех прав на наследование французской короны. Это дополнение Карл II Испанский сделал для того, чтобы Испания и Франция никогда не объединились под одной короной и не стали единым государством. Филипп не мог стать одновременно королём и Испании, и Франции…

Женщина, сложной судьбы... Bddbb024c51d
Карл II Испанский

Подписав требуемое отречение, французский «принц крови» Филипп де Бурбон, герцог Анжуйский стал королём Испании под именем Филипп V Испанский, и лишился возможности влиять на вопросы престолонаследия во Франции.
К слову в 1700 г. вопрос об отречении Филиппа, герцога Анжуйского от прав на французскую корону не сильно-то и тревожил французский королевский двор. Лишиться одного принца совсем не казалось чем-то страшным, ибо и у короля был взрослый сын, а у Великого Дофина, кроме Филиппа, было ещё два взрослых сына. Более того, вскоре у короля Людовика XIV родились и правнуки мужского пола – у Людовика, герцога Бургундского, женившегося в 1697 г. на Мари-Аделаиде Савойской, последовательно один за другим, родились трое сыновей: 25.06.1704 г. родился сын Луи (правда, он умер в 13.04.1705 г.), 8.01.1707 г. – Луи, герцог Бретонский, а 15.02.1710 г. – Луи, герцог Анжуйский. В том же, 1710 г., на Мари-Луизе-Елизавете де Бурбон-Орлеанской женился и третий внук короля Людовика XIV – Шарль, герцог Беррийский, и вскоре двор был уведомлён о том, что в 1711 г. герцогиня Беррийская ожидает первенца. Таким образом, дела династии складывались более чем хорошо.
Однако всё изменилось буквально за несколько лет…
14 апреля 1711 г., внезапно, от оспы умирает любимец двора Великий Дофин, и его титул переходит к старшему внуку Людовика XIV Людовику, герцогу Бургундскому.
Герцогиня Беррийская родила девочку, которая, однако, умирает 2.07.1711 г.
Впрочем, и это ещё не трагедия…
Трагедия разразилась в феврале следующего, 1712, года, когда от ветряной оспы один за другим умирают Мари-Аделаида Савойская, герцогиня Бургундская (12.02.1712 г.), Людовик, герцог Бургундский (18.02.1712 г.) и их старший сын Луи, герцог Бретонский (2.03.1712 г.).

Женщина, сложной судьбы... 55e6014ef575
Людовик, герцог Бретонский

Женщина, сложной судьбы... 0bcdd859e2a2
Людовик, герцог Анжуйский

Из всей семьи в живых остался только двухлетний Людовик, герцог Анжуйский (с марта 1712 г, после смерти своих родных, стал носить титул герцога Бретонского) – и то только потому, что его кормилица, герцогиня де Вантадур, презрев обычаи Версаля, не дала врачам сделать ребёнку кровопускание и увезла принца из охваченного болезнью дворца.
Герцог де Сен-Симон в своих мемуарах изложил другую версию смерти семейства герцога Бургундского. По его словам, герцог Бургундский, его жена и их старший сын были отравлены. Младшего сына смогла спасти его кормилица, дав вовремя противоядие и, увезя ребёнка из дворца, сделав невозможным его повторное отравление. Только благодаря её усилиям, считает герцог де Сен-Симон, ребёнок уцелел…
После смерти Людовика, герцога Бургундского титул дофина перешёл к третьему внуку короля Людовика XIV Шарлю, герцогу Беррийскому. Но и здесь королевскую семью подстерегла беда. 26 марта 1713 г. у дофина рождается долгожданный наследник, которого нарекают, как и отца: Шарль. Но принц не прожил и месяца, и умирает 16 апреля.
Вскоре двор был вновь обрадован известием о новой беременности герцогини Беррийской. Но Шарлю, герцогу Беррийскому не суждено было увидеть своего ребёнка: 4 мая 1714 г. он погибает – герцог разбился, упав с лошади. Через месяц после гибели мужа, 1 июня, герцогиня Беррийская родила дочку Мари-Луизу, которая, к сожалению, умерла 17 июня 1714 г.
Таким образом, к лету 1714 г. из многочисленного числа законных отпрысков королевской крови в живых остались только двое – испанский король Филипп V, подписавший отречение от французского трона, и тем самым, лишившийся прав на французский престол и, родившийся 15.02.1710 г., Людовик, герцог Бретонский (младший сын Людовика, герцога Бургундского), унаследовавший титул дофина после рождения дочери Шарля, герцога Беррийского.
Именно эти трагедии и привели весьма возрастного, по меркам того времени, короля Людовика XIV (в 1714 г. ему было 76 лет) к резонной мысли: а что будет дальше? Дофину только четыре года и до его совершеннолетия пройдёт ещё не менее десяти лет. Вряд ли король мог быть безапелляционно уверенным в том, что он проживёт эти самые десять лет. Значит, нужно было позаботиться о самой лучшей кандидатуре регента(7) при малолетнем короле.
Другим фактором, вызывавшем опасения монарха было то, что детская смертность в то время была более чем велика, и после всей чреды смертей наследников престола, случившихся за период с 1711 по 1714 гг., никто не мог ручаться за то, что и этот ребёнок не умрёт. Франция, окружённая со всех сторон врагами, по-прежнему завязнувшая в войне с коалицией европейских стран конца и края которой не было видно, была более чем уязвима.
Под влиянием своей жены, маркизы де Ментенон, отстаивавшей интересы своего любимца, герцога Мэнского, летом 1714 г. король узаконил права своих бастардов на французский престол «на случай если бы не осталось других прямых наследников». Однако, хотя новый закон касался абсолютно всех бастардов короля (в отсутствии мужской ветви дочери могли передать своё «право» на французский престол своим мужьям), наибольшее значение он имел для старшего из незаконных сыновей – самого честолюбивого, привыкшего к дворцовым интригам и стремившегося к верховной власти…
При французском дворе образовались две партии – сторонников, так сказать, «законных» наследников и сторонников «бастардов». Первых возглавлял племянник короля Филипп, герцог Орлеанский, который по существующему закону должен был бы занять вакансию регента при малолетнем короле. Во главе второй партии стоял герцог Мэнский.


ПРИМЕЧАНИЯ:

2.Бастард (le bâtard) — незаконнорожденный (внебрачный) ребёнок.
3. Официальная фаворитка (фр. Maîtresse en titre) — статус, которым мог наделить король Франции одну из своих возлюбленных. Отличие официальной фаворитки от всех остальных заключалось в том, что она имела возможность влиять на ход политических событий, активно вмешиваться в жизнь королевского двора и даже во внутрисемейные взаимоотношения правящей фамилии. В должность официальной фаворитки посвящали в присутствии всего королевского двора, ибо король давал понять, что это не «мимолётное увлечение», а акт высшего доверия к конкретной женщине. По мнению французского исследователя Ги Шоссинан-Ногаре, культ фаворитки при французском дворе — выродившаяся рыцарская традиция поклонения Прекрасной Даме.
4. Четырёх детей родила Луиза де Лавальер (выжили двое), шестерых – Франсуаза-Атенаис де Монтеспан (выжили четверо), одного – Клод де Вин, одного – мадемуазель дез Ойе и одного (мёртворождённого) – Мари-Анжелика де Фонтанж.
5. Морганатический брак (мезальянс) — брак между лицами неравного положения, обычно в сословных обществах. В морганатическом браке супруг более низкого положения не занимал положения более высокопоставленного. Понятие имело место только для высших сословий. Небольшое неравенство, однако, не служило основанием для признания брака морганатическим. В энциклопедии Южакова этот брак определяется так: «Морганатический брак – есть такого рода союз, где, вследствие слишком большого различия в происхождении супругов, муж не сообщает жене права состояния, которыми он пользуется в силу своего рождения». (Т. 13. – С. 382)
6. За подобное решение испанского короля Карла II Франция должна благодарить своих дипломатов, официальные усилия и огромнейший денежный подкуп которых способствовали тому, что Карл, выбирая того, кто именно унаследует его трон, склонился в сторону своих французских родственников. Ибо бездетный король был женат два раза – первый раз на французской принцессе, а второй раз – на австрийской. И именно эти страны в течение длительного времени оспаривали «вакантный» престол короля Испании…

Женщина, сложной судьбы... 7a8d2694e889
Мария-Луиза Орлеанская (первая жена Карла II Испанского)

7. Регентство (от лат. regens, «правящий») — временное осуществление полномочий главы государства коллегиально (регентский совет) или единолично (регент) при малолетстве, болезни или отсутствии монарха.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:01

* * *

Оторвёмся на некоторое время от изложения этих событий, и поговорим ещё на одну, довольно важную, тему.
В нашем повествовании мы будем достаточно часто упоминать того или иного представителя боковой ветви династии Бурбонов – герцогов Орлеанских. Так как они сыграли довольно значительную роль в судьбах наших героев, позволю себе остановиться на этой веточке чуть более подробно.
Родоначальником этой ветви стал младший брат короля Людовика XIV, второй сын короля Людовика XIII и Анны Австрийской, Филипп (1640 – 1701), получивший после рождения титул герцога Орлеанского и вошедший в историю как Филипп I Орлеанский.

Женщина, сложной судьбы... Cdf67c01d3d2
Филипп I Орлеанский

Филипп, герцог Орлеанский был женат два раза: первый раз на сестре казнённого английского короля Карла I Стюарта Генриетте-Анне Английской (1644 – 30.06.1670), а второй раз – на Елизавете-Шарлотте Палантинской (1632 – 1722).
От первого брака у него родились две дочери:
– Мария-Анна Орлеанская (1662 – 1689), ставшая первой женой испанского короля Карла II (1661 – 1700). Именно благодаря этому браку второй внук Людовика ХIV и получил возможность претендовать на испанский престол и впоследствии стал королём Филиппом V Испанским.
– Анна-Мария Орлеанская (1669 – 1728), выданная замуж за Виктора-Амедея II Савойского (1666 – 1732). В этом браке родилось трое детей, в том числе Мария-Аделаида Савойская (1685 – 12.02.1712), вышедшая замуж за старшего внука Людовика ХIV Луи, герцога Бургундского, ставшая матерью королю Людовику ХV, о судьбе которой мы уже рассказывали выше.
Во втором браке родилось двое детей: дочь Елизавета-Шарлотта Орлеанская (1676 – 1744) и долгожданный сын, наследник рода. Мальчик получил имя Филипп (до смерти своего отца носил титул герцога Шартрского) и впоследствии вошёл во все справочники под именем Филиппа II, герцога Орлеанского (1674 – 1723). Именно он стал регентом Франции во времена малолетства короля Людовика ХV.

Женщина, сложной судьбы... 3708dad7e1f0
Филипп II Орлеанский (регент в малолетстве Людовика ХV)

Филипп II Орлеанский был насильно женат на бастарде короля Людовика ХIV от маркизы де Монтеспан – Франсуазе-Марии де Бурбон, мадемуазель де Блуа-младшая (1677 – 1749). В этом браке родилось семеро детей (и одна дочка родилась мёртворождённой) – один сын и шесть дочерей. Я не буду сейчас рассказывать о судьбе каждой из дочерей герцога Орлеанского. Упомяну лишь об одной, самой старшей – Мари-Луизе-Елизавете (1695 – 1719), вышедшей замуж за третьего внука Людовика ХIV Шарля, герцога Беррийского, о которой мы уже тоже рассказывали выше.
Мальчик, единственный сын герцога Филиппа II Орлеанского, получивший имя Людовик (1703 – 4.02.1752), в 1724 г. женился на Августе-Марии Баденской (1706 – 8.08.1726, умерла от родильной горячки).

Женщина, сложной судьбы... 578399c2556f
Людовик Орлеанский

В этом браке родилось двое детей – сын Людовик-Филипп и дочь Луиза-Магдалина, но девочка прожила всего несколько дней: с 5 по 11 августа 1726 г.

Женщина, сложной судьбы... 7c4a691a6f2b
Людовик-Филипп Орлеанский

Людовик-Филипп, герцог Орлеанский (12.05.1725 - 18.11.1785) был женат два раза. В первый раз он женился на Луизе-Генриетте де Бурбон-Конти, дочери Людовика Армана II, герцога Бурбон-Конти. Во второй раз он вступил в тайный морганатический брак с Анжеликой-Шарлоттой Беро де Ла Айе де Монтессон (1737 - 08.02.1806).
Во втором браке детей у герцога не было. В первом же браке родилось трое детей – сын и две дочери (правда, первая дочь прожила всего несколько месяцев – с 12.07.1745 по 14.12.1745 г.).
Дочь Мари-Луиза Орлеанская (9.07.1750 - 13.01.1822) вышла замуж за Людовика-Генриха-Жозефа, герцога де Конде, и стала матерью Людовика-Антуана-Генриха де Бурбона, герцога Энгиенского (2.08.1772 - 21.03.1804), выкраденного и расстрелянного по приказу Наполеона I Бонапарта. Герцог Энгиенский ещё не был женат, и после его смерти прервался род Бурбон-Конде, подаривший Франции многих более чем достойных представителей…
Сын Людовик-Филипп-Жозеф (13.04.1747 - 6.11.1793) был женат на графине Луизе-Мари-Алисе-Аделаиде де Бурбон-Понтьевр (5.04.1753 - 23.06.1821) – дочери Людовика-Жана-Мари, графа де Бурбон-Пантьевр де Рамбуйе.

Женщина, сложной судьбы... 3571e1dc94e2
Людовик-Филипп-Жозеф

К слову, её дедом, отцом Людовика-Жана-Мари, был Людовик-Александр де Бурбон, граф Тулузский – бастард короля Людовика ХIV и маркизы де Монтеспан. Как подчас причудливо переплетаются генеалогические ветви аристократических семейств, не правда ли…
Луиза-Мари-Алиса-Аделаида, приехала в Версаль вместе с братом – Луи-Александром де Бурбон, принцем де Ламбалем. Именно за него в 1767 г вышла замуж Мария-Тереза-Луиза де Савойя-Кариньян (по мужу – принцесса де Ломбаль), ставшая ближайшим и вернейшим другом королевы Марии-Антуанетты.
Впоследствии среди легитимистов и успевших эмигрировать во время революции аристократов Людовик-Филипп-Жозеф, герцог Орлеанский получил прозвище «позор рода» – за то, что:
– исходя из своих эгоистических целей, не только рьяно поддержал революцию, отрёкся от родового имени, провозгласил, что он родился не от «презренного аристократа», а от конюха, с которым у его матери была «незаконная связь» (кстати, полный бред – достаточно посмотреть и сличить насколько похожи родовые портреты как его, так и его отца Людовика-Филиппа), но и взял себе титул Филиппа Эгалите (в переводе с французского «равенство»);
– голосовал за казнь короля Людовика ХVI;
– в революционном суде развёлся со своей женой, теперь уже «опасной» из-за своего «аристократического» происхождения.
Тем не менее, его честолюбивые планы стать новым правителем Франции не увенчались успехом: как и других его родственников, восставшие революционеры отправили на гильотину и его самого…
Но сейчас мы не станем останавливаться на этом. Более подробно мы поговорим об этих событиях тогда, когда будем рассказывать о времени революции и о том, как она отразилась на судьбах наших героев.
В браке Людовика-Филиппа-Жозефа и Луизы-Мари-Алисы родилось шестеро детей – три сына и три дочери (правда, одна дочь была мёртворождённой (10.10.1771 г.). Франсуаза умерла в детстве (23.08.1777 – 1.02.1782). Аделаида-Евгения-Луиза Орлеанская, сестра-близнец Франсуазы, (23.08.1777 – 31.12.1847) в годы революции эмигрировавшая в США. Там она вышла замуж, имела детей. После реставрации Бурбонов она вернулась во Францию, затем была советницей брата, когда тот стал королём, и умерла за два месяца до его свержения.
Из трёх выживших сыновей, однако, только один, самый старший, был женат и оставил после себя потомство. Младшие – Антуан-Филипп Орлеанский, герцог де Монпансье (3.07.1775 – 18.05.1807) и Людовик-Шарль-Альфонс-Леодегер Орлеанский, граф де Божоле (7.10.1779 – 30.05.1808) – умерли от туберкулёза, которым заразились во время пребывания в тюрьме в 1793 году. Ни Антуан-Филипп, ни Людовик-Шарль женаты не были, и эти ветви рода новых «побегов» не оставили.
Старший же сын, Людовик-Филипп, герцог Орлеанский (6.10.1773 - 26.08.1850), был женат на Марии-Амалии де Бурбон-Пармской, принцессе Неаполитанской и Сицилийской (26.04.1782 - 24.03.1866) – дочери Фернандо I Неаполитанского, короля Обеих Сицилий. От этого брака родилось 10 детей – 6 сыновей и 4 дочери.

Женщина, сложной судьбы... 534a09de3544
Людовик-Филипп

К потомству Луи-Филиппа Орлеанского мы вернёмся чуть позже, когда этот представитель рода герцогов Орлеанских войдёт в ход нашего повествования, и сыграет свою роковую роль в судьбе нашей героини и её родных. А пока, давайте просто запомним всё то, что я рассказала о роде герцогов Орлеанских, с которыми мы ещё не раз встретимся на страницах этого эссе…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:02

* * *

Но вернёмся к нашему рассказу о том, что представлял собой французский двор в начале ХVIII века.
В середине августа 1715 г. Людовик XIV тяжело заболел – у него началось заражение крови и гангрена. Вскоре уже весь двор знал, что король умирает. Герцог Мэнский и маркиза де Ментенон добились от короля подписания завещания, согласно которого, нарушая естественные законы французского королевства, регентом при малолетнем принце назначался не племянник короля Филипп, герцог Орлеанский, а королевский бастард – герцог Мэнский.
Никто сейчас не скажет, каковы были реальные мысли и задумки герцога Мэнского. Будучи узаконенным бастардом он, тем не менее, был взрослым сыном короля Людовика XIV, а малолетний дофин – всего лишь его правнуком. Герцог Мэнский был женат и имел в законном браке двух сыновей – Луи-Огюста (1700 – 1755) и Луи-Шарля (1701 – 1775) и дочь Луизу-Франсуазу (1707 – 1743). Дофин Людовик не только не имел потомства, готового унаследовать его права на престол, но и сам был ещё ребёнком, весьма далёким от мыслей о супружестве и брачной постели. Женщина ему ещё была нужна только исключительно в качестве няни, но никак не любовницы.
Но мальчик был законнорожденным, и это, в глазах двора, перевешивало то, что новым королём должен был стать ребёнок.
Хотел ли герцог Мэнский сам стать королём? Без сомненья.
Не вынашивал ли он замыслов по убийству малолетнего короля? Кто знает…
Однако, когда 1 сентября 1715 г. король Людовик XIV умер, и пятилетний дофин Людовик стал новым королём Франции под именем Людовика ХV, после длительного и довольно бурного заседания регентского Совета, регентом при малолетнем короле, невзирая на завещание умершего монарха, стал не герцог Мэнский, а законный племянник Людовика XIV, сын его младшего брата – Филипп, герцог Орлеанский.

Женщина, сложной судьбы... 720a44c42617
Присяга регента и придворных на верность новому королю Людовику ХV (1 сентября 1715 г.)

Интриги между законными и незаконными детьми короля проходившие на протяжении как всех последних лет жизни Людовика ХIV, так и после его смерти, в конечном итоге, привели к победе партии представителей «законного» рождения. Бастарды, из-за своих королевских амбиций опасные для правящей законной партии, были удалены от двора. Луи-Огюст, герцог Мэнский и всё его потомство, а также всё потомство Луи-Александра, графа Тулузского – второго бастарда умершего короля, были лишёны всех прав «принцев крови» (прежде всего это касалось права наследования французского престола) и отправлены в ссылку в свои имения.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:05

* * *

Из всего вышесказанного мы видим, что судьба династии, ещё несколько лет назад достаточно многочисленной, теперь зависела от выживания одного-единственного ребёнка. За маленьким королём постоянно следили, не оставляя одного ни на шаг. Беспокойство за него сыграло определённую роль в его огромной популярности в первые годы царствования.

Женщина, сложной судьбы... Dac303560701
Людовик ХV в малолетстве

Особую роль в опеке над маленьким Луи сыграла его сначала кормилица, а затем няня, герцогиня де Вантадур. Она была, во-первых, очень разумной женщиной, а во-вторых, искренне любила своего подопечного, а это, согласитесь, всегда очень нужно любому ребёнку. Она всегда находила к нему подход, умела научить его всему тому, чему считала нужным научить. Герцогиня де Вантадур очень хорошо понимала, что ей было необходимо постараться оградить короля, насколько это было возможно, от любых интриг королевского двора. Она защищала и несколько изолировала его от семейных врачей, брала на себя ответственность за любые решения, касающиеся молодого монарха. Можно смело утверждать, что это был самый близкий человек для мальчика в первые годы его жизни, единственный любимый человек.
Когда королю исполнилось 7 лет, был проведён очень пышный и торжественный ритуал перевода монарха от воспитательницы-женщины к новому гувернёру-мужчине. Новым воспитателем короля стал маршала де Виллеруа. Столь резкий отрыв ребёнка от единственного родного ему существа привёл к тому, что мы бы сегодня назвали жутким стрессом. С королём случилась истерика, он плакал и отказывался есть. Придворные были вынуждены вновь позвать к королевской кровати герцогиню де Вантадур, которая должна была уговорить Людовика ХV поесть, должна была успокоить ребёнка и призвать его смириться со всеми переменами в своей дальнейшей судьбе. Кто знает, может быть столь резкий отрыв от единственной любимой женщины в детстве и сказался в последствии, приведя к тому, что, став взрослым мужчиной, Людовик, тем не менее, постоянно нуждался в обществе и руководстве женщин.
Новый гувернёр, маршал де Виллеруа, вёл с юным королём общие политологические беседы и занимался с ним предметом, который мы сейчас назвали бы обществоведением, объяснял, как надо управлять страной. Каждый день у Людовика ХV были уроки французского, латинского, истории, по три раза в неделю – уроки математики, астрономии, естественных наук, музыки, танцев, рисования и труда. Однако, кроме всего прочего, он учил монарха тому, что он является королём Франции, а потому все должны его слушаться, должны радоваться только тому, что имеют редкую возможность смотреть на него, на его величие. Можно сказать, что маршал Виллеруа старался привязать к себе своего воспитанника, потворствуя всем его прихотям и усыпляя его разум и волю.
Кроме гувернёра, у короля был еще главный наставник, отвечающий за всё образование – кардинал Флёри, заботившийся, однако, исключительно об его набожности.

Женщина, сложной судьбы... 233df904e088
Кардинал де Флери

До совершеннолетия короля Францией управлял регент, герцог Филипп Орлеанский. Он был предан Людовику, но, желая воспитать наследника величия «Короля-Солнце», относился к нему почтительно и отчужденно, стараясь, однако, воспитать в своём подопечном грамотного государственного мужа. Кроме обычных предметов, которые преподавали Людовику ХV, регент приучал его к государственным делам, заставляя присутствовать на важных совещаниях и подробно объясняя все дипломатические дела.
Король подрастал, и, пора было позаботиться о подходящей невесте.
В 1721 г. регент объявил о помолвке одиннадцатилетнего Людовика ХV с его двухлетней кузиной, инфантой Марианой Испанской. Маленькая инфанта прибыла во Францию, где и должна была воспитываться в ожидании брака.

Женщина, сложной судьбы... 95d9e30bf270
Медаль с изображением Людовика ХV с испанской инфантой Марианной-Викторией

С этого момента придворные дамы стали всячески пытаться попасться на глаза молодого короля, дабы привлечь его внимание к своей персоне. Как уже говорилось выше, при французском дворе среди придворных дам считалось огромной честью стать той, кто лишит короля невинности. По достаточно ироничному высказыванию герцога Сен-Симона «…все дамы при дворе уже давно были готовы лечь в постель к королю. Вот только один король всё ещё был не готов к этому»…
Однако, когда в декабре 1723 г. Филипп Орлеанский умер, первым министром стал Людовик-Генрих, герцог де Бурбон-Конде, который, опасаясь того, что в случае бездетной смерти молодого короля, его дядя, испанский король Филипп V, может предъявить свои притязания на французский престол и вступить в борьбу за него с другим претендентом на корону – герцогом Орлеанским, решил как можно быстрее женить короля.
Единственной подходящей по возрасту принцессой-католичкой (хотя и старше короля на 7 лет) оказалась Мария Лещинская, дочь бывшего польского короля Станислава Лещинского. Маленькая инфанта, жившая при французском дворе с 1721 г. и до того числившаяся королевской невестой, была отправлена домой, в Мадрид (впоследствии она стала королевой Португалии).

Женщина, сложной судьбы... D0be7ad1c5e6
Марианна-Виктория Испанская (дочь Филиппа V Испанского), была помолвлена с Людовиком ХV. Впоследствии, вышла замуж за Жозе I Португальского.

4 сентября 1725 г. 15-летний Людовик женился на 22-летней Марии Лещинской (1703 – 1768).

Женщина, сложной судьбы... Dadfd50a02d8
Станислав Лещинский

Женщина, сложной судьбы... C860041aab56
Мария Лещинская

Поначалу брак с Марией Лещинской был счастливым и безоблачным: с 1725 по 1737 гг. у августейшей пары родилось 10 детей (а также один мёртворождённый ребёнок).

Женщина, сложной судьбы... 40d8df63bd73
Мария Лещинская с дофином

К сожалению, из всех новорожденных только один сын и 6 дочерей дожили до взрослого возраста. Ещё печальнее было то, что лишь одна из дочерей, самая старшая, вышла замуж. Младшие незамужние дочери короля впоследствии опекали своих осиротевших племянников, детей дофина, и после вступления старшего из них, Людовика XVI, на престол были известны как «Госпожи Тётки». Вот перечень детей, родившихся у Людовика ХV и его жены Марии Лещинской:
Близнецы – Мари-Луиза-Елизавета Французская (14.08.1727 – 6.12.1759, жена Филиппа, герцога Пармского; умерла от оспы) и Анна-Генриетта Французская (14.08.1727 – 10.02.1752).
Мари-Луиза Французская (28.07.1728 – 19.02.1733).
Людовик-Фердинанд Французский, дофин Франции (4.09.1729 – 20.12.1765), отец королей Людовика ХVI, Людовика XVIII и Карла Х.
Филипп Французский (30.08.1730 – 17.04.1733), герцог Анжуйский.
Аделаида Французская (23 марта 1732 – 27.02.1800).
Виктория Французская (11.05.1733 – 7.06.1799).
София Французская (17.07.1734 – 3.03.1782).
Мёртворождённый сын (28.03.1735).
Тереза-Фелисите Французская (16.05.1736 – 28.09.1744).
Луиза-Мари Французская (5.07.1737 – 23.12.1787).

Женщина, сложной судьбы... 1d020bb27371
Мария-Луиза-Елизавета Французская, по мужу – герцогиня Пармская

Женщина, сложной судьбы... 6133a930f799
Анна-Генриетта Французская

Женщина, сложной судьбы... 428869106dc9
Дофин Людовик Фердинанд

Женщина, сложной судьбы... E211aa32a787
Мария-Аделаида Французская

Женщина, сложной судьбы... Bf57a446a7ca
София-Филиппа Французская

Однако, после 1737 г. столь счастливый брак дал трещину. После десяти лет постоянных беременностей и родов, Мария Лещинская устала, стала холодна и раздражительна, и начала отказывать королю в исполнении супружеских обязанностей. По словам очевидцев, однажды, Людовик ХV отослал слугу к королеве с просьбой принять его этой ночью. Мария отказала, говоря, что устала и хочет лечь спать пораньше. Людовик ХV повторно послал того же слугу к королеве, с просьбой не отказывать ему, а согласиться. В ответ слуга вновь принёс решительный отказ королевы. Оскорблённый и обиженный упорным нежеланием Марии Лещинской принять его у себя этим вечером, король поклялся никогда больше не требовать от королевы исполнения ею супружеского долга. С тех пор их совместная жизнь стала ограничиваться исключительно церемониальными отношениями, а место Марии Лещинской в сердце чувственного короля заняли другие женщины. И его первой официальной фавориткой стала Луиза-Юлия, графиня де Мальи.
Людовик не любил слишком шумного общества и двора, стеснённого этикетом, а отдавал предпочтение тесной компании, состоявшей из нескольких друзей и красивых женщин. Малые апартаменты короля составляли особую часть двора, куда никто не допускался без особого приглашения его фаворитки. Чтобы иметь ещё больше свободы, Людовик купил замок Шуази. Расположение этого места сразу понравилось ему: кругом был густой, полный дичи лес и река, змеящаяся среди парков. Людовик ХV велел совершенно перестроить замок и роскошно украсить его. Всё в это замке было устроено по его вкусу: покои, украшенные статуями и полотнами знаменитых художников, роскошные диваны, обитые персидским бархатом; ложи, на которых можно было без посторонней помощи перемещаться повсюду; сады, где посреди мраморных бассейнов и фонтанов были расставлены столы с яствами и висели клетки с экзотическими певчими птицами, боскеты из роз и жасминов. В Версале король появлялся только в торжественные дни, где был превосходным супругом, добрым отцом семейства и постоянно присутствовал на церковных службах. Всё остальное время Людовик жил исключительно в Шуази.
Графиня де Мальи умела, как никто другой, придавать очарование таким обедам: она была так увлекательна своей весёлостью, что король, склонный по характеру к меланхолии, начинал веселиться и хохотать, как ребёнок.
Однако графиня де Мальи недолго властвовала над сердцем Людовика ХV. Вскоре у него появились и другие увлечения. Сначала он влюбился в её старшую сестру – Полину-Фелицию, герцогиню де Вантимиль, но она умерла от родов, а потом всерьёз увлёкся её младшей сестрой – пылкой маркизой Мари-Анной де Ла Турнель, которой он позже пожаловал титул герцогини де Шатору. Затем, после завершения этого поочерёдного романа с тремя родными сёстрами, взор короля упал на прелести других дам французского двора…
Таким образом, после своеобразного «расставания» с женой король пустился во все тяжкие. Список его любовниц и официальных фавориток, а также рождённых от него бастардов столь велик, что можно смело сказать, что Людовик ХV переплюнул своего августейшего прадеда, «Короля-Солнце» Людовика ХIV. Судите сами – любовницами Людовика ХV в разные промежутки времени были: официальная фаворитка Луиза-Юлия де Майи-Нель, графиня де Майи; Полина-Фелиция де Майи-Нель, графиня де Вентимиль; Диана-Аделаида де Майи-Нель, герцогиня де Лорагэ; официальная фаворитка Мария-Анна де Майи-Нель, маркиза де Ла Турнель, герцогиня де Шатору; официальная фаворитка Жанна-Антуанетта Пуассон, маркиза де Помпадур; Мария-Луиза О’Мерфи (прозванная красавица Морфиза); Франсуаза де Шалю, герцогиня де Нарбон-Лара; Маргарита-Катрин Эно, маркиза де Монмела; Люси-Мадлен д’Эстэн; Анна Куппье-де-Роман, баронесса де Мёйи-Кулонж; Луиза-Жанна Тьерселен де Ла Коллётри (прозванная Мадам де Бонваль); Ирэн дю Буисон де Лонпрэ; Катрин-Элеонор Бенар; Мари-Тереза-Франсуаза Буаселе; официальная фаворитка Мари-Жанна Бекю, графиня дю Барри.

Женщина, сложной судьбы... F0fc3698ee65
Мари-Анна, герцогиня де Шатору

Женщина, сложной судьбы... 9457b52cb166
Жанна-Антуанетта, маркиза де Помпадур

Женщина, сложной судьбы... D28a083e5c2d
Портрет Марии-Луизы О’Мэрфи

Женщина, сложной судьбы... 3124699f42ea
Мари-Жанна, графиня дю Барри

Кроме этих дам, своим вниманием король «одаривал» жительниц так называемого «Оленьего парка».
«Олений парк» – это особняк в окрестностях Версаля, предназначавшийся для встреч Людовик ХV с многочисленными и часто меняющимися любовницами. Инициатором создания «Оленьего парка» явилась официальная фаворитка короля маркиза де Помпадур. Причина такого поведения кроется в следующем: не желая потерять своё влияние на короля (а вместе с ним и власть над страной), фаворитка сама «выращивала» для него юных прелестниц, подбирая для Людовика безвольных и глупых любовниц. Таким образом, расчётливая женщина не допускала появления серьёзной соперницы, способной надолго занять место в сердце Людовика. Юные и красивые «глупышки» разделяли ложе с королём, удовлетворяли его тягу к «разнообразию» в постели, но не имели над ним той власти, которой обладала маркиза де Помпадур.
Король являлся к девушкам инкогнито или представлялся «польским дворянином» из свиты Станислава Лещинского. После того, как та или иная девушка переставала интересовать Людовика, её выдавали замуж. Причём король обеспечивал ей приличествующее приданное.
Самая известная из девушек, прошедших через «Олений парк» — ирландка Мария-Луиза О’Мэрфи, запечатлённая на ряде полотен Франсуа Буше.
В советских учебниках часто писалось, что Людовик XV занимался ни много, ни мало как «развращением малолетних». Однако, это совершенно не так. В «Оленьем парке» содержались девушки 15 – 17 лет, что, по меркам середины ХVІІІ века, вовсе не являлось «детским» возрастом. Достаточно вспомнить всё то, что писалось мною выше…

Женщина, сложной судьбы... Cb3007590816
Людовик ХV в 1760 г.

Простая логика говорит нам о том, что там, где есть многочисленные сексуальные связи с большим числом женщин, присутствует и рождение довольно значительного числа незаконных детей. И сластолюбивый король Людовик ХV «отличился» и на этом поприще, «переплюнув» даже самого «Короля-Солнце». Список его бастардов просто поражает воображение. Судите сами:
Антуан де Бурбон, граф д’Орне (1735 – 1765)
Эмилия-Аделаида Филе де Бурбон (умер в 1802)
Шарль-Людовик-Эмануэль де Бурбон, маркиз де Люк, граф де Лиль (Август 1741 – 1814) – от Полины-Фелиции де Майи-Нель, графини де Вентимиль.
Александрина-Жанна де Бурбон, д’Этиоль (1744 – 1754) – от Жанны-Антуанетты де Пуассон, маркизы де Помпадур.
Мария-Франсуаза-Филле де Бурбон, по мужу – маркиза де Вандьер (1751 – 1822) – от Ирэн дю Буисон де Лонпрэ.
Агата-Луиза де Бурбон, де Сен-Антуан (1754 – 1774) – от Марии-Луизы О’Мерфи.
Генерал Людовик де Бофранше(8) (родился между 1754 и 1756 гг.) – от Марии-Луизы О’Мерфи.
Луи де Бурбон, граф де Нарбонн-Лара (1755 – 1813) – от Франсуазы де Шалю, герцогини де Нарбон-Лара.
Анна-Луиза де Бурбон, графиня Монтрель, по мужу – графиня де Геслин (1760 – 1837) – от Маргариты Ганнегау.
Агнесса-Люси де Бурбон, графиня д’Огюст, по мужу – маркиза де Боссе, жена Шарля, маркиза де Боссе (1761 – 1822) – от Люси-Мадлен д’Эстэн.
Афродита-Люси де Бурбон, графиня д’Огюст, по мужу – графиня де Боссе, жена Жюля, графа де Боссе (1763 – 1819) – от Люси-Мадлен д’Эстэн.
Луи-Эйме де Бурбон (1762 – 1787) – от Анны Куппье-де-Роман, баронессы де Мёйи-Кулонж.
Бенуа-Луи де Бурбон, шевалье Ле Дюк (1764 – 1837) – от Луизы-Жанны Тьерселен де Ла Коллётри (прозванной Мадам де Бонваль).
Шарль-Луи де Бурбон, шевалье де Жассикур (1769 – 1821) – от Мари-Терезы-Франсуазы Буаселе.
Луиза-Франсуаза де Бурбон, мадам де Сен-Жермен, по мужу – графиня де Монталье (1769 – 1850) – от Катрин-Элеоноры Бенар.
И это только те бастарды, которые родились от связи Людовика ХV со знатными придворными дамами-аристократками. Девушки же из «Оленьего парка», забеременевшие от короля, тихонько выдавались замуж за подходящих мужчин, и далее растили своих детей в безвестности.

Женщина, сложной судьбы... Bf35f29f9c0e
Людовик ХV

Однако, как говорит народная мудрость, «сколько верёвочке ни виться, конец всё равно настанет». Так произошло и с любвеобильным монархом. В конце апреля 1774 г., после встречи с одной из обитательниц «Оленьего парка», он неожиданно заболел. Больную девушку немедленно отправили как можно дальше от Версаля, но было уже слишком поздно. Вскоре на теле короля показалась сыпь, и, через несколько дней, уже ни у кого не было сомнений в том, что это оспа.
В одиннадцать часов вечера 10 мая 1774 г. король Людовик ХV умер от оспы, заразившись ею от одной из девушек «Оленьего парка»…


ПРИМЕЧАНИЕ:

8. Во время казни Людовика ХVI, перед смертью он захотел обратиться к своему народу. Но барабанная дробь заглушила его голос. Человека, командовавшего солдатами и помешавшего королю, звали Луи де Бофроше. Он был незаконным сыном Людовика XV и мадемуазель О’Мерфи…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:08

* * *

Испокон веков, во время коронации французских королей, герольд традиционно произносил одну и ту же торжественную фразу: «Король умер! Но здравствует король!» («Le Roi est mort. Vive le Roi!») То есть, невзирая на то, что монарх ушёл, его всегда заменит новый король – его потомок(9) . Так кто же стал новым королём, кто заменил умершего Людовика ХV?
У короля Людовика ХV, как уже говорилось выше, в законном браке был всего один сын, достигший возраста взрослого мужчины – дофин Людовик-Фердинанд (4.09.1729 – 20.12.1765). Рождение у Людовика XV наследника престола широко праздновалось всеми жителями Франции, ибо появление дофина давало и укрепляло надежду на дальнейшую незыблемость династии.
В 1745 г. дофин женился на своей двоюродной тётке, дочери Филиппа V Испанского Мари-Терезии-Антуанетте-Рафаэлине Испанской. Однако после родов дочери Марии-Терезы в 1746 г. дофина умерла. Девочка не надолго пережила свою мать (19.07.1746 - 27.04.1748).
После смерти супруги, в 1747 г., дофин Людовик-Фердинанд женился вторично на Мари-Жозефе Саксонской, дочери Фридриха-Августа II, курфюрста Саксонии и короля Польши (как Август III). Этот брак подарил супругам 11 детей, однако бóльше половины из них умерло в детстве:
Мёртворождённый ребёнок (30.01.1748)
Мёртворождённый ребёнок (10.05.1749)
Зефирина Французская (26.08.1750 – 01.09.1756)
Людовик Французский, герцог Бургундский (13.09.1751 – 22.03.1761). Умер от костного туберкулёза и вызванного им заражения крови.
Мёртворождённая дочь (9.03.1752)
Ксавье Французский (8.09.1753 – 22.02.1754)
Людовик-Огюст, герцог Беррийский, впоследствии король Людовик ХVI (23.08.1754 – 23.01.1793)
Станислав-Ксавье-Людовик, граф Прованский, впоследствии король Людовик XVIII (17.11.1755 – 16.09.1824)
Карл-Филипп, граф д’Артуа, впоследствии король Карл Х (09.10.1757 – 6.11.1836)
Мари-Аделаида-Клотильда Французская (23.09.1759 - 7.03.1802), впоследствии жена Карла-Эммануила IV, королева Сардинского королевства
Елизавета Французская («Мадам Елизавета») (3.05.1764 – 10.05.1794).

Женщина, сложной судьбы... 88e782773496
Людовик-Огюст, герцог Беррийский (будущий король Людовик ХVI)

Женщина, сложной судьбы... 86551ba170b8
Станислав-Ксавье-Людовик, граф Прованский

Женщина, сложной судьбы... Fc52104d147b
Карл-Филипп, граф д’Артуа

Женщина, сложной судьбы... 2b52b87a176b
Елизавета Французская («Мадам Елизавета»)

Дофин Людовик был хорошо образован, любил музыку, предпочитал охоте и балам серьёзные разговоры. Был сторонником иезуитов, набожным и – в отличие от отца – безупречным в личной жизни. Вокруг него группировалась вся оппозиция королю. От дофина ожидали многого: все верили, что Людовик-Фердинанд возродит Францию, станет новым «Королём-Солнце». В этом отношении он напоминал своего деда, Людовика, герцога Бургундского, которому тоже не суждено было царствовать.
Скончался дофин Людовик-Фердинанд в 1765 г. в Фонтенбло от туберкулёза. Его пережили не только его родители, но и дед Станислав Лещинский. Вдова дофина, Мари-Жозефа Саксонская, умерла через два года, в 1767 г., от той же болезни.
Смерть дофина привела к тому, что наследником короля Людовика ХV стал его внук, первый из выживших сыновей дофина Людовика-Фердинанда – Людовик-Огюст, герцог Беррийский. И это стало трагедией французского престола.
То, каким будет характер человека, как правило, формируется во времена детства. Этот нехитрый постулат более чем правдив по отношению к герцогу Беррийскому. Одним из основополагающих событий, отразившемся на психике и всей дальнейшей жизни Людовика-Огюста, герцога Беррийского стала смерть его старшего брата – Людовика, герцога Бургундского.
Герцог Беррийский, будущий Людовик ХVIII, появился на свет спустя два года после рождения своего старшего брата, герцога Бургундского. «Бургундец» и «Берриец», как их называли в семье, росли вместе, но это ещё больше подчёркивало насколько они были различными, даже внешне. «Бургундец» был умным, красивым, изящным ребёнком – настоящим маленьким «ангелочком», как говорили придворные. «Берриец» же, в плане физического, умственного и светского развития оставался весьма заурядным ребёнком, разочаровывая как своих родителей, так и окружающих. Он был довольно некрасивым и до того рассеян, что иногда это выглядело как слабоумие. Людовик-Фердинанд честно пытался заниматься воспитанием и развитием сына, но мальчик его разочаровывал. Отец давал ему уроки хороших манер, но совершенно безуспешно: ребёнок оставался нескладным и неловким, продолжал ходить нелепой походкой. Печальнее всего было то, что даже его младшие братья – граф Прованский и граф д’Артуа – уже превосходили его в здоровье, сообразительности и активности.
Несчастье разразилось внезапно. Однажды герцог Бургундский упал со своей лошадки и сломал ногу. Перелом оказался открытым и даже по прошествии трёх месяцев после операции ребёнок всё ещё не мог ходить.
Вскоре у герцога Бургундского стал развиваться костный туберкулёз – болезнь приковавшая его к постели до конца его дней. Он потребовал, чтобы младший брат, с которым он привык проводить всё своё время, тоже всё время находился рядом с ним в комнате – в его присутствии он мог развлекаться и играть, что на некоторое время позволяло ребёнку забывать о боли. Встревоженным родителям и учителям «Бургундец» заявил, что он сам будет заниматься образованием младшего брата, но, к сожалению, всё «обучение» сводилось к тому, что он постоянно рассказывал насколько его младший брат ничтожный, неспособный и уродливый. Каждый урок математики становился поводом для того, чтобы издеваться над младшим наследником и бить его. Взрослые этому не препятствовали – они больше жалели того ребёнка, который был болен и страдал от постоянных приступов изнурительной боли.
Однако и младший брат не находил в подобном обращении ничего из ряда вон выходящего: он обожал, буквально боготворил, старшего брата. А тот этим пользовался, и вымещал на нём всю свою досаду, всю злость из-за того, что сам был вынужден всё время лежать в четырёх стенах, и заставлял его расплачиваться за все свои страдания.
Приступы лихорадки вызывали слабость и страх смерти. Ребёнок начинал рыдать и в полубреду требовать, чтобы младший брат умер вместо него. По воспоминаниям очевидцев, он обещал ему за это место в раю и много денег. Когда лихорадка спадала, и «Бургундец» понимал, что это невозможно, он стонал на руках отца и задавал один и тот же вопрос: «Ах что же это такое! Быть герцогом Бургундским – это значит умереть?», намекая на смерть вместе со своей семьёй внука короля Людовика ХIV, точно так же носившего этот титул…
Герцог Беррийский испытывал огромную жалость, видя, как состояние его старшего брата ухудшается день ото дня. Его рвало по три раза на день, его приходилось силой заставлять есть, у ребёнка начали выпадать зубы, а всё тело покрылось страшными нарывами. В периоды улучшения, становившиеся всё более короткими, «Бургундец» продолжал мучить младшего брата, который принимал все мучения охотно и даже с удовольствием – как заслуженное наказание. Придворные, прислуживавшие у постели больного ребёнка, разносили по двору все слова, сказанные двумя братьями друг другу.
С течением времени, в голове у «Беррийца» накрепко засела мысль, что если бы он мог спасти своего брата, умереть вместо него, избавить его от болезни – то это было бы просто замечательно. Но болезнь отказывалась «забирать» его: всё это время его здоровье было в превосходном состоянии.
В марте 1760 г. герцог Бургундский дошёл до полного истощения. По словам его личного слуги, тот «чувствовал, что смерть близка, последние силы его покинули, но рассудок всё ещё оставался ясным, и он подсчитал, что умрёт, скорее всего, на Пасху. Он хотел дотянуть до этого дня. Он садился в кровати и звал герцога Беррийского.
«Посмотри-ка на меня, Берриец! Может быть, я говорю с тобой в последний раз. Я словно агнец, которого скоро принесут в жертву Богу».
Берриец разражался рыданиями:
«О Боже, позволь мне умереть вместо него!»
Он оставался рядом с умирающим братом до самого конца, вдыхая мерзкое зловоние, исходящее от его тела, покрытого язвами и струпьями. Два дня он беспрерывно молился, стоя на коленях и задавался вопросом: не дьявол ли он, если столь успешно сопротивляется заражению».
На следующий день после смерти герцога Бургундского, герцог Беррийский слёг в глубочайшем нервном потрясении. Никто толком не мог сказать, что именно случилось с ребёнком, но заболевание его не сочли чем-то серьёзным, а потому им почти никто не занимался. Всё внимание воспитателей перешло на младших сыновей. Эти двое мальчиков, которым не пришлось страдать рядом с умирающим старшим братом, были избалованными, подвижными и задорными детьми, постоянно игравшими друг с другом. Придворные, глядя на них, не могли удержаться от мысли, что каждый из этих двух мальчиков был бы гораздо лучше на месте наследного принца, нежели их старший брат. Пожалуй, даже многие втайне надеялись на то, что герцог Беррийский тоже умрёт от болезни. Но Судьба решила иначе: мальчик стал поправляться. Пролежав в постели восемь дней, в течение которых он беспрерывно рыдал об умершем брате, герцог Беррийский выздоровел.
Но с этого момента его страдания только начинались. Везде и всюду он чувствовал себя чужим. Он не мог вынести чьего-либо общества дольше нескольких минут и даже лесть и почтительность других вызывали у него отвращение. «Берриец» предпочитал верховую езду. Верхом на лошади он казался себе более представительным. Лошади и были его единственными друзьями. Он мечтал поехать на охоту, но отец ему не разрешал. Приходилось довольствоваться упражнениями в стрельбе из лука и ружья и чтением книг об охоте.
Довольно скоро у мальчика начались новые испытания. Заразившись от сына, слёг его отец – дофин Людовик-Фердинанд. Он начал худеть и вскоре совсем высох. От прежнего дофина остался один призрак. Он почти не вставал с постели и не покидал своей спальни. Герцог Беррийский вновь оказался у изголовья умирающего и вновь задавался одним и тем же вопросом: почему же умирают его родные, а не умирает он сам, тот, кто не обладает никакими талантами и способностями и которого никто не любит?
Состояние дофина становилось всё более пугающим, и мальчик теперь плакал не переставая. Теперь уже отец обнимал его, утешая. Однажды он сказал: «Ну, же, Берриец, перестань, ты должен радоваться: когда я умру, уже никто не запретит тебе ездить на охоту».
Дофин умер вечером 20 декабря 1765 г. Таким образом, герцог Беррийский, в свои 11 лет, от статуса второго сына перешёл в статус дофина, наследника французского престола…
Король Людовик ХV никак не мог смириться с мыслью, что ему наследует дофин весьма незначительного ума. Короля чуть ли не тошнило каждый раз, когда он видел своего внука. Тем не менее, он начал встречаться с наследником, дабы подготовить его к жизни при дворе.
Кстати, именно от Людовика ХV дофин получил первое представление о том какова внутренняя суть каждой женщины. Король рассказывал внуку, что они слабые, болтливые, сентиментальные, руководствуются скорее инстинктами, нежели разумом, легко дают обещания, которые не выполняют, не умеют хранить тайну, не слишком умны, но если обладают умом, то становятся опасными интриганками. Мужчины, учил его Людовик ХV, по определению высшие существа. Но в то же самое время, наставляя таким образом своего наследника, король не спешил знакомить внука с женщинами.
Все эти дедовские постулаты юный дофин запомнил даже слишком хорошо. На протяжении всей его жизни – и до и после брака с Марией-Антуанеттой – у него не было ни одной любовницы, не говоря уже об официальной фаворитке.
В довершение этому ещё через год – 13 февраля 1767 г. – дофин потерял и свою мать, которая постепенно угасла, потеряв сына и мужа. Таким образом, в течение этих шести лет он похоронил и оплакивал старшего брата и своих родителей. И это ребёнок, которому ещё не исполнилось и 13-ти лет…
Смерть матери завершила духовное перерождение дофина: он погрузился в глубокую меланхолию и больше из этого состояния не выходил. Депрессия вызвала булимию и астению. Так как медикам того времени эти болезни были неизвестны, они убедили дофина в том, что его состояние – результат угрызений совести и чувства мины. И тот смирился с тем, что этот груз он будет нести до конца своих дней.
Дофин постоянно пребывал в оцепенении и избегал появляться на публике. У него не было друзей, не было того, кто мог бы утешить и обласкать, его все презирали. Днём он старался выглядеть спокойным и вежливым, но по ночам мучился бессонницей, много плакал и втайне лелеял мысли о смерти.
Кто знает, может быть вот эти вот мечты о смерти и привели впоследствии к тому, что король никогда не сопротивлялся восставшим санкюлотам. Так, он до последнего отказывал королеве в её настойчивых просьбах бежать из революционного Парижа, и даже, когда, наконец, согласился, то – вольно или невольно – сделал всё для того, чтобы этот побег оказался сорванным. Людовик ХVI не попытался силой пробиться на свободу, когда восставшие остановили его в Варенне, спокойно покорился и вернулся вновь в Париж. Невзирая на все последующие мольбы Марии-Антуанетты, король отверг все остальные попытки вторично бежать из охваченного восстанием города. Более того, именно его фатализм привёл его со всей семьёй с темницу Тампля, а затем и на эшафот…
Кроме этого, была ещё одна причина, приведшая впоследствии к трагедии.
Как я уже не раз говорила выше, уважение французской аристократии по отношению к королю или наследнику престола определялось его «подвигами» в постели. Чем больше у монарха было любовниц, тем бóльшим почтением и любовью он пользовался среди «обитателей» парижского двора. Поэтому Людовик XIV был «королём-Солнце», «Людовиком Великим», а Людовик XV был «Людовиком Возлюбленным». Сливки придворного общества могли простить своему королю многое, но только не половое бессилие. И именно этот «грех», вызывающий только презрение со стороны окружающих, «числился» за новым дофином, наследником французского престола.
Дофин Людовик-Огюст, герцог Беррийский болел довольно специфической болезнью, которая носит название фимоз(10) . Для того, чтобы вы лучше представляли себе что это такое, я позволила себе привести обширную цитату из энциклопедии, рассказывающую как про эту болезнь, так и про способы её лечения (смотрите в примечаниях).
Таким образом, прочитав вышеизложенное, каждый с лёгкостью поймёт, что проблема дофина хотя и была на то время серьёзной, но вполне решаемой. Достаточно было сделать определённую операцию, и Людовик-Огюст смог бы безболезненно «любить» придворных дам. Но всё дело заключалось в том, что новый дофин смертельно боялся отдать себя в руки врачей и ни в какую не соглашался на проведение этой самой операции. Результат этой «нерешительности» не заставил себя ждать.
Во второй половине ХVIII австрийские и французские дипломаты стремились к союзу двух династий: Бурбонов и Габсбургов. Залогом прочности этого союза должен был стать династический брак. Французская и австрийская стороны рассматривали разные варианты: предполагалось женить Людовика XV на принцессе дома Габсбургов, императора Иосифа II на одной из дочерей французского короля, но в конечном итоге остановились на браке дофина и Марии-Антуанетты.
В 1766 г. между двумя сторонами было достигнуто предварительное соглашение. Императрица Мария-Терезия настойчиво добивалась от французского короля официального предложения. Оно было получено в 1769 г.

Женщина, сложной судьбы... D4ee13859e9b
Мария-Терезия Австрийская (мать Марии-Антуанетты)

19 апреля 1770 г. состоялось бракосочетание по доверенности, где жениха представлял эрцгерцог Фердинанд, и 21 апреля юная дофина покинула Вену.

Женщина, сложной судьбы... 2b050a22265e
Мария-Антуанетта в отрочестве

В воспоминаниях современника барона Оберкирха, есть такие строки: «Это был незабываемый день для всех, кто его пережил. Празднества, радостные крики людей, опьянённых вином и красотой своей будущей повелительницы. …У неё было удлинённое лицо с правильными чертами, слегка вздёрнутый нос, высокий лоб, живые голубые глаза. Её рот, очень маленький, уже тогда казался слегка презрительным – из-за выпяченной нижней губы, фамильной черты императорского габсбургского дома, которая была у неё выражена даже сильнее, чем у других членов семьи. Никакие сравнения не могли передать прелестного цвета её лица, в котором смешались розы и лилии. Её белокуро-пепельные волосы были лишь слегка напудрены. Горделивая посадка головы, величественная осанка, элегантность и изящество всего её облика уже тогда были такими же, как и сейчас. Всё в ней свидетельствовало о породе, а также о мягкости и душевном благородстве. Она была создана для того, чтобы покорять сердца».
Королевская семья встретила Марию-Антуанетту в Компьенском лесу. 16 мая 1770 г. в Версале состоялось второе бракосочетание, и 15-летнего Людовика-Огюста, против его желания, женили на 14-летней Марии-Антуанетте-Антонии-Жозефине-Иоанне Австрийсой (или Марии-Антуанетте), дочери австрийского императора Франца I и Марии-Терезии.
До того дня дофин видел множество портретов своей будущей жены, но когда он увидел её саму, у него перехватило дыхание. Он был восхищён молодостью принцессы, белизной её кожи, её изящной гибкой шеей. Он говорил, что принцесса настолько красива, что заслуживает гораздо лучшей партии, нежели он сам – уродливый и толстый, и не осмеливался даже поднять глаза на Марию-Антуанетту, которая не могла понять причин такого поведения.

Женщина, сложной судьбы... 4564478956c9
Мария-Антуанетта в 1769 – 1770 гг.

Та, на которой женился дофин, была молода, разговорчива и очаровательна, а он же, стоял рядом, молчаливый и неловкий в изысканном парадном костюме, мечтая лишь о том, чтобы убежать. Все детские комплексы моментально вернулись.
Первая брачная ночь завершилась страшнейшим фиаско: дофин оказался неспособным осуществить половой акт. Юная дофина Мария-Антуанетта утром встала с супружеской постели точно такой же девственницей, какой в неё легла…
Следующая ночь стала точным повторением предыдущей. И следующая… И следующая…
И все последующие…
Дофин оказался сексуально несостоятельным…
Позорное пятно на генеалогическом древе монархов, прославивших свои имена своими сексуальными «подвигами». Как тут не вспомнить поведение предыдущих королей – короля Людовика ХIV с новоиспечённой королевой Марией-Терезией Испанской во время его первой брачной ночи, которая, согласно мемуарам современников, «…оказалась достаточно бурной и изрядно позабавила лакеев, горничных и фрейлин, которые подслушивали согласно обычаю у дверей спальни»…
Не менее «отличился» в брачную ночь, согласно письму, направленному на следующий день отцу королевы Станиславу Лещинскому первым министром герцогом Людовиком-Генрихом де Бурбон-Конде, и 15-летний король Людовик ХV: «Имею честь сообщить Вашему Величеству деликатные подробности, о которых следует хранить молчание. Они убедят Вас в том, что я осмелился в Вашем присутствии утверждать, - королева бесконечно мила королю; это не придворная лесть. Да позволено мне будет довести до сведения Вашего Величества, что король, приняв участие в развлечениях и фейерверке, отправился в спальню королевы. Ночью он семь раз доказал ей свою нежность. Как только король изволил встать, он послал доверенное лицо, и оно мне это и передало. Когда я вошел к королю, он сам повторил мне переданное, описывая удовольствие, доставленное ему королевой».
И вот у таких «достойных» королей на свет явилось ТАКОЕ потомство…
Часть этого «позора» пала и на молодую дофину, ибо при дворе стали шептаться об её женской непривлекательности и неспособности «вдохновить» дофина на «подвиги» в постели.
Неполноценность мужа, её ненормальный брак сделали Марию-Антуанетту одержимой повышенной активностью. Она допоздна проводила время на балах и маскарадах, которые любила, так как под маской её не узнавали или делали вид, что не узнавали, и спала по нескольку часов в сутки. Простая склонность к развлечениям превратилась в бесконечную погоню за удовольствиями, скандализировавшую весь двор. Образ жизни молодой неопытной дофины (а потом – королевы), часто нарушавшей церемониал версальского двора и с самого начала, в качестве «австриячки», имевшей против себя общественное мнение, давал повод к многократным клеветам: поведение Марии-Антуанетты породило слухи об её развращённости, распространившиеся по всей Франции. Но на самом деле, за легкомыслием Марии-Антуанетты скрывалась внутренняя разочарованность, осознание недостойного состояния, длящегося много лет.
Ситуация резко ухудшилась после того, как соответственно в 1771 г. и в 1773 г. на двух родных сёстрах, дочерях Виктора Амадея II Савойского женились второй и третий братья дофина: Станислав-Ксавье-Людовик, граф Прованский – на Луизе-Мари-Жозефине Савойской (2.09.1753 – 13.11.1810), и Карл-Филипп, граф д’Артуа – на Марии-Терезии Савойской (31.01.1756 – 2.06.1805). В первую же брачную ночь новоиспечённые графиня Прованская, а потом и графиня д’Артуа из девушек превратились в женщин.

Женщина, сложной судьбы... 92f3d19ebcd6
Графиня Прованская

Женщина, сложной судьбы... 6bd9ee794282
Графиня д’Артуа

После этого смешки и издевательства над «мужской несостоятельностью» дофина разнеслись по французскому двору с новой силой.
К слову, первые памфлеты, в которых высмеивался дофин и высказывались идеи о неверности ему со стороны Марии-Антуанетты, появились благодаря стараниям официальной фаворитки Людовика ХV графини дю Барри. И здесь нам стоит остановиться на этом факте более подробно.
Мари-Жанна Бекю была незаконной дочерью сборщика податей Гомара де Вобернье. Сначала она «работала» в самом крупном и знаменитом на весь Париж публичном доме госпожи Гурдан, а затем перешла «на содержание» графа Жака дю Барри. Причём особую пикантность их связи придавало то, что граф не стеснялся «расплачиваться» милостями Мари-Жанны со всеми своими кредиторами. В воспоминаниях полицейского Марэ есть такие строки: «…дю Барри пользуется этой девицей как золотой жилой, заставляет платить за неё первого встречного, не уступая, однако, ни йоты из своих прав – он ежедневно спит с ней. Днём он не претендует на её покой, но следит, чтобы она не выходила за рамки его советов. Сегодня, например, только на один день, он предложил прелести этой мадемуазель герцогу де Ришелье и маркизу де Вильруа».
Именно дю Барри познакомил свою любовницу с королём. Людовик XV, приблизив Жанну к себе, устроил её брак с братом графа дю Барри – Гийомом – и в 1769 году представил ко двору. Падение фаворитки произошло только после смерти влюблённого в неё монарха.
Персона новой пассии короля вызвала протест у бóльшей части двора – официальной фавориткой стала публичная девка, ничуть не скрывавшая этого факта своей «разгульной молодости». Связь монарха с девицей из заведения Гурдан шокировала Версаль. Причём настолько сильно, что некоторые придворные даже осмеливались говорить о своём недовольстве новой фавориткой прямо в лицо монарху. Так, например, однажды во время беседы короля с герцогом де Ноайем, Людовик ХV высказался, что никогда ранее он не испытывал того, что получил в объятиях графини дю Барри. На это герцог де Ноай со всей откровенностью ответил: «Сир, просто вы ранее никогда не были в борделе».
Придворные дамы притворялись, что не замечают графиню дю Барри. Между собой они называли фаворитку то Жанной Бекю, то мадемуазель Гурдан, а то и просто королевской шлюхой.
Партию противников дю Барри возглавляли три дочери короля – мадам Аделаида, мадам Виктория и мадам София. После приезда в Версаль Марии-Антуанетты, юная дофина, выросшая при добродетельном дворе и не привыкшая к разнузданным вольностям, которые позволяла себе фаворитка, примкнула к числу её ярых врагов. Уже через несколько дней после своего приезда Мария-Антуанетта написала матери: «Король бесконечно добр ко мне, и я нежно его люблю, но стоит только пожалеть его за слабость, которую он питает к мадам дю Барри, самому наглому и глупому существу, какое можно себе представить».
Вот что говорит о противостоянии официальной фаворитки и дофины мадам де Кампан: «…В знак полнейшего презрения она [Мария-Антуанетта] вовсе перестала её [графиню дю Барри] замечать – в гостиных, коридорах даже не смотрела в её сторону. Когда фаворитка пыталась привлечь её внимание остротами или раскатами смеха, она проходила мимо, поджав губы и глядя в потолок. Иногда она останавливалась с дофином в нескольких шагах от графини дю Барри, отворачивалась к окну и рассеянно, словно в пустой комнате, барабанила по стеклу, напевая какую-нибудь мелодию… Фаворитка в бешенстве удалялась в свои апартаменты».
Месть фаворитки была быстра и, как показали дальнейшие события, убийственна. Графиня дю Барри обвинила молодую дофину в скандальной любовной связи с братом короля графом д’Артуа. Людовик ХV, прекрасно знавший характер взаимоотношений дофины с графом д’Артуа, отказался этому поверить. Однако фаворитка, изо всех сил пытавшаяся очернить Марию-Антуанетту, распустила слухи, которые писатели и поэты с превеликой радостью разнесли по всему Парижу. Рассказывали, что граф д’Артуа и дофина тайно встречаются, а их отношения более чем дружеские.
Клевета возымела действие. Некоторые авторы памфлетов, подталкиваемые враждебно настроенной фавориткой, дошли до обвинения Марии-Антуанетты в желании отравить дофина, чтобы позволить графу д’Артуа после смерти Людовика XV взойти на трон. Это была совершенная чепуха, поскольку непосредственным преемником дофина Людовика был его младший брат – граф Прованский, но народ не задумывался о том, логичны ли факты, если ему рассказывали какую-нибудь занимательную историю про его правителей.
С позиции сегодняшнего дня, зная, как в дальнейшем развивались события, можно однозначно сказать, что графиня дю Барри нашла самый верный способ навсегда сделать Марию-Антуанетту непопулярной и недостойной когда-либо занять французский трон – она продолжала вдохновлять авторов песен, памфлетов и оскорбительных статеек, направленных по её адресу. Исследователь Ги Бретон очень метко заключает, что «…мадам дю Барри можно считать ответственной за ту ненависть, которая толкнула народ Франции на убийство своей королевы»…
Позже по этой же дорожке – обвинению в супружеской неверности – пойдут уже другие враги королевы Марии-Антуанетты.


ПРИМЕЧАНИЯ:

9.За все века существования французской монархии этот обычай нарушался всего один раз – когда в 1316 г. умер король Людовик Х Сварливый. В это время его жена Клеменция Венгерская была беременна, и никто не знал кто будет следующим королём. Если бы у королевы родилась дочь, то новым королём Франции стал бы младший брат умершего Людовика. Однако, 14 ноября 1316 г. у Клеменции Венгерской родился сын, вошедший в историю как король Жан (Иоанн) I Посмертный…
10. Фимоз – невозможность обнажения головки полового члена. Только у 4 % новорожденных мальчиков крайняя плоть настолько подвижна, чтобы полностью можно было открыть головку пениса. В возрасте 6 месяцев головка полового члена открывается у 20 % мальчиков, а в возрасте 3 лет крайняя плоть хорошо смещается и позволяет обнажить головку пениса у 90 % мальчиков. Поэтому детям до 3-х лет не рекомендуется выполнять обрезание в связи с невозможностью обнажения головки полового члена (фимозом). Исключение составляют случаи выраженного воспаления головки пениса (баланит), а также затруднённого мочеиспускания и возникающих в связи с этим осложнений, когда операция рекомендуется в любом возрасте.
Симптоматика
Основной симптом — невозможность выведения головки полового члена. Жалобы могут отсутствовать, однако при выраженном фимозе появляются жалобы на нарушение мочеиспускания. Во время мочеиспускания ребенок беспокоится, тужится. Моча, попадая в препуциальную полость, раздувает её и через суженное отверстие выходит тонкой струйкой или каплями.
В случаях присоединения воспалительного процесса типичными являются жалобы на боль в области головки полового члена и крайней плоти, гнойные выделения из отверстия крайней плоти, увеличение лимфоузлов, повышение температуры. При парафимозе возникает острая боль в ущемлённой головке, головка увеличивается в размерах, синеет. Это неотложная ситуация, которая требует экстренной помощи.
У взрослых пациентов встречаются жалобы на снижение потенции, как результат психологической реакции на болезненные ощущения во время полового акта.
Причины возникновения
Травма полового члена, в результате которой возможно формирование рубцовой ткани, приводящей к сужению крайней плоти (так называемый, рубцовый фимоз);
Воспаление крайней плоти полового члена (баланопостит), также приводящее к рубцовым изменениям и фимозу;
Генетическая предрасположенность к формированию фимоза в результате недостаточности соединительной ткани в организме, в частности её эластического компонента.
Классификация
Выделяют четыре степени фимоза:
Возможно открытие головки лишь в спокойном состоянии, при эрекции обнажение головки полового члена затруднено, иногда болезненно.
Выведения головки в спокойном состоянии затруднительно, при эрекции головка не открывается.
Головка полового члена или не открывается вообще, или открывается только в спокойном состоянии, не полностью.
Головка полового члена не обнажается, мочеиспускание становится крайне затруднительным — моча выделяется по каплям или тонкой струйкой
Кроме этого, выделяют относительный фимоз — сужение крайней плоти, которое становится значимым и заметным только при эрекции полового члена.
При фимозе 1-2 степени проявляются болевые ощущения, возникающие при эрекции, когда крайняя плоть начинает натягиваться на головке полового члена. При 3-4 степени фимоза боли во время эрекции, как правило, отсутствуют, что связано с малыми размерами препуциального кольца и невозможностью обнажения головки.
Осложнения
Ярко выраженный фимоз приводит к застою смегмы — жироподобного секрета желез крайней плоти, которая является хорошей питательной средой для разнообразных бактерий. Все это, в конечном счёте, может привести к развитию воспалительного процесса. Гигиенические проблемы со скапливанием смегмы под крайней плотью могут возникать и при невыраженном фимозе.
При фимозе 4 степени возникает максимальное сужение крайней плоти и формирование препятствия для оттока мочи. Раздувание крайней плоти в виде мешка и выделение мочи по каплям является лишь внешним проявлением сужения. На этой стадии фимоза возникают серьёзные нарушения в механизме оттока мочи из мочевого пузыря, что приводит к развитию инфекционных осложнений в уретре.
Парафимоз — это ущемление головки полового члена суженной крайней плотью. Как правило, парафимоз возникает при попытке обнажить головку, при половом акте или мастурбации. Ущемление приводит к отеку головки, что на определённом этапе делает её обратное вправление невозможным. Головка синеет и резко болезненна. Парафимоз является экстренным состоянием, требующим неотложного вмешательства. Иногда бывает достаточно простого ручного вправления головки. При выраженном отеке вправление в большинстве случаев невозможно и требуется операция по продольному рассечению крайней плоти или по иссечению её листков.
Воспалительные осложнения при фимозе развиваются вследствие травмирования крайней плоти и невозможности осуществления гигиенического ухода, что приводит к скоплению в препуциальном мешке смегмы, являющейся хорошей питательной средой для размножения бактерий. Чаще всего это приводит к развитию баланопостита (воспалению головки и крайней плоти полового члена). Появляется боль, покраснение, зуд в области головки полового члена. Диагноз ставится на основании жалоб и осмотра.
Приращение крайней плоти к головке полового члена чаще возникает при фимозе 3-4 ст., но также может встречаться при менее значительном сужении. Продолжительный тесный контакт головки и внутреннего листка крайней плоти приводит к эпителиальному склеиванию соприкасающихся поверхностей и образованию сращений (синехий). Чем дольше существуют такие сращения, тем шире становится участок сращения и прочнее оказывается связь между головкой и крайней плотью. Лечение синехий только хирургическое.
Лечение
Немедикаментозное
Основой немедикаментозной терапии является постепенное растяжение крайней плоти вручную. Данный способ лечения фимоза был предложен доктором Beaugé M, который заметил, что способы мастурбации (онанизма) у больных фимозом часто отличаются от способов тех, кто им не болен. Предложенный способ лечения: переход к онанизму с полным оттягиванием крайней плоти и обнажением головки. По наблюдением доктора, этот способ часто эффективен уже через 3 недели.
Постепенное растягивание крайней плоти с регулярным натяжнием её на головку полового члена (но не слишком активно!) до того момента, когда станет больно. Такую тренировку проводят ежедневно по 5 – 10 минут. По мере расширения отверстия перейти к ограниченной мастурбации.
Постепенное растягивание крайней плоти с помощью введения в препуциальный мешок двух пальцев и разведения их с каждым разом на большее расстояние. Эффективность методов растяжения – 75 %.
Также лечение фимоза возможно следующим образом: ежедневно, лучше при приёме ванны, когда кожа становится эластичнее, оттягивать крайнюю плоть насколько возможно, при этом не причиняя себе сильной боли, а также при любом мочеиспускании чистыми руками открывать головку очень слабо, не причиняя себе боли ни в коем случае. За 1,5 – 2 месяца даже после сильного фимоза возможно будет открыть головку.
Методика постепенного щадящего растяжения крайней плоти позволяет достигнуть открывания головки у детей с физиологическим фимозам в сроки 1 – 2 мес. У детей с гипертрофическим фимозом — в сроки 2 – 4 мес.
В случае если крайняя плоть не теряет своей эластичности и не поражается рубцовыми изменениями, может быть применено её растяжение. Это можно сделать под местной анестезией. Некоторые хирурги выполняют пластику крайней плоти с целью увеличения диаметра препуциального кольца без иссечения крайней плоти.
При фимозе 2 степени и выше ни в коем случае не следует пытаться резко обнажить головку.
Медикаментозное
Суть медикаментозной терапии заключается в регулярном и продолжительном использовании кортикостероидных мазей на головку полового члена и крайнюю плоть. Применение данных препаратов в некоторой степени увеличивают эластичность ткани крайней плоти, в результате чего она растягивается, что может способствовать излечению заболевания. Кроме того, использование глюкокортикоидов снижает отек и воспаление, ускоряет заживление микротрещин.
Так, в ходе клинического исследования, проводившегося с 1985 по 1990 год, была показана эффективность и безопасность использования клобетазола в форме 0,05 % крема для наружного применения. Препарат наносился на крайнюю плоть один раз в день на протяжении от 1 до 3 месяцев (среднее время лечения составило 49 дней), при этом пациентам давались рекомендации одновременно растягивать крайнюю плоть до появления болезненных ощущений. В 70 % случаев лечение дало положительный эффект (пациенты дополнительно наблюдались на предмет отсутствия рецидивов в последующие 4 года) и позволило избежать хирургического вмешательства. При этом отмечена хорошая переносимость данного лекарственного средства и отсутствие серьёзных побочных эффектов (препарат не оказывает характерного для кортикостероидов системного действия на гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему).
Похожие данные были получены по результатам клинического исследования в 2003 – 2005 году, в ходе которого оценивалась эффективность применения бетаметазона (0,05 % крем). Препарат применялся дважды в день с одновременным массажем крайней плоти на протяжении 2 месяцев, при этом в 85,9 % случаев терапия была успешной (в исследовании участвовали 92 пациента). Каких-либо системных или местных побочных эффектов отмечено не было.
Хирургическое
В настоящее время хирургические методы лечения фимоза применяются редко и только в тех случаях, когда эффект от других методов отсутствует.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:11

Продолжение примечания № 10:

Одобренное хирургическое лечение — три продольных разреза с поперечным сшиванием.
Хирургическое лечение фимоза у детей производится путём разъединения спаек препуциального мешка при помощи металлического зонда и марлевого тупфера.
При рубцовых изменениях крайней плоти производится её частичное (по границе фиброзных изменений) или (очень редко) полное круговое иссечение (Обрезание).
В ряде случаев вместо обрезания проводят операцию по Шлофферу. Под местным обезболиванием делают зигзагообразный разрез крайней плоти и вновь сшивают края в том месте, где «зиг» переходит в «заг». В результате крайняя плоть полностью сохраняется, но её отверстие расширяется.
Эффективность хирургического метода 99 – 100 %.
Обрезание при гипертрофическом фимозе опасно возникновением рецидива и скрытого полового члена. Рецидив фимоза чаще возникает при попытках сохранения крайней плоти (пластика — до 2,4 %)
Детям с рубцовым фимозом показано оперативное лечение, консервативные мероприятия не эффективны. Методом выбора считается обрезание крайней плоти с обязательным полным иссечением рубцовых тканей.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:15

* * *

10 мая 1774 г. от оспы умирает король Людовик ХV, и на престол всходит новый король – бывший дофин Людовик-Огюст, ставший королём Людовиком ХVI с молодой, легкомысленной королевой Марией-Антуанеттой. Ни новый король, ни королева не пользовались симпатиями и уважением придворных. И с каждым годом такое положение всё укреплялось и усиливалось.
Брачный союз графа Прованского не принёс «плодов», чего нельзя было сказать про союз герцога д’Артуа. 6 августа 1775 г. у герцога и герцогини д’Артуа родился сын Людовик-Антуан, герцог Ангулемский. 5 августа 1776 г.– дочь София, прожившая несколько дней (умерла 11 августа 1776 г.). 24 января 1778 г. – родился второй сын, Шарль-Фернан, герцог Беррийский. Затем в 1783 г. родилась дочь Мария-Тереза, умершая, однако, в том же году.

Женщина, сложной судьбы... A2a7201b50d8
Людовик-Антуан, герцог Ангулемский

Женщина, сложной судьбы... 5b1f61e4abb3
Шарль-Фернан, герцог Беррийский

И всё это при том, что несчастная королева Мария-Антуанетта всё ещё продолжала оставаться девственницей…
Заинтересованная императрица Мария-Тереза постоянно писала в Версаль письма, в которых задавался один и тот же вопрос: может ли её зять выполнять, наконец, свои супружеские обязанности и «свершилось ли это»? В 1775 г. Мария-Антуанетта ответила ей письмом, которое хорошо передает её душевное состояние: «Что касается того, что так интересует мою дорогую мамочку, - мне очень досадно: я не могу ей сообщить ничего нового. И это определённо не по моей вине».
В те тяжкие для Марии-Антуанетты дни только поддержка весьма немногочисленных друзей помогала ей справляться с ситуацией. Одной из таких подруг, которая пыталась подбодрить страдающую королеву, была управительница её дома Мария-Терезия-Луиза де Савуа-Кариньян, принцесса де Ламбаль (1749 – 1792), хранившая верность королеве в течение всей своей жизни, и заплатившая за эту преданность и неспособность предать страшную цену…

Женщина, сложной судьбы... E8dbfc547be2
Принцесса де Ламбаль в молодости

Ещё одной подругой королевы была графиня де Полиньяк, происходившая из обнищавшей аристократической семьи.
Те, кто хорошо знал королеву, в более поздние времена удивлялись, каких ничтожных людей она приближала к себе. За редкими исключениями это были интриганы, которые, пользуясь дружбой с королевой, получали выгодные должности, льготы и дорогие подарки для себя и своих родственников. Но всё объяснялось очень просто – Мария-Антуанетта, всю свою жизнь свято хранила верность тем своим немногочисленным подругам, которые были рядом с ней в те тяжкие времена, когда над её девственностью издевались все, кому не лень…

Женщина, сложной судьбы... 65e7f231e26f
Мария-Антуанетта (портрет Виже)

Думаю, нет нужды говорить о том, каким было положение королевской четы при французском дворе и отношение к ним со стороны как придворной аристократии, так и их ближайших родственников. Королевская семья неизбежно находилась в фокусе всеобщего внимания. Неспособность короля была прекрасно известна всему двору и служила темой памфлетов. Граф д’Артуа не стесняясь, во всеуслышание, в беседах с придворными издевался над «хилым оружием» короля, неспособным «пробить корочку пирога» своей супруги.
Графиня Прованская, «жалея» королеву, как-то раз заявила, что у той ситуации, которая сложилась, надо уговорить короля хотя бы на «маленькую операцию», ибо пока король не согласится на неё, королева не сможет взять себе любовника, обладающего, в отличие от её мужа, «верным и несгибаемым копьём» и осчастливить, наконец, страну «сыном Франции» – наследником престола.
Эта фраза вызвала резкую отповедь со стороны герцога д’Артуа, который заявил, что графине Прованской нужно заниматься своими делами и у неё нет оснований так «расстраиваться», ибо чем дольше король тянет с «операцией», тем больше шансов на то, что его брат, граф Прованский станет следующим королём Франции, она – королевой Франции, а он, граф д’Артуа, в свою очередь, станет дофином Франции. А, учитывая то, что у него уже есть два крепких и здоровых сына, положение династии «твердо и незыблемо», и ей не страшно «бессилие» короля.
Стоит сказать, что императрица Мария-Терезия понимала, что её дочь слишком молода и нуждается в руководстве. Поэтому она направила во Францию своего посланника Мерси д’Аржанто, который следил за каждым шагом Марии-Антуанетты, и подробнейшим образом обо всём информировал императрицу.
Поэтому информация о бедственном положении августейшей четы постоянно доходила до ведома Марии-Терезии. На протяжении всех лет, что длился брак её дочери с дофином, а потом и королём Людовиком ХVI, она не оставляла попыток повлиять на своего зятя. Но все её советы, уговоры и приказы не привели ни к какому результату. Наконец, терпение императрицы кончилось, и она послала во Францию своего сына, императора Иосифа II с тем, чтобы тот каким угодно способом заставил короля Людовика ХVI сделать эту злосчастную операцию…

Женщина, сложной судьбы... 77e9f9b761d9
Император Иосиф II (брат Марии-Антуанетты)

Иосиф II прибыл в Версаль и после всех обязательных церемоний, попросил личной, тайной аудиенции у короля. Нам не ведомо, что за слова нашёл император и как он заставил нерешительного Людовика ХVI сделать то, чего не могли добиться от него десятки придворных советников и аристократов. Но факт остаётся фактом: после разговора с императором Иосифом II французский король, спустя более семи лет после свадьбы, соглашается, наконец, на операцию.

Женщина, сложной судьбы... D0870a847aae
Король Людовик ХVI

После того, как король был прооперирован, и вышло установленное врачами время на «заживление», весь двор, затаив дыхание, стал ждать её результатов. Придворные, близкие к кругу короля и королевы надеялись на рождение, наконец, у королевы наследника престола. В кругах, близких к семействам графа Прованского и, особенно, графа д’Артуа, ожидали результатов с неудовольствием и злобой – ведь теперь братья короля не могли надеяться на унаследование ими французского престола. И в этом крылась ещё одна причина неприязни к королеве со стороны придворного дворянства…
Результаты операции превзошли все ожидания – отныне король смог исполнять свои супружеские обязанности, и разделил, наконец, со своей женой брачное ложе. Утром простыня со следами девственной крови королевы была выставлена на обозрение всего дворца. По словам придворной дамы (чтицы Марии-Антуанетты) мадам де Кампан, оставившей обширные мемуары, утром «…королева вышла из спальни со счастливым и смиренным видом, что ей совсем не было свойственно. Она направилась к мадам Кампан и мягко, но с большой гордостью заявила:
- Я — королева Франции!»

Женщина, сложной судьбы... 35f44daa5d12
Королева Мария-Антуанетта (парадный костюм)

И «последствия» не заставили себя долго ждать. Весной 1778 г королева со слезами радости сообщила о том, что она ждёт ребёнка.
19 декабря 1778 г. королева Мария-Антуанетта родила долгожданного ребёнка – «дочь Франции» Марию-Терезу-Шарлотту(11) .
В мемуарах участницы тех событий, мадам де Кампан, сохранилось описание того, как проходили роды королевы: «При родах 1778 г. этикет [допускавший во время родов королевы всем придворным без исключения совершенно свободный доступ в комнату, где происходили роды. – Авт.] соблюдён был в таких размерах, что когда было возглашено: «Королева разрешается от бремени», толпы любопытных бросились в комнату с таким азартом, что можно было опасаться за безопасность королевы. Король ночью имел осторожность верёвками привязать огромные ширмы из ковров, окружавшие ложе Её Величества. Без этой предосторожности их непременно повалили бы на неё. В комнате нельзя было двигаться. Среди смешанной толпы можно было подумать, что находишься на базарной площади. Два савойяра взгромоздились на мебель, чтобы лучше видеть королеву, лежавшую на постели, воздвигнутой для родов, против камина. Этот шум, пол ребёнка, о котором королева заключила по знаку условленному ею с княгиней де Ламбаль, может быть и какая-нибудь ошибка акушера остановили на минуту естественные последствия родов. Кровь бросилась в голову, рот перекривился. «Воздуху, тёплой воды!» - воскликнул акушер, - «Надо сделать кровопускание из ноги». Окна были законопачены; король открыл их с силой, какую могла придать ему лишь нежность к королеве, ибо высокие рамы были на всём протяжении заклеены полосами бумаги. Сосуд с водой принесли не довольно скоро и акушер сказал первому хирургу королевы, чтобы сделал кровопускание без погружения. Слуги и пристава выталкивали любопытных медливших очистить комнату. Этот безжалостный этикет был навсегда отменён».
Принцесса была названа в честь её бабушки по материнской линии – императрицы Марии-Терезии. Полное имя использовалось в качестве подписи, а обиходным стало Шарлотта или «мадам Руаяль».
К слову сказать, рождение девочки, согласно принятому во Франции салическому закону(12) не имеющей права наследовать королевский трон, было воспринято разными партиями при дворе совершенно по-разному. У про-королевской партии это событие не вызвало слишком большой радости. Чего нельзя было сказать про тех, кто составлял партию, поддерживающую интересы графа Прованского и партию сторонников графа д’Артуа. И если граф Прованский отнёсся к новости сдержанно, то третий брат короля откровенно радовался рождению именно девочки, и даже не считал нужным скрывать эту свою радость от новоиспечённых родителей. В мемуарах современников сохранилось описание того, что граф д’Артуа, поцеловав новорожденную, сказал буквально следующее: «Ты – девочка, а потому я буду тебя любить»…
К слову, действительно, граф д’Артуа на протяжении всей жизни относился к дочери Людовика ХVI и Марии-Антуанетты с нежностью…
В нашем повествовании то и дело будет всплывать мрачная фигура графа д’Артуа, ставшего, с определённой точки зрения, злым гением как Марии-Антуанетты, так и всей королевской семьи. Именно с его «лёгкой руки» среди придворных и народа распространялись лживые измышления по адресу «австриячки», именно он стоял за спиной тех, кто устраивал всевозможные интриги против королевы, поощрял авторов многочисленных памфлетов, обливавших грязью и враньём королевскую семью.
Но не будем чересчур суровы к этому человеку. Будучи третьим сыном дофина, он, тем не менее, как и многие другие до него, ревностно хотел стать королём Франции. И то, что происходило в семье Людовика ХVI и Марии-Антуанетты на протяжении всех 70-х годов ХVIII столетия давало ему надежду на то, что его мечта рано или поздно осуществится и он унаследует французский престол. Именно потому он как мог, губил репутацию королевы, приписывал ей легкомыслие и неразборчивость в знакомствах. После операции короля, когда королева начала рожать детей, именно со двора графа д’Артуа понеслись сплетни и открытые обвинения королевы в том, что она рожает своих детей от любовников. Ненависть народа к Марии-Антуанетте искусственно подогревалась опытными эмиссарами графа д’Артуа. И несчастной королеве оставалось лишь в недоумении спрашивать у своих придворных дам: «Почему они меня не любят?»

Женщина, сложной судьбы... 4c2ddbc838d0
Королева Мария-Антуанетта

Мария-Антуанетта не была такой, какой мы, благодаря лживым измышлениям современников и успехам пропаганды, привыкли её видеть. Да, она была дочерью своего времени и своего сословия. Она была легкомысленной, обожала танцы и праздники, тратила большие деньги на игру в карты и строительство своего дворца в Трианоне, который она сделала своей резиденцией, куда сбегала от стесняющего её версальского этикета, от травли придворных и где могла побыть в окружении тех немногих, кто её любил, вызывая тем самым новые приступы ненависти со стороны тех, кто не был допущен в её общество. Но можно ли осуждать женщину за то, что она хотела обрести немного покоя, спрятавшись от гнёта сплетен и ненависти, которые окружали её при дворе практически со всех сторон?
Я не хочу сказать, что действия графа Прованского всегда были благородными и выдержанными. Нет, и он тоже высказывал в адрес Марии-Антуанетты весьма нелесные слова. По слухам, именно друзья графа Прованского и памфлетисты, приверженцы антиавстрийской партии, безо всякого стеснения разнесли новую клевету – при дворе распространились слухи о лесбийской любви Марии-Антуанетты с её подругами принцессой де Ламбаль и мадам де Полиньяк.
Мария-Антуанетта совершала с подругами ночные прогулки под деревьями парка, обнимала их, резвилась, отбрасывая всякий этикет, говорила с ними часы напролёт. Люди стали злословить по поводу такой близости и обвиняли королеву в довольно странных пристрастиях. Вскоре в народе появились скабрёзные памфлеты, которые так подробно описывали близость двух женщин, что ещё сегодня перед историками встаёт вопрос – была ли Мария-Антуанетта лесбиянкой? Разумеется, очень сложно ответить категорически. Но необходимо отметить, что не существует ни одного реального свидетельства подобной сцены, если не считать разнузданных памфлетов, направленных против «проклятой австриячки».
Доказывая обратное, я думаю, что королеву с её подругами связывала чистая дружба. И эту точку зрения очень хорошо отражают слова Генриха д’Альмера: «Бедная королева, уставшая от своего величия и желая быть лишь любимой, любящей женщиной, предавалась радостям взаимных встреч, уединения посреди враждебного и безразличного двора, маленьких, незначительных секретов, которым придавали столько значения. Ей это было бесконечно дорого, и она не замечала подстерегающих её повсюду клеветников».
Таким образом, граф Прованский сам был далеко не ангелом. Однако, он никогда не забывал того факта, что являлся лишь младшим братом короля. Его поведение в той ситуации, которая складывалась при дворе, была более сдержанной и достойной, нежели у его младшего брата. Идея получения французского трона для себя, любимого, не была для него идеей-фикс. Возможно, эта его сдержанность берёт своё начало в том обстоятельстве, что у графа Прованского и его жены не было детей. Сейчас мы уже не сможем найти ответа на вопрос кто из супругов был виноват в бесплодии брака, но факт остаётся фактом: граф Прованский не считал для себя возможным бороться с королевой теми методами, какие использовал в своём «сражении за престол» третий внук короля Людовика ХV.
Однако графу д’Артуа было очень далеко до такого рыцарского поведения графа Прованского. И можно смело утверждать, что именно интриги графа д’Артуа во многом ускорили падение монархии и предопределили страшный конец королевской четы.
Но вернёмся к нашему повествованию. Избавленный от «интимной проблемы» король смог, наконец, оказывать «знаки внимания» своей супруге. За первой беременностью и родами королевы последовали новые. И весь двор с неослабевающим вниманием следил за этими судьбоносными для любой династии событиями.
В 1780 г. у королевы родился мёртвый ребёнок. Этот факт не мог не вызвать нового витка злобных сплетен по адресу «бракованной» королевы-австриячки. Эти разговоры опять вспыхнули пышным цветом, когда уже позже, 7 ноября 1783 г., королева вновь родила мёртвого ребёнка.
Однако ещё до этого произошло событие, столь долго ожидаемое всеми окружающими: королева Мария-Антуанетта родила, наконец, наследника французского престола. Дофин Луи-Жозеф-Ксавье-Франсуа родился 22 октября 1781 г.
Во «Французской газете», во вторник 23 октября в сообщении о рождении дофина писалось: «Королева, почувствовав первые боли утром около 9 часов, 22 октября, в тот же день, в 1 час 23 минуты по полудни благополучно разрешилась от бремени принцем, находящимся в вожделенном здравии. Монсеньёр дофин крещён в тот же день в три часа. Здоровье Её Величества в благополучном, сообразно обстоятельствам, состоянии».
Через три дня, в номере этой же газеты от 26 октября, сообщалось несколько новых подробностей о столь радостном событии. «Как только обнаружились страдания, гофмейстерина королевы («surintendante de la maison»), княгиня де Ламбаль, немедленно распорядилась известить членов королевской фамилии. Немедленно прибыли Monsieur, Madame (старший брат короля и его жена – граф и графиня Прованские), граф д’Артуа (второй брат короля), принцессы-сёстры [дочери короля Людовика ХV]: Аделаида, Виктория и София, и другие принцы. Графиня д’Артуа, супруга второго брата короля, отсутствовала по болезни. Хранитель печатей(13) («garde des sceaux»), министры, статс-секретари собрались в большом кабинете короля. Придворные кавалеры и дамы наполнили залы. Король не оставлял королеву ни на минуту. Новорожденный был торжественно перенесён в его апартаменты. При крещении он получил имена Людовик-Жозеф-Ксавье-Франсуа. Крестил кардинал де Роган, главный капеллан. Министр иностранных дел, де Вержен, отправил немедленно курьеров с извещением о событии к французским послам и посланникам при иностранных дворах. В четыре с половиной часа курьеры уже выехали из Версаля. Народная радость шумно сказалась при торжественном приезде короля 26 октября из Версаля в Париж. В парадной карете король медленно шествовал в собор Парижской Богоматери. После благодарственного молебствия, в присутствии высших государственных чинов, членов парламента, палат, королевский поезд двинулся в обратный путь».

Женщина, сложной судьбы... Dd3578e40f8b
Дофин Людовик-Жозеф-Ксавье

Радость от рождения дофина была искренней и всеобщей. Вновь обратимся к мемуарам мадам де Кампан: «Народ и знать – всё слилось, казалось, в одну семью. Останавливались на улицах, говорили с незнакомыми, обнимали каждого, кого сколько-нибудь знали. …Король, держа на руках залог своего счастья и счастья своих народов, стремится к постели своей августейшей супруги, застаёт её в слезах радости и беспокойства, между страхом и надеждой. Он не может больше удержаться. «Дофин!», восклицает он, и не может более произнести ни слова. Весть распространяется от дворца в Версаль, из Версаля в столицу, с быстротой молнии разносится по провинциям, вызывая всеобщую радость. Общее опьянение восторга, как будто каждый получил весть счастья, лично его касающегося. Города, бурги, сёла, монастыри, все военные, гражданские, муниципальные корпорации празднуют свою радость».
Очень любопытный эпизод есть в воспоминаниях ещё одного очевидца событий, шведского графа Курта Стединга. Он описывает «незабываемую картину» его встречи с графиней Прованской, которая «…неслась к покоям свояченицы настоящим галопом. Из-за возбуждения забыв, что обращаюсь к женщине, муж которой только что лишился положения предполагаемого наследника, я закричал: «Мадам, дофин! Какая радость!». Маркиз де Бомбель бегал по собственному дому, как сумасшедший, и кричал жене: «Дофин? Дофин! Это возможно? Да, это на самом деле так! Что говорят, что делают в Версале?!». Придворные просто сошли с ума и обожали маленького дофина».
Желанный мальчик, родившийся после 11 лет брака, вызвал неслыханную радость и ажиотаж во всех слоях общества. Но, к сожалению, дофин Людовик-Жозеф оказался болезненным и слабым ребёнком, что было поводом для постоянного беспокойства короля и королевы.
27 марта 1785 г. у Марии-Антуанетты родился второй сын. Мальчик получил имя Шарль-Луи, герцог Нормандский.

Женщина, сложной судьбы... E35675aca715
Людовик-Шарль, герцог Нормандский

В отличие от своего болезненного брата, герцог Нормандский был здоровым и крепким ребёнком. Так, уже 1787 г. Мария-Антуанетта в письме своему брату, императору Иосифу II, писала: «Мой старший сын меня сильно беспокоит. Хотя он всегда был хрупким и слабым, я всё же не ожидала такого серьёзного приступа болезни, который он испытывает сейчас. …С некоторых пор он лежит в лихорадке, сильно похудел и ослаб. …Король тоже был в детстве болезненным ребёнком, но воздух Медона подействовал на него благотворно. Мы собираемся отправить туда и моего сына. Что касается младшего, он, напротив, отличается силой и здоровьем, чего так не хватает его брату».
Последним радостным событием в жизни королевской четы было рождение 9 июля 1786 г. дочери Софии-Елены, но девочка умерла, не прожив и года, 16 июня 1787 г.
После этого на семейство короля и королевы обрушивались только беды, скандалы и трагедии.
Страшным ударом, окончательно погубившим репутацию королевы в глазах всего населения страны, стало знаменитое дело с ожерельем, вызвавшее в 1785 – 1786 гг. памятный уголовный процесс.
Сущность этого дела сводится к следующему. У французских ювелиров Бемера и Бассанжа после смерти короля Людовика ХV осталось на руках великолепное бриллиантовое ожерелье громадной стоимости, изготовленное для фаворитки короля, графини Дюбарри. После смерти короля фаворитка лишилась своих богатств, а нового потенциального покупателя для такой дорогой вещи найти было нелегко. Ювелиры пытались было склонить Марию-Антуанетту к приобретению ожерелья в 1781 г., но, ввиду расстройства финансов, королева не решалась обратиться к королю с просьбой дать ей столь крупную сумму. Некоторое время спустя, придворная дама, мошенница и авантюристка Жанна де Валуа, графиня де Ла Мотт, обратилась к ювелирам и, заверив их в том, что она очень близка и дружна с королевой (хотя это была совершеннейшая ложь: впоследствии Мария-Антуанетта во время суда заявила, что никогда в жизни не была с ней знакома), предложила им свою помощь в дальнейших переговорах с Марией-Антуанеттой.

Женщина, сложной судьбы... 421c411e62ea
Портрет графини де Ла Мотт

Через несколько дней графиня де Ла Мотт заявила, что королева покупает ожерелье, а проведение переговоров по этой сделке поручено одному знатному лицу. К ювелирам явился кардинал Луи де Роган и от имени королевы купил ожерелье за 1 млн. 600 тыс. ливров. Часть денег он заплатил наличными, а на остальную сумму выдал на различные сроки заёмные письма.
Когда наступил первый срок платежа, деньги уплачены не были. Кроме того, выяснилось, что подпись королевы на условиях покупки ожерелья похожа на поддельную. Ювелиры встревожились, довели дело до Людовика XVI, и вскоре, 15 августа 1785 г., кардинал де Роган, а через несколько дней графиня де Ла Мотт и несколько других лиц (в том числе известный авантюрист Калиостро) были арестованы по обвинению в мошенничестве и присвоении себе ожерелья, под видом мнимой покупки его для королевы.
Поскольку дело затронуло честь его жены, король приказал как следует во всём разобраться, ничего не замалчивая, не взирая на личности и знатность виновных. На суде оказалось, что де Роган совершенно искренне считал себя поверенным королевы и явился жертвой обмана своей любовницы, графини де Ла Мотт. Последней было известно страстное желание кардинала видеть Марию-Антуанетту, приобрести её расположение и тем самым поправить свою пошатнувшуюся политическую карьеру. Пользуясь доверчивостью де Рогана, графиня де Ла Мотт устраивала ему в версальском парке мнимые свидания с королевой, которую изображало другое лицо (суд выяснил, что это была модистка Леге, жившая под фамилией Олива).
Дело об ожерелье было разобрано парижским парламентом, вынесшим приговор 31 мая 1786 г. Кардинал де Роган и Калиостро были оправданы, графиня де Ла Мотт была приговорена к телесному наказанию, клеймению на обоих плечах, и заключению в тюрьме для проституток Сальпетриер. К телесному наказанию и клеймению был заочно приговорён также и её муж, успевший сбыть часть камней из ожерелья и скрыться в Лондоне.
Вскоре Жанне де Валуа, графине де Ла Мотт удалось бежать из тюрьмы и отправиться вслед за мужем в Лондон. Там она опубликовала скандальные и разоблачительные мемуары о королеве, в которых преобладали факты из вторых рук и откровенные выдумки, а то и намеренная ложь. Тем не менее, бóльшее число жителей Франции отнеслось ко всем нелепицам, содержащимся в этих мемуарах, с абсолютным доверием.
Дело об ожерелье приобрело громкую и скандальную известность и способствовало развитию неудовольствия по всей стране. Оппозиция восприняла оправдание де Рогана, имевшего ореол «жертвы» королевских козней, резко положительно. Как всегда, особая шумиха раздавалась со стороны двора графа д’Артуа. Очень многие придворные шептались, что, наверняка, де Роган не просто так счёл королеву способной покупать, без ведома короля, в кредит, драгоценности и назначать ему тайные свидания. Значит, он что-то знал про Марию-Антуанетту, знал что-то такое, что могло позволить ему поступать так необдуманно…
Рождение королевой второго сына, здорового и крепкого ребёнка, отодвинуло ещё на одну ступеньку вниз графа д’Артуа от французского престола. И, тем самым, ещё больше накалило ситуацию при дворе. Теперь уже чуть ли не в открытую сторонники графа д’Артуа обвиняли королеву в том, что герцог Нормандский был рождён ею не от короля, а от любовника. Более того, граф д’Артуа при каждом удобном и не удобном случае пытался как «открыть глаза» королю на «неверность» его жены, так и привлечь на свою сторону другого брата – герцога Прованского, окончательно потерявшего теперь надежду когда-нибудь стать следующим королём Франции. В мемуарах современников сохранились записи, в которых описываются эти «беседы» между братьями. Вскоре, до того более-менее сдержанный, герцог Прованский тоже стал высказывать свои сомнения в законности рождения детей королевы. Это очень хорошо проявилось во время обряда крещения новорожденного.
Крёстным отцом был выбран король Испании, который избрал своим представителем графа Прованского. По существующему обычаю главным духовным лицом Франции именно брату короля и был задан во время церемонии вопрос об имени ребёнка. На это граф Прованский ответил, что ритуал предписывает вначале узнать имена и заслуги отца и матери ребёнка. Духовник не смог скрыть своего замешательства и сказал, что такой вопрос ни к чему, ибо все знают что этот ребёнок — сын короля и королевы Франции. Тогда граф Прованский повернулся к членам семьи, высшим чиновникам и, подмигнув, понимающе усмехнулся. По словам мадам де Кампан «…некоторые присутствующие не потрудились даже утаить свою радость, и церемония была омрачена».
Особо недоброжелателями отмечался тот факт, что герцог Нормандский был здоровым ребёнком, в отличие от его старшего, весьма болезненного, брата. Это давало «основания» говорить о том, что подобный ребёнок не мог родиться от меланхоличного и склонного к затяжным депрессиям короля.

Женщина, сложной судьбы... Fe872cc2dc62
Людовик-Шарль, герцог Нормандский (портрет в зелёном костюме)

Кандидатура «отца» герцога Нормандского была найдена двором практически мгновенно. В любовники Марии-Антуанетты записали шведского дипломата и военачальника Жана-Акселя фон Ферзена (4.09.1755 – 20.06.1810).
Остановимся на этой персоне чуть более подробно.

Женщина, сложной судьбы... 4100b504cd2a
Граф Ферзен

Граф Ферзен родился в Стокгольме, и был старшим сыном графа Фредерика-Акселя фон Ферзена (1719 – 1794) и Хедвиги-Катарины Делагарди (1732 – 1800). В возрасте 15 лет он был послан на учёбу в военную школу в Брауншвейге, затем, совершив поездку по нескольким странам Европы, в 1775 г. вернулся обратно в Швецию, где был произведён в капитаны Лейб-драгунского полка. В 1778 г. он отправился во Францию, где ещё в 1770 г. поступил лейтенантом на службу в полк Руайаль-Бавьер, и был произведён в полковники.
Ферзен был тепло принят в высшем свете Парижа и сделался вхожим к королеве Марии-Антуанетте. Последнее обстоятельство и породило слухи о том, что шведский граф был любовником королевы. Шведский посол во Франции граф Г.Ф.Крёйц в письме к королю Густаву III даже предполагал, что царственная особа была влюблена в Ферзена: «Должен сообщить Вашему Величеству следующее: королева своим участливым отношением к молодому графу де Ферзену вызвала всевозможные кривотолки. Должен признаться, я и сам не могу удержаться от мысли, что она имела к нему склонность, ибо видел тому достаточно подтверждений. Молодой граф де Ферзен в подобной ситуации проявил исключительную скромность и сдержанность. Особенно восхитило меня его решение об отъезде в Америку. С его отъездом перестала существовать какая бы то ни было почва для пересудов. Он проявил не свойственную его возрасту твердость, чтобы избежать соблазна».
В 1780 г. Ферзен уезжает из Франции, чтобы в качестве адъютанта графа Рошамбо участвовать в войне американских штатов за независимость. В 1783 г. он возвращается в Швецию, откуда в конце 1787 г. вновь направляется во Францию.
С 1788 по 1791 гг. Ферзен практически непрерывно находился во Франции. Пользуясь расположением королевской семьи к Ферзену, король Густав III Шведский часто прибегал к его посредничеству в переговорах в обход официального шведского представителя.
Таким образом, предположения о том, что Ферзен был отцом герцога Нормандского, легко опровергаются соображениями простой хронологии.
К тому же если внимательно посмотреть и сравнить портрет герцога Нормандского с портретом графа д’Артуа в молодости, то можно с уверенностью говорить о несомненном отцовстве короля, а не какого-то призрачного любовника Марии-Антуанетты. Гены рода Бурбонов чётко прослеживаются у них обоих.

Женщина, сложной судьбы... 4c9c3b6317f9
Дофин Людовик-Шарль (портрет в синем костюме)

Можно смело говорить о том, что Ферзен любил Марию-Антуанетту. Королева тоже выделяла его из числа придворных. Но вот была ли в принципе сексуальная связь между королевой и графом Ферзеном, о чём кричалось во всех «разоблачающих» королеву памфлетах, или же её не было вовсе – нам уже этого никогда не узнать. Однако, бóльшая часть свидетелей тех событий безапелляционно утверждает, что любовь графа Ферзена и Марии-Антуанетты носила чисто платонический характер – событие, совершенно не укладывающееся в головах версальских придворных…
Но одно можно сказать без всяких колебаний: граф Ферзон оказался одним из очень немногих, кто сохранил верность дружбе с королевой до конца её дней, пытался всеми силами спасти жизнь как ей, так и её детям…
Новая трагедия не заставила себя ждать. 4 июня 1789 г., в возрасте семи с половиной лет, от туберкулёза умирает дофин Людовик-Жозеф. Смерть старшего сына стала огромным ударом для короля и королевы. В книге Ипполита Тэна «Старый порядок» это событие описывается так: «…При смерти первого дофина, в то время как слуги бросаются навстречу королю, чтобы помешать ему войти, а королева на коленях кидается к его ногам, он плача восклицает: «О жена, наш дорогой ребёнок умер, так как меня не пускают взглянуть на него».
Но и это ещё было не всё. Король отказался принимать делегацию от Генеральных Штатов в день смерти своего сына, сказав, что «это невозможно в моём нынешнем состоянии». То же самое последовало и в течение последующих двух дней. Когда же они настояли на том, чтобы прибыть к нему 7 июня, Людовик ХVI, с горечью, отметил: «Значит, в третьем сословии нет отцов?».

Женщина, сложной судьбы... 5fa168811b13
Людовик ХVII после смерти дофина

Принц был похоронен в аббатстве Сен-Дени, где его могила была осквернена и разрушена в годы революции.
После смерти дофина его титул перешёл к его младшему брату Людовику-Шарлю, герцогу Нормандскому.

Женщина, сложной судьбы... 3dec26573e42
Дофин Людовик-Шарль

Сразу же после смерти старшего сына, королева Мария-Антуанетта, в письме, адресованном гувернантке нового дофина герцогине де Турзель, писала: «Моему сыну четыре года и четыре месяца без двух дней. Он такой же, как все крепкие и здоровые дети: непоседливый, взбалмошный, вспыльчивый; но вместе с тем он добрый ребёнок, нежный и даже ласковый, если не позволять, чтобы гнев завладевал им. Он обладает чрезмерным самолюбием, но, если направить это свойство в правильное русло, оно сможет пойти ему на пользу. Он всегда выполняет то, что пообещал. Но он очень несдержан и болтлив, легко повторяет всё, что услышит, и часто выдумывает небылицы, при этом без всякого умысла солгать. Пожалуй, это его самый большой недостаток, который, конечно же, нужно исправить».
Запомним сейчас эти слова прозорливой матери. Через несколько лет эти черты характера будущего короля Людовика ХVII сыграют страшную роль в судьбе его близких, приведя к ужасным последствиям…


ПРИМЕЧАНИЯ:

11.Как старшая дочь короля Шарлотта впоследствии носила титулы «Madame Royale» («мадам Руаяль») и «Madame fille du roi» («мадам дочь короля»).
12. Под словами салический закон понимают норму престолонаследия, согласно которой право на корону имеют только члены династии по непрерывной мужской линии (сыновья государей, внуки (сыновья сыновей), сыновья этих внуков и т.п.). Таким образом, по салическому закону, в случае, если король умер, не оставив сыновей или внуков по мужской линии, но оставив дочь, на престол не может претендовать ни эта дочь, ни внук (сын этой дочери), а только брат покойного короля или его племянники (сыновья этих братьев); если братьев и их потомков нет, а есть только сёстры — тогда дяди и их потомки и т.п. Фактически такой порядок престолонаследия применялся во многих государствах Европы начиная с раннего Средневековья, но само понятие «салический закон» в новом смысле стало активно использоваться лишь с ХIV века во Франции. Оно отсылает к правилу, входившему во франкскую «Салическую правду» и запрещавшему наследование имущества дочерьми (причём по букве закона оно относится лишь к наследованию на территории приморской «Салической земли»), однако идеологи французской монархии утверждали, что его ввёл легендарный первый король Франции Фарамонд. К нему прибегали во Франции, когда после смерти Людовика Х Сварливого и его сына-младенца Иоанна I престол не унаследовала дочь Людовика от первого брака Иоанна Наваррская, но королём стал его младший брат Филипп V Длинный (1316 г.). Через двенадцать лет, в 1328 г., после смерти и Филиппа, и его младшего брата Карла IV, на престол вступил, в соответствии с указанным правилом, их двоюродный брат граф Валуа, который стал Филиппом VI. Однако на французскую корону объявил претензии племянник покойных королей, сын их сестры английский король Эдуард III, не признававший салического закона (который никогда не действовал и не действует в Англии). Это привело к началу Столетнюю войну. Салический закон сохранялся во Франции вплоть до конца французской монархии.

Женщина, сложной судьбы... 4d84b21ae69a
Король дарует Салическую правду

13. Хранитель печати – во Франции государственный канцлер, министр юстиции.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:18

* * *

Кроме братьев короля – графа Прованского и графа д’Артуа – при дворе была ещё одна очень могущественная сила, сыгравшая в судьбах королевской семьи свою зловещую роль. Речь идёт о представителях боковой ветви Бурбонов – герцогах Орлеанских. Точнее про Людовика-Филиппа-Жозефа, вошедшего в историю как Филипп Эгалите(14) (родился 13 апреля 1747 г.) и его сыне Людовике-Филиппе (родился 6 октября 1773 г.), который впоследствии тоже сыграет свою печальную роль в судьбе нашей героини.

Женщина, сложной судьбы... 3ca8eb14ee96
Филипп, герцог Орлеанский (Филипп Эгалите)

Женщина, сложной судьбы... 404847a6c169
Людовик-Филипп, герцог Шартрский (будущий герцог Орлеанский, сын Филиппа Эгалите)

Людовик-Филипп-Жозеф «вошёл в оппозицию» королевскому двору ещё во времена, когда носил титул герцога Шартрского (т.е. пока ещё был жив его отец Людовик-Филипп, герцог Орлеанский, умерший в 18 ноября 1785 г.). Достаточно любопытно о формировании этой самой «политической позиции» герцога Орлеанского пишет Жюльен Дарбуа: «Госпожа де Жанлис(15), которая вмешивалась во всё, даже в политику, собиралась руководить своим любовником в этой области так же, как она руководила им в постели. Подогреваемая своей тёткой, госпожой де Монтессон, и симпатиями к философам, готовившим свержение режима, она бросила в эту хорошо подготовленную почву семена, из которых произрос чертополох мятежа и колючки бунта. Госпожа де Жанлис, вольно или невольно, стала рупором членов парламента, изгнанных Людовиком и мечтавших о мести. С её помощью эти господа сумели настроить герцога против короля и поставить его во главе антимонархического движения. За время пребывания в Форже она необычайно ловко сумела внушить этому олуху собственные идеи умной женщины. Как большинство аристократок того времени, госпожа де Жанлис действительно мечтала о революции. Она говорила: «Я думаю, это самая забавная вещь в мире…». Основательно обработанный этой масонкой, ученицей Руссо и энциклопедистов, герцог Шартрский решил, что судьба избрала его, чтобы он изменил строй, ниспроверг трон, установил во Франции демократию масонского образца и стал конституционным монархом, в маленьком фартуке на животе. …В том, что Пале-Рояль(16), а позднее дворец Монсо стали центрами оппозиции; что Филипп, который терпеть не мог народ, начал действовать ещё более демагогично, возглавив злобную кампанию против Марии-Антуанетты, спровоцировав столкновение 19 ноября 1787 г., ускорившее созыв Генеральных штатов, и проголосовав за казнь Людовика XVI, виновата одна только госпожа де Жанлис…».
Впервые эта «оппозиция» проявилась сразу после смерти короля Людовика ХV. 10 мая 1774 г. Филипп, подстрекаемый госпожой Жанлис, отказался участвовать в похоронах Людовика XV. Этот жест добавил ему популярности у простолюдинов, ненавидевших покойного короля. Но одновременно с этим, для герцога Шартрского закрылись двери Версаля. В качестве наказания Людовик XVI запретил представителям Орлеанского Дома появляться при дворе. Филипп пришёл в восторг от этого решения: оно фактически узаконило его «сопротивление» режиму, и он превратил Пале-Рояль в штаб мятежников.
Достаточно серьёзным «звоночком», который должен был бы серьёзно заставить задуматься всю королевскую семью стали события 19 ноября 1787 г. В этот день король собрал всех парламентариев для того, чтобы заставить их издать указ о введении нового денежного заёма. Пока парламентарии думали, что делать, встал герцог Орлеанский и громко выкрикнул о том, что подобное введение не законно.
До того момента ещё никто не смел публично критиковать короля Франции. Людовик ХVI был поражён. В полной растерянности он пробормотал, что это законно, потому что он «так хочет». Но вся беда была в том, что в отличие от того, КАК эти слова произносил «Король-Солнце» Людовик ХIV, из чьих уст в Историю вошла крылатая фраза «я этого хочу, я так велю, пусть доказательством служит моя воля», король Людовик ХVI неловко пролепетал это своё «я так хочу». И это было громадной ошибкой. Перед всеми король показал свою слабость, проиграв герцогу Орлеанскому по всем статьям.
Взволнованный Людовик XVI закрыл заседание и вернулся в Версаль, а Филиппа, герцога Орлеанского в этот момент восторженно приветствовали парламентарии.
После того, как герцог Орлеанский показал свою «силу» королю, он принялся за дискредитацию «проклятой австриячки» Марии-Антуанетты. Во все концы страны полетели сочинённые в Пале-Рояле памфлеты, направленные против несчастной королевы. В этих памфлетах, написанных по заказу герцога Орлеанского, в её любовники записывались чуть ли не все дворяне, находившиеся при версальском дворе. Но, так сказать, «официальными любовниками» Марии-Антуанетты назывались все те, кто так или иначе был опасен герцогу. Доходило даже до того, что в рождённых в стенах Пале-Рояля памфлетах королеву обвиняли в кровосмесительной супружеской неверности с братьями её мужа – графом Прованским и графом д’Артуа. Некоторые авторы этих пасквилей шли ещё дальше, и говорили, что именно благодаря «усилиям» последнего, у Марии-Антуанетты и родились её дети.
Для того, чтобы читатели представляли о чём идёт речь, позволю себе процитировать один из тех памфлетов, цитируя самые приличные куплеты:
А вот Мари-Антуанетт, её распутней в мире нет.
Продажные девицы — пред нею голубицы.
Чтоб утолить любви экстаз,
Троих мужчин зовёт зараз.

А что же делают они?
Здесь нет большой загадки:
Под одеялом короля
Играют вместе в прятки.

А коли нет мужчин вокруг,
И Полиньяк не с ней,
Она займёт своих подруг
Забавой посрамней.

«Французские штучки» — скромней этой сучки,
Которая ждёт кобеля,
Все шлюхи Парижа на голову ниже
Законной жены короля.

Вот эту паскуду — в короне покуда
Мы выгоним вон из страны.
Пусть ведьмы к себе на шабаш приглашают
Любимую дочь Сатаны.
Ещё больше положение ухудшилось после того, как фавориткой герцога Орлеанского стала Аньес-Франсуаза-Маргарита Бувье де Сепуа, графиня де Бюффон. Гораздо более честолюбивая, чем графиня де Жанлис, она хотела, чтобы Филипп прогнал с трона Людовика XVI и сам занял его место. В воспоминаниях Огюстена Брайса приведена такая сцена, очень показательно характеризующая, каким именно образом фаворитка влияла на образ мыслей графа Орлеанского: «…Однажды вечером она сказала ему:
- Марию-Антуанетту ненавидят, король непопулярен. Франции нужен другой человек. Вы должны занять место, предназначенное вам судьбой. Одно ваше движение – и весь Париж встанет на вашу сторону. Вы помните, как приветствовали вас 19 ноября, когда вы воспротивились королю? Править Францией должны вы…
Филипп покачал головой.
- Может быть, вы и правы. Увы! Вы видите моё положение. Королеву ненавидят, короля терпеть не могут, но власть по-прежнему в их руках. Стоило мне сказать слово, и вот я уже в немилости и изгнан…
Отчаяние Филиппа испугало госпожу де Бюффон.
- Нужно бороться, - сказала она. - Чтобы изгнать Бурбонов, необходимо поднять народ, он всем сердцем с Орлеанами. Дайте толпе деньги, и вы напугаете двор. Поговаривают о созыве Генеральных штатов. Воспользуйтесь этим, чтобы показать своё влияние.
Филипп пообещал ей это. Он тоже мечтал о коронации в соборе Парижской богоматери, жаждал унижения Марии-Антуанетты…».
Пытаясь воплотить свою мечту в жизнь, герцог Орлеанский стал собирать вокруг себя в Пале-Рояле «верных» людей. Должность «секретаря по особым поручениям» при герцоге получил один из самых опасных людей той эпохи Пьер Шодерло де Лакло (автор нашумевшей книги «Опасные связи»). Именно его перу принадлежит документ, ставший знакóвым в истории Франции.

Женщина, сложной судьбы... Ea279436bc49
Пьер Шодерло де Лакло

Из-за того, что нотабли не смогли договориться о новой системе налогообложения, для того чтобы урегулировать финансовые вопросы возникла настоятельная потребность созвать Генеральные Штаты. Только это высокое собрание, не собиравшееся с 1614 г., могло решить вопрос о дотациях провинциям и провести фискальную реформу, способную быстро пополнить казну государства. 8 августа 1788 г. министр Вриенн объявил о созыве в мае 1789 г. Генеральных Штатов.

Женщина, сложной судьбы... Ec1afa9a67c4
Открытие Генеральных Штатов 5 мая 1789 г.

Обстановка в стране ещё больше накалилась и началась судорожная подготовка к выборам депутатов, которым предстояло заседать весной в Версале. В книге Монжуа «История заговора Филиппа Орлеанского, прозванного Эгалитэ» содержатся весьма любопытные сведения о поведении герцога Орлеанского в эти дни. Поняв, что настал, наконец, благоприятный момент для мощной атаки против короля, он приказал Лакло составить образец «наказов», которые, по обычаю, должны были составлять избиратели.
Лакло исполнил волю патрона, и, через несколько дней, представил его вниманию документ, «настоящую бомбу, которая должна была разрушить традиционную монархию».
Довольный Филипп Орлеанский разослал этот документ по всей Франции. Там была, например, статья, в которой говорилось, что, «поскольку все беды нации проистекают от произвола королевской власти, необходимо составить конституцию, которая определит права и короля, и нации». Шестнадцать остальных параграфов касались налоговой системы, судебной реформы, отмены привилегий, церкви и многого другого. Фактически это был план революции, который позже будут называть «принципами 1789-го», он попал в большинство наказов граждан. Некоторые округа прислали «наказы», прямо указав, что текст был составлен «согласно инструкциям герцога Орлеанского».
Восхищённый своим первым подвигом, Филипп, побуждаемый госпожой де Бюффон (которая больше, чем когда-либо, мечтала переселиться в Версаль), согласился стать депутатом от дворянского сословия и был избран в маленьком округе Крепиан-Валуа. Этот жест, вполне демагогический, только укрепил его популярность. Потом он задумал собрать целую армию провокаторов, «способную ввергнуть Париж в такую смуту и такой ужас, что парижане будут вынуждены, во имя собственной безопасности, восстать даже без посторонней помощи».
Последующие действия герцога Орлеанского начались после того, как Национальное собрание, переименовав себя в Учредительное собрание, приступило к разработке конституции. Вот что пишет про его дальнейшие действия Монжуа: «…Филипп и госпожа де Бюффон отпраздновали начало перемен. «Теперь, - сказала эта очаровательная женщина, - нужно, чтобы восстал весь народ и заставил короля отречься». Чтобы происходящее в столице повторялось в тот же день во всех уголках Франции, Филипп посылал верных агентов к своим людям в провинции, и они предупреждали о малейших переменах, которые должны были произойти в Париже. Для самого Парижа Филипп изобрёл одну странную уловку, которая оказалась очень действенной. Он выстроил, на некотором расстоянии друг от друга, фонтаны вокруг того нелепого здания, которое до сих пор стоит посреди сада Пале-Рояля. Главные агенты, которых он использовал для исполнения своих замыслов, должны были внимательно следить за струями этих фонтанов. Скажем, если один бил выше остальных, это указывало, в каком именно квартале Парижа следовало мутить воду, поднимая народ. Если все фонтаны одного края начинали бить одновременно, это значило, что нужно действовать либо в северной, либо в южной части города. Если же, наконец, все фонтаны будут бить одновременно, это станет сигналом всеобщего восстания. Благодаря такой сигнализации его приказы исполнялись в мгновение ока. Филиппу не было нужды лично общаться со своими подчиненными, он избегал опасности письменной связи».
Одновременно с этим герцог Орлеанский продолжал всеми возможными способами чернить Марию-Антуанетту. Каждый день подкармливаемые им газетчики публиковали песенки, памфлеты и грязные пасквили против несчастной монархини. Их было слишком много, но они делали свое дело, каждый хотел внести в травлю свою долю яда.
14 июня 1789 г. Филипп, герцог Орлеанский, завтракал, когда ему сообщили о падении Бастилии. Он немедленно вызвал к себе графиню де Бюффон, и они вместе радовались «событию, которое, по их мнению, приближало их к трону».


ПРИМЕЧАНИЯ:

14. Эгалите – с французского переводится как равенство.
15. Стефани-Фелисите де Сен-Обен. Она была племянницей маркизы де Монтессон, сестры известной революционной деятельницы Олимпии де Гурж. В возрасте 26 лет она вышла замуж за офицера, графа де Жанлиса.
16. Пале-Рояль – родовой дворец рода герцогов Орлеанских.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:20

* * *

Таким образом, к концу «Старого порядка» и к началу революции (т.е. к 1789 г.) отношение французского общества к королеве и королевской власти пришло в состояние полного упадка. Произошло это, как мы уже говорили выше, по целому ряду причин.
Для того чтобы подытожить всё написанное выше, позволю себе привести здесь довольно обширное цитирование из замечательной книги Ги Шоссинан-Ногаре «Повседневная жизнь жён и возлюбленных французских королей». И хотя куски, взятые мною из главы «Опальная королева», достаточно велики, я не могу не процитировать их, ибо тут более чем замечательно рассказывается о причинах всеобщей ненависти французов к Марии-Антуанетте и открываются причины её падения.
Итак, «…Имя Марии-Антуанетты ассоциируется с окончательной потерей авторитета и падением французской монархии. Репутация королевы хрупка, ибо она только женщина, но крайне существенна для престижа династии, потому что она – мать дофина. Тень на имени королевы означает колебание трона и короля, которого в подобном случае признают слабым и излишне снисходительным, а также – угрозу для наследника престола, ибо она ставит под сомнение законность наследования. Конечно, и до Марии-Антуанетты бывали легкомысленные королевы, дававшие гораздо более веские основания для обвинений. Королева Марго прославилась своей распущенностью и солёными шутками, что навлекло на неё крайнюю недоброжелательность. Анна Австрийская, героиня дерзких Мазаринад, также не избежала резких обвинений своих врагов, и лишь гражданская война и конечная победа королевы-регентши положили конец зубоскальству. Мария-Антуанетта, напротив, оказалась жертвой настоящей, заранее спланированной акции с целью дестабилизировать монархию и поразить её прямо в сердце. Атака на королеву, самое уязвимое звено в династической цепи, планировалась не только ради дискредитации супруги и матери, она ставила под вопрос достоверность самой королевской власти именно в тот момент, когда правящий режим оказался под огнём непрерывной перестрелки пререканий реформаторов. Бросить упрёк в адрес королевы означало унизить короля, скомпрометировать его достоинство, поставить под сомнение его способность управлять страной и легитимность его наследника. Во времена Людовика XVI злоба поразила одновременно все три стороны династической триады – короля, королеву и дофина – потому, что нашёлся подходящий повод для наступления, способный поколебать всю систему до основания. Королева – это не просто женщина. Подобно своему супругу, хотя и в меньшей степени, она окружена ореолом божественности, который с момента коронации возвышал короля над простыми смертными. И если на королеву падала тень сомнения, это было как смертельный яд, разливавшийся по всему организму монархии.
Чтобы спровоцировать необходимую ей борьбу, извращая факты, революция обрушила на Марию-Антуанетту потоки грязи, пытаясь оправдать свою жестокость или хотя бы придать ей вид правосудия. Но не стоит полагать, что революционеры сами выдумали всю совокупность нелепостей, вследствие которых несчастной королеве пришлось взойти на эшафот. Революция явилась логическим следствием идеи, восходившей к традициям старого режима, к пересудам придворных и министров, принцев и членов парламента, к творчеству сочинителей постыдных пасквилей, которых нередко оплачивали высокопоставленные заказчики, чтобы утолить свои нездоровые желания, ненависть и честолюбие. …
Даже лишённая власти королева остаётся королевой, и даже при таком дворе, как французский двор Людовика XVI, где пышно цвели алчность и интриги, придворные совершенно естественно спешили снискать её благосклонность, и если им это не удавалось, росло число её недругов. Дружба королевы и связанные с этим блага были предметом самого жесткого соперничества. Самая незначительная милость к кому-то одному вызывала сильнейшее раздражение у всех остальных и стоила счастливцу неприязни окружающих. То, что Мария-Антуанетта демонстрировала привязанность к своему брату, что вполне нормально между родственниками, вызывало не просто порицание, а постоянно подпитываемое предубеждение против «австриячки». В 1775 году эрцгерцог Максимилиан посетил Париж. Тотчас между французскими принцами крови и австрийским гостем начались пререкания по поводу этикета и старшинства, и Мария-Антуанетта совершенно естественно поддержала сторону своего брата. Этого оказалось достаточно, чтобы укоренившаяся подозрительность вспыхнула с новой силой, и молодую королеву обвинили в том, что она слишком горячо отстаивает интересы Австрии, чем порождает антифранцузские настроения. Её друзья вызывали недовольство двора по причинам более общего характера. Когда королева демонстрировала своё расположение к мадам де Ламбаль, которую она назначила обер-гофмейстериной, то все фрейлины, не удовлетворённые в своём тщеславии, очень шумно выразили неодобрение по поводу возвышения этой фаворитки на такую важную должность. Дальше стало еще хуже: недовольство двора распространилось на общественное мнение в целом. Сначала это вылилось в насмешку: подтрунивали над головными уборами, причёсками и нарядами королевы, но вскоре на неё повесили более серьёзное обвинение. Она мотовка, поговаривали в народе, она прожигает государственные средства и толкает к разорению те семьи, где женщины пускаются в непомерные расходы, состязаясь с королевой в элегантности. Эти упрёки быстро приняли угрожающий тон, и от кого же они исходили? От придворных дам, менее всего заслуживавших уважения, от тех самых, которые при Людовике XV бесстыдно скомпрометировали себя связями с мадам Дюбарри. Среди них были мадам де Монако, мадам де Шатийон, мадам де Валентинуа, мадам де Мазарен – все они уже давно приблизились к критическому возрасту, вот эти дамы и создали Марии-Антуанетте отвратительную репутацию ветреной и беспечной женщины, недостойной своего высокого положения. Благосклонность королевы к Полиньякам вызвала новый взрыв ярости. Королева отметила графиню Жюли и, по-прежнему находясь в глубокой изоляции, очень сблизилась с этой новой подругой, щедро одарив как её, так и её семью: подарки, дарственные, пенсии посыпались на Полиньяков как из рога изобилия. Представители знати – даже де Ноай – завопили о мотовстве королевы, но при этом руководствовались отнюдь не стремлением к справедливости. Эти благородные придворные меньше всего заботились о благе государства, о расстроенных королевских финансах, подорванных необдуманной щедростью государыни, или о падении престижа короля, против которого поднималась волна общественного мнения. Причина их протестов очевидна: то, что королева пожаловала Полиньякам, проплыло мимо их жадных рук, они чувствовали себя оскорблёнными и не могли примириться с такой утратой. …Она принимала только тех, кого желала видеть, что вызывало смертельную ненависть остальных, кто не был допущен в этот близкий круг деревенской идиллии. Злоба и ненависть усилились особенно тогда, когда «французская партия» получила дополнительный повод для беспокойства. Король постепенно освобождался от предубеждений и всё сильнее привязывался к жене; в 1778 году у них родилась дочь, а в 1781-м на свет появился наследник престола. Таким образом, положение Марии-Антуанетты не только упрочилось, но ни у кого не оставалось сомнений, что королева властвовала над своим супругом, и её влияние на него росло. Подарив жизнь дофину, она стала недосягаема. Версаль полнился слухами, шепотки сопровождали каждую беременность королевы. Называли имена Диллона, Куаньи, Гиня, Ферсена, Лозена, с которыми королева, клеветнически обвиняемая в нарушении супружеской верности, якобы вступала в близкие отношения. …Придворные, с удовольствием подхватившие самые невероятные слухи и наслаждаясь травлей королевы, ещё раз продемонстрировали низменную природу своей ложной преданности трону и глубокую недальновидность личных корыстных расчётов. Нужно ли рассказывать подробнее о причастности королевы к делу об ожерелье? Все обвинения основывались на показаниях графини де Ла Мот, изощрённой интриганки и потаскухи, на которой негде пробы ставить, и её любовника и соумышленника. Не следует игнорировать и глупую наивность кардинала Рогана с его близорукими притязаниями. Совершенно очевидно, что упрёки в адрес Марии-Антуанетты лишены основания – хотя бы потому, что такого просто не могло быть. Невозможно поверить, особенно людям, хорошо знакомым с дворцовым этикетом, что королева Франции могла бы ночью в роще поверять какие-то секреты опальному кардиналу, которого она к тому же терпеть не могла. Король и его министры допустили абсурдную ошибку, поручив разбираться в этом деле парламенту, в результате чего королева оказалась скомпрометирована, ибо главные судьи вели себя так, как и следовало ожидать: проявляли пристрастность и заботились лишь о привлечении к себе внимания и о собственной популярности. Они оправдали Рогана и дали возможность возвести чудовищные обвинения против королевы. Вместе с супругой короля оказалась скомпрометирована вся монархия, и свобода ничего не выиграла от этого скандала вопреки оптимизму советника Фрето, который так суммировал настроение своих коллег: «Вот, действительно, великое и славное дело! Плут-кардинал и королева, замешанная в гнусную махинацию! Какой позор для креста и скипетра! И какой триумф идей свободы!»
…Те самые придворные, которые теперь выступали против королевы, в течение нескольких веков направляли свои отравленные жала против королевских фавориток. Людовик XVI допустил ошибку, не заведя фаворитки, и королева заменила собой всё. Она была воплощением мечты, тем более уязвимой, что была невиновна, и тем более виноватой, что её положение оказалось значимее положения королев предшествующих эпох, и поэтому ей пришлось испытать более сокрушительное поражение, чем она полагала, - помимо женской судьбы оказались сломлены и будущее режима, и линия преемственности Короны. На её собственную семью, на самое близкое окружение обрушилась вся неприязнь и вероломство, так недавно адресовавшееся королевским любовницам. Приезжавшие к ней её тётки и дочери Людовика XV докладывали ей обо всех проявлениях злобы и мелочной ревности. Её девери и золовки, особенно честолюбивый и изворотливый граф Прованский, высказавший первые сомнения в законности королевских детей, рассчитывали заполучить корону, если факт адюльтера будет доказан и дофина отстранят от наследования. Можно упомянуть и принца де Конде, уязвлённого тем, что королева отказалась принимать его любовницу, мадам де Монако, и герцога Орлеанского, винившего королеву в том, что король чувствовал к нему мало симпатии. К тому же Мария-Антуанетта вынуждена была сносить откровенную враждебность ревнивых придворных, раздражённых её благосклонностью к друзьям. Даже иностранные дворы, например английский или прусский, видевшие в ней залог франко-австрийского союза, не щадили её в выражении неприязни.
Мария-Антуанетта заслуживала лучшей доли, а не этого заговора враждебности. Превратившись в настоящую француженку и нежно полюбив короля и свою новую родину, она вовсе не была лишена патриотизма. Своему брату, сожалевшему, что она мало заботится о процветании Австрии, она написала: «Я теперь француженка в большей степени, чем австрийка». …
…И вскоре Париж наполнился самыми тревожными слухами: королева подарила кому-то рандеву в частном доме, называли даже имя её избранника (герцог де Куаньи), а также другие имена. И мадам Кампан, которую по причине её привязанности никак нельзя заподозрить в соучастии клеветнической кампании, описала рост потока вранья, позволившего вывалять королеву в грязи:
«Королева, исполненная спокойствия благодаря уверенности в своей невиновности и считая, что всё происшедшее никого не касается, с пренебрежением отнеслась к этим разговорам и полагала, что некоторое самомнение со стороны упоминавшихся молодых людей дало основание подобным злым наговорам. Она прекратила разговаривать с ними и даже смотреть в их сторону. Их самолюбие оказалось ущемлено, а желание отомстить ей побуждало их поощрять разговоры о том, что они якобы, к несчастью, ей разонравились».
Таким же образом злоба превратила Трианон, где королева со своими друзьями вела скромную и уединённую жизнь, в место дебошей и оргий. Поэтому не приходится удивляться тому, что брат короля принялся с этого времени распространять слухи, мол, королевские дети на самом деле – бастарды, и дофин родился от адюльтера. Немедленно в Париже по этому поводу возникла ироническая песенка:
О прелестная Антуанетта,
Скажи-ка, откуда взялись твои дети?
Без сомненья, есть где-то планета,
Что подарила нам сладеньких этих.
Эта клеветническая кампания началась очень рано. Аббат Будо в Парижской хронике, составленной около 1774 года, написал о молодой государыне: «Вокруг королевы вьются кривотолки; никакой страх перед наказанием не может положить им конца. Их показывают королеве господин герцог Шартрский и господин де Ламбаль, а также мадам де Ламбаль, мадам де Пикиньи и прочие. Это воистину иезуитская крамола канцлера (Мопу) и старых святош-тёток, которые без устали распускают грязные слухи, чтобы погубить, если окажется возможно, бедную государыню». Дело об ожерелье ускорило полное падение популярности Марии-Антуанетты, число памфлетов росло, они становились всё более одиозными и дерзкими вплоть до 1788 – 1789 годов, когда скандальная героиня этого мерзкого мошенничества, мадам де Ла Мот, опубликовала оправдательные мемуары, сопроводив их подложными письмами, которыми якобы обменивались королева и кардинал де Роган. Начиная с 1791 года пропала всякая сдержанность, и полиция уже не затрудняла себя поисками анонимных авторов подобных грязных пасквилей, которые открыто выставлялись в витринах книжных магазинов.
Ложь и клевета исходили прежде всего из кабинета министров, они порождались соперничавшими амбициями и распространялись близким окружением Марии-Антуанетты, ревнивыми и алчными придворными, которые ловко использовали бессовестных газетных писак, в результате чего королева совершенно лишилась популярности и сделалась ненавистна всей французской нации. Рикошетом сам король оказался выставленным снисходительным простачком, так было подорвано уважение к монархии и утрачен её престиж. Конечно, многочисленные письмоносцы, лично не знакомые с Марией-Антуанеттой, придерживались того же мнения. Но репутация королевы имела огромное значение для королевства, ведь она, отчасти, покоилась на её чести, поэтому её и не следовало подвергать прямым ударам ревнивой злобы. Парадоксально, что добропорядочность Людовика XVI определённым образом привела к разразившемуся скандалу. Его безупречная семейная жизнь превратила его супругу в жертву. Для удовлетворения честолюбия одних и злопамятности других следовало иметь при дворе специального человека или козла отпущения, чтобы можно было либо опираться, либо изливать на него накопившуюся горечь: вплоть до эпохи Людовика XV эту сложную роль исполняли королевские фаворитки, в общем-то, оберегая королеву, извлекавшую из существующего положения свою выгоду – неизменную почтительность окружения, а штурм вожделений, несправедливость и презрение оставались уделом фавориток. Королевские любовницы концентрировали на себе всю ненависть – наряду с восхищением и хвалами, - что отводило на них любое недовольство и неуважение. Они представляли защитный барьер, охранявший королевскую семью. Марии-Антуанетте выпал горький удел не иметь подобного заслона, который, вызвав много ли или мало нападок, в любом случае уберёг бы королеву. Порвав с традицией содержания фавориток, Людовик XVI снял защитный экран, и на королеву обрушился поток недоброжелательства, до сих пор бывший уделом тех, само положение которых обусловливало подобное к ним отношение. Монархия не погибает от того, что обуржуазивается или морализуется, хотя это и является частью тех факторов, которые несут ей потерю уважения и гибель».
Лучше и не сказать…
В завершение этой темы позволю себе процитировать ещё и слова известного французского исследователя Ги Бретона, который выразился более чем точно: «Падение монархии, говоря словами социолога Андре Ривуара, имело сексуальные причины. Если бы Людовик XV не был распутником, а Людовик XVI — почти импотентом, революция могла бы никогда не совершиться. Оргии одного и целомудрие другого способствовали окончательному падению престижа королевской власти, и я могу утверждать, что скандальная репутация второго сыграла здесь большую роль, чем легкомыслие первого. Действительно, народ никогда не усомнился бы в добродетели Марии-Антуанетты, если бы Людовик XVI был нормальным мужчиной. А бравые малые не возненавидели бы эту красивую австрийку, если бы сочинители памфлетов не выдвинули против нее известные всем экстравагантные обвинения. Естественно, что французы отождествляли монархию со своей правительницей, которая замарана была грязной ложью».
Я не зря столь подробно останавливалась описывая жизнь французского королевского двора, ибо не зная всех его тонкостей, и всех «подводных камней» невозможно разобраться в перипетиях жизни моей героини.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:22

* * *

Женщина, сложной судьбы... 9f4f70febb6d
Принцеса Мария-Тереза-Шарлотта в детстве.

Как я уже говорила выше, моя героиня родилась в стенах Версаля 19 декабря 1778 года. Первые десять лет её жизни ничем не отличались от жизни любой из королевских дочерей. Она воспитывалась вначале няней, а затем гувернантками. Однако, в отличие от одинокого детства короля Людовика ХV, слишком рано потерявшего своих родителей, дети Людовика ХVI и Марии-Антуанетты были всячески обласканы своими родителями. Мария-Антуанетта вообще была замечательной матерью: слишком долго она ожидала момента, когда её дети вообще появятся на свет. Королева, имевшая довольно мало друзей при дворе и никогда не любившая придворный этикет, бóльшую часть времени проводила в своём дворце Трианоне, в узком кругу тех немногих, кто любил её по-настоящему. Постоянными спутниками королевы в Трианоне были её дети, чьему воспитанию она, несмотря на любовь к увеселениям, уделяла достаточно много времени, часами общаясь исключительно с ними.
Мария-Антуанетта очень любила театр и сама часто, в кругу своих друзей, принимала участие в любительских спектаклях. Во время этих спектаклей дети всегда сидели в первом ряду, и, затаив дыхание, смотрели на свою красавицу-мать, разыгрывающую для их удовольствия те или иные сценки из различных пьес. Чаще всего она, в компании с графом Ферзеном, играла фрагмент из «Женитьбы Фигаро», когда Сюзанна и Керубино боролись за ленту для чепчика графини Альмавивы – эта сцена была наиболее любимой у принцессы Шарлотты.
Мария-Тереза-Шарлотта росла крепким и здоровым ребёнком. Она очень сильно любила свою мать и, невзирая на все обстоятельства и трагедии, пронесла эту свою любовь через всю жизнь.
14 июля 1789 г. – день взятия Бастилии(17) – сегодня официально считается днём начала Французской революции.

Женщина, сложной судьбы... D6eb435badfc
Бастилия (с проектом)

Это событие послужило первым звеном в длинной и страшной цепи безумств и насилий. Именно после взятия Бастилии в горнило «Великой революции» упали первые её жертвы. В книге авторов О.Кабанеса и Л.Насса «Революционный невроз», до предела насыщенной описанием кровавых фактов того, ЧТО творилось тогда на улицах Франции, мы читаем: «Взятие Бастилии послужило первым сигналом для такой вспышки истерически-полового извращения. Возбуждённый неожиданной победой народ ринулся на тех, кого считал виновником своих невзгод. Губернатор Бастилии де Лонэ, был выведен на улицу, причём ему тут же нанесли первый удар шпагой в плечо. На улице Святого Антуана ему стали рвать волосы; защищаясь он ударил одного из издевавшихся над ним людей ногой. Его немедленно пронзают шпагами, волочат по грязи, а человеку, которого он ударил, предоставляют право отрубить ему голову, что тот и исполняет, не сморгнув. Голова, отделённая от туловища, насаживается немедленно на вилы, и шествие направляется через Пале-Рояль за Новый мост, где толпа преклоняет эти жалкие трофеи перед монументом Генриха IV».

Женщина, сложной судьбы... F99b2b8b52c7
Взятие Бастилии.

В августе 1789 г. собрание представителей трёх сословий упразднило привилегии и декретировано равноправие всего французского народа. Герцоги и епископы, крестьяне и учёные отныне становились просто гражданами – то есть, дословно «жителями города».
Декретами 4 – 11 августа Учредительное собрание отменило личные феодальные повинности, сеньориальные суды, церковную десятину, привилегии отдельных провинций, городов и корпораций и объявило равенство всех перед законом в уплате государственных налогов и в праве занимать гражданские, военные и церковные должности. Но объявило при этом о ликвидации только «косвенных» повинностей (т.н. баналитетов): оставлялись «реальные» повинности крестьян, в частности, поземельный и подушный налоги.
26 августа 1789 г. Учредительное собрание приняло «Декларацию прав человека и гражданина», бóльшая часть которой была написана депутатом от третьего сословия Оноре Габриэлем Рикетти, графом де Мирабо.

Женщина, сложной судьбы... C513f42052d8
Оноре-Габриель Рикетти, граф де Мирабо

«Старому режиму», основанному на сословных привилегиях, были противопоставлены равенство всех перед законом, неотчуждаемость «естественных» прав человека, народный суверенитет, свобода взглядов, принцип «дозволено всё, что не запрещено законом» и другие демократические установки «революционного просветительства», ставшие отныне требованиями права и действующего законодательства.
Но в то время для 10-летней принцессы эти события не стали чем-то судьбоносным. В Версале ещё никто не понимал, что произошло и чем вся эта стремительно разрастающаяся стихия им угрожает. Но подобное «неведение» завершилось достаточно быстро. И первым событием, перевернувшим жизнь маленькой принцессы, стал так называемый «поход женщин на Версаль», предпринятый 5 октября 1789 г. ради получения хлеба.
1 октября Людовик XVI допустил ужасную ошибку: несмотря на то, что неурожай привёл к голоду и стремительному росту цен на все продукты, он дал праздничный обед с шампанским в честь офицеров Фландрского полка. Мария-Антуанетта появилась на этом обеде с дофином на руках.
Этот банкет произвел неприятное впечатление на парижан, а друзья герцога Орлеанского воспользовались этим, чтобы устроить скандал и восстановить народ против королевского двора. В Париже люди герцога Орлеанского начали распространять слухи о том, что королевская семья укрывает продовольствие, и именно из-за этого в городе нехватка хлеба и высокий рост цен. Раздавая деньги, собирая вокруг себя недовольных, они тщательно готовили «стихийную реакцию возмущения».
С другой стороны к «науськиванию» народа прибегли печальноизвестный «друг народа» Марат и публицист Камиль Демулен. Благодаря их «усилиям» около 7 – 8 тысяч парижан под предводительством сержанта Майяра, пешком отправились в королевскую резиденцию.

Женщина, сложной судьбы... 36988b76a9d5
Жан-Поль Марат

Женщина, сложной судьбы... Cd4b479d69bf
Камиль Демулен

Раньше в книгах говорилось, что это были «славные парижанки, у которых голодали дети, и они отправились к королю требовать хлеба». Но сегодня хорошо известно, что среди восьми тысяч «женщин», которых вёл Майяр, было много переодетых мужчин. Их можно было легко узнать по голосам, плохо выбритым, к тому же неумело накрашенным, лицам, по платьям, из которых выглядывала волосатая грудь, совершенно не похожая на женскую. Часть «горожанок» имела при себе оружие.
Кроме этого, к этим лже-женщинам друзья будущего Филиппа Эгалитэ добавили три тысячи проституток, завербованных в самых грязных притонах беднейших кварталов Парижа.
Группа «орлеанистов» действовала очень ловко. Они понимали, что посланные ими «женщины» внесут смятение в ряды французской и иностранной гвардии, охранявшей Версаль.

Женщина, сложной судьбы... E2b7f4af3175
Революционеры идут на Версаль (5 октября 1789 г.)

Мария-Антуанетта, заблаговременно предупреждённая, предлагала королю покинуть Версаль и спастись бегством, однако тот отказался. Людовик ХVI вступил на путь полного несопротивления, полной покорности Судьбе приведший его в конечном итоге на эшафот. Однако, к несчастью, этот самый фатализм короля привёл к смерти не только его одного, но и его семью и всё его ближайшее окружение…
Вот как современник описывал происходившие тогда события: «Буйная толпа шла по дороге на Версаль, выкрикивая оскорбления и грубые ругательства. Они вопили:
— Хлеба, или мы выпустим кишки королеве! Надо свернуть шею этой шлюхе! Смерть ей!
В каждой деревне вакханки оставляли выкрашенные в красный цвет пушки: они тащили их с собой, чтобы разбивать витрины, взламывать погреба и опустошать бутылки…
Мирные граждане, спрятавшись за закрытыми ставнями, шептали в страхе:
— Кто такие эти пьяницы? Откуда у них пушки? Кто их ведёт?
Многие думали, что за ними стоят члены парламента. Другие считали, что спекулянты мукой хотят спровоцировать беспорядки и под шумок обогатиться, но никто и представить себе не мог, что эта вопящая толпа финансируется принцем крови и что это начало революции.
Когда колонна оказалась перед дворцом, Майяр затянул знаменитую песенку: «Да здравствует Генрих IV». Её подхватили пьяные голоса…
Пале-рояльские девицы(18) немедленно приступили к делу, для которого их наняли. Задирая солдат Фландрского полка, они отдавались им прямо под деревьями, среди пустых бутылок и сальной бумаги. Аллеи, ведущие к решётке парка, стали похожи на ярмарку. Здесь пили, пели и занимались любовью без зазрения совести…
Вечером Людовик XVI принял в зале Совета делегацию из пяти женщин. Говорить поручили Луизон Шарби, совсем молодой работнице. Смутившись при виде короля, она прошептала:
— Хлеба…
И упала в обморок.
Когда её привели в чувство, Людовик заговорил очень любезно и спокойно:
— Мои бедные женщины, у меня в кармане нет хлеба, но вы можете пойти в кладовые, там вы увидите продукты — не так много, как прежде, но вы можете забрать всё…
Потом он заявил, что немедленно прикажет привезти из Санлиса зерно для снабжения Парижа, и поцеловал Луизон.
Восхищённые женщины покинули дворец.
— Да здравствует наш добрый король! — говорили они. — Завтра у нас будет хлеб.
Взбешённые проститутки и наёмники обвинили Луизон и остальных женщин в том, что те продались королю. Их оскорбляли, избивали и чуть было не повесили на фонаре. С большим трудом офицеру охраны удалось отбить бедняжек. …
На следующее утро женщины снова пришли ко дворцу. Вооружённые пиками, палками и дубинами, они выкрикивали ужасные слова.
— Смерть! Отрежем королеве голову и поджарим её печень!
Другие собирались сделать кокарды из внутренностей “этой чертовой мерзавки”».
Несмотря на наличие во дворце значительной охраны, ранним утром толпа ворвалась внутрь, и напала на королевских гвардейцев. Двое гвардейцев – Дешютт и Варикур – пытавшиеся до последнего защитить монархов, были безжалостно убиты. Остальные получили разные ранения.
Граф Прованский предложил королю отдать приказ оставшимся верными королю войскам, чтобы те открыли огонь из пушек по приближающимся к замку людям. Но Людовик ХVI отказался…
Верные придворные – герцогиня де Турзель и месье д’Убервилль – помогли королеве через тайный ход покинуть её апартаменты, и укрыться в покоях короля. Ворвавшиеся в комнаты королевы бунтовщики, обнаружив, что Марии-Антуанетты нигде нет, распороли в клочья матрас и подушки на её кровати, разбили мебель и разорвали все одежды.
Вскоре всё королевское семейство – сам король, его братья с жёнами, его сестра мадам Елизавета, Мария-Антуанетта с детьми (принцессой Шарлоттой, которой на тот момент было почти 11 лет, и дофином Людовиком-Шарлем, которому было чуть больше чем четыре с половиной года) – и ближайшие придворные собрались в апартаментах короля.

Женщина, сложной судьбы... 90e5fec4510b
Королевские апартаменты, послужившие укрытием королевской семье

В десять часов король вышел на балкон и объявил, что согласен санкционировать все принятые Учредительным собранием декреты и декларацию о всеобщем равенстве, а также перебраться в Париж и обосноваться там навсегда.
По требованию собравшихся во дворе людей Мария-Антуанетта также была вынуждена выйти на балкон. Королева вышла, взяв сына на руки, и позвав дочь с собой. Маленькая принцесса, вслед за матерью, тоже вышла на потеху собравшегося внизу народа.
Но вид невинных детей смутил толпу, и снизу начали кричать, чтобы королева «не пряталась» за детьми. Тогда Мария-Антуанетта вернулась в комнату, передала сына принцессе де Ламбаль и снова направилась на балкон, где стояла несколько минут, в то время как находившееся в толпе вооружённые горожане держали её на прицеле.
Мужество королевы произвело большое впечатление на парижан. Некоторое время стояла тишина, а потом кто-то закричал: «Да здравствует королева!». Призыв был подхвачен остальными, и королеве разрешили вернуться вновь в комнату.
Двумя часами позже монархи, окружённые впавшими в неистовство от своей «победы» и орущими «девицами из Пале-Рояль», были вынуждены отправиться в Париж, во дворец в Тюильри.
Когда королевская карета выехала на дорогу, ведущую в Париж, двое представителей «восставшего народа» пробились сквозь толпу, размахивая пиками, на которые были насажены головы двух убитых гвардейцев, Дешютта и Варикура, охранявших покои королевы. Восставшие настаивали на том, чтобы «дофин это увидел». Король тут же сделал непроизвольное движение, заслоняя собой сына, но было уже поздно – ребёнок успел увидеть изуродованные, окровавленные головы. И не он один. Точно так же этот кошмар «увидела» и вся остальная королевская семья, в том числе и принцесса Мария-Тереза-Шарлотта…
Как только королевское семейство покинуло Версаль, там начался повальный грабёж. Вскоре во дворце не осталось ни мебели, ни ковров, ни каминов. Сады превратились в огромные поля, засаженные картошкой – «чтобы накормить народ».
Однако, всё, что произошло со дворцом после отъёзда короля можно считать наименьшим злом (если подобные слова вообще можно применять в этом случае). По крайней мере, Версаль не разрушили и не сожгли, что на протяжении предыдущих месяцев совершалось восставшими во всех французских провинциях, где от многих замечательных дворцов, являвшихся произведениями архитектуры и искусства, не осталось камня на камне...
В Париже толпа приветствовали прибытие королевской семьи в город. Но это было отнюдь не то приветствие, каким оно было до революции в те редкие моменты, когда августейшее семейство приезжало на несколько часов в столицу. Отнюдь! Теперь всё было совершенно по-другому. В письме графа Ферзена, адресованном его сестре Софии, есть такие строки: «…В Отейле какие-то мерзавцы плевали в карету; в Шайо помощник булочника бросил гнилые фрукты в голову лошадям, а на улице Сент-Оноре какая-то проститутка задрала юбки и показала свой зад удручённым монархам…».
Тем же вечером некоторые члены Учредительного собрания с радостью обсуждали эти события.
К слову, 10 октября 1789 г. на заседании Учредительного собрания известный профессор анатомии и член Учредительного собрания Жозеф-Игнас Гильотен предложил использовать для обезглавливания механизм, который, как он считал, не будет причинять боли. Кроме того, по его мнению, новый вид казни приведёт к равноправию всего французского народа, ибо до того дня к казни обезглавливанием приговаривались исключительно дворяне, а для остального населения использовались другие методы – сожжение на костре, повешение, четвертование и т.д. Специально сконструированная машина для обезглавливания была названа его именем — гильотина…

Женщина, сложной судьбы... 56b85e5d244b
Жозеф Игнас Гильотен

Итак, королевская семья уехала из Версаля. Вместе с родителями и младшим братом, Марии-Терезе-Шарлотте пришлось перенести принудительный переезд в Париж, под домашний арест, во дворец Тюильри.

Женщина, сложной судьбы... C12e23bd6b38
Дворец Тюильри

Однако дальнейшая жизнь уже не была похожей на то, как двор жил раньше. После октябрьских событий бóльшая часть придворных уехала за пределы Франции, в эмиграцию. Отъезд возглавили братья короля – граф Прованский и граф д’Артуа.
Никто из тех, кто находился тогда в версальском дворце не мог понять: почему король позволил увезти себя в Париж, как он мог подчиниться этой крикливой, злобной черни. В 1789 г. аристократы покидали Версаль не потому что боялись революции (ещё нет!), а потому, что не верили, что Людовик ХVI сможет их защитить.
С отъездом дворян жизнь во дворце почти замерла. Те, кто остался, чувствовали себя чуть ли не приговорёнными, узниками, подчиняющимися необходимости служить королю и его родным.


ПРИМЕЧАНИЯ:

17. Весьма символический «штурм» и «взятие»: известно, что в крепости было всего семь узников (четыре фальшивомонетчика, один преступник и двое безумных), которых охраняло всего несколько стражников…
18. «Пале-рояльскими девицами» называли проституток, которые размещались в галереях дворца Пале-Рояль (резиденции герцога Филиппа Орлеанского). Желая заработать как можно больше денег для оплаты своих счетов, герцог Орлеанский выстроил на территории дворца специальные галереи, где за довольно солидные суммы сдавал в аренду места для торговли лавочникам и комнаты проституткам. В июне 1782 г. галереи Пале-Рояля были открыты для публики, которая повалила туда валом. Филипп, собравший в галереях все виды развлечений, быстро превратил их в «центр всех пороков». Здесь нашли приют сотни проституток.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:26

* * *

Сейчас я немного отступлю от истории жизни моей героини. Я расскажу о становлении и пути к власти одного человека, чья роль в последующих событиях достаточно часто весьма и весьма преуменьшается. Говоря о событиях Великой французской революции, вспоминают Марата, Робеспьера, Дантона, Демулена и других видных представителей революционного движения. Однако одна немаловажная фигура находится на самом краю исследований о революции, в тени своих более «именитых» сподвижников. Но, как это ни покажется странным, именно данная персона вызвала к жизни бóльшую часть событий, сотрясших революционную Францию. На его совести пролитие крови огромного числа жертв террора, на его совести организация судебных процессов над королём и королевой Франции, и на его совести смерть невинно убиенного ребёнка. Продуманная... Предумышленная…
Я говорю про Жака-Рене Эбера, редактора самой скандальной газеты «Папаша Дюпен».

Женщина, сложной судьбы... 082442d1ff53

Жак-Рене Эбер

Жак-Рене Эбер, родился 15 ноября 1757 г. в Алансоне (город на северо-западе Франции), и происходил из семьи потомственного ювелира.
Ещё его дед – Жак Эбер – в 1685 г. основал в Алансоне сначала одну мастерскую, а затем – ещё одну, теперь уже расположенную на «самой шикарной улице города». После его смерти, в 1725 г, дело отца должен был унаследовать старший сын, отец Жака-Рене, которого тоже звали Жак. Однако его никогда не интересовало ювелирное искусство. Мечтой Жана, окончившего иезуитский колледж, была политика.
Свою политическую карьеру он начал как помощник мэра. По прошествии 30 лет он стал главным судьёй торгового суда. Иначе говоря, первым среди «отцов города». Жак Эбер был назначен на должность казначея Сан-Леонар, главного церковного прихода в Алансоне.
Жак Эбер, по рассказам Жака-Рене, ненавидел короля Людовика ХV, которого считал виновным во всех бедах Франции. Когда 5 января 1757 г. Робер-Франсуа Дамьен совершил покушение на короля и ранил того ножом, Жак Эбер, рассчитывавший на то, что после смерти «бездарного монарха» на трон взойдёт «прогрессивный» дофин Людовик-Фердинанд, как говорится, «воспрял духом». Однако король Людовик ХV выжил, а Дамьена приговорили к смертной казни, которая состоялась 28 марта 1757 г. на Гревской площади Парижа.
Это событие произвело на Жака Эбера гнетущее впечатление. Отныне он постановил, что каждый год, 28 марта, вся семья Эберов поминала казнённого Дамьена. Все собирались за столом, и, когда приносили жаркое, Жак, «…занося над блюдом нож, говорил: «Эх, Дамьен, тебе бы ударить посильней! Или взять нож подлиннее!» И, подкрепляя слова жестом, вонзал нож в мясо, словно в сердце ненавистного монарха, - на глазах жены, двух дочерей и сына»…
Именно благодаря этим «семейным поминкам» Жак-Рено, боготворивший отца, с самого раннего детства привык относиться к монарху и его семье без полагавшегося для мировоззрения людей того времени пиетета.
Образованием мальчика занималась мать. Именно она решила, что ему следует поступить в коллеж Алансона вместо того, чтобы стать подмастерьем у своего дяди, занимавшемся ювелирной торговлей. После окончания коллежа Жак-Рено Эбер получил место клерка в офисе прокурора.
Однако в 1779 г. разразился огромнейший скандал. Местный аптекарь месье Коффен женился на бывшей актрисе театра мадемуазель Розе, и устроил супругу работать за прилавком своей аптеки. Красивая девушка привлекала большое количество посетителей. По прошествии нескольких месяцев новоиспечённая мадам Коффен спала с половиной города. Одним из её любовников стал Жак-Рене, которому было 22 года…
Казалось, что всё было хорошо, однако однажды случилась катастрофа. Жак-Рене решил посетить мадам Коффен в неурочное время. Каково же было его изумление и негодование, когда он нашёл в спальне своей любовницы «конкурентов» – маркиза Жиля де Клуэ и доктора Ролана Массара, каждый из которых пытался убедить прелестницу выбрать именно его себе в любовники. Жак-Рене Эбер, не нашёл ничего лучше, чем устроить шумную потасовку с грохотом, разбитой мебелью и посудой. Завершилось всё закономерно: оба гостя покинули спальню мадам Коффен, волоча за собой брыкавшегося и ругающегося Эбера.
«Оскорблённый» Эбер решил отомстить, и отомстить прилюдно, унизив своих конкурентов. Он написал воззвание, которое ночью расклеил в самых разных районах города – прежде всего на дверях церкви и мэрии, а также на рыночной площади. В этом послании Эбер написал, что де Клуэ и Массар – развратники, и недостойны посещения человеческого общества.
По факту оскорбления было возбуждено уголовное дело, которое Жак-Рене проиграл. Эбер был оштрафован на 1 000 ливров. Эта сумма разорила опозоренную семью…
После всего случившегося он уехал из Алансона в Руан, откуда в 1780 г. отправился в Париж, где поселился на улице Кордильеров. Там Эбер был вынужден перебиваться случайными заработками, пока в 1786 г. не получил небольшую должность билетёра в Театре варьете.
И вот тут я хочу сделать один очень важный акцент. Консьержкой в доме, где Эбер снял комнату, была Мари-Жанна, вышедшая замуж за башмачника Антуана Симона. Жак-Рене, как тогда говорили, «свёл знакомство» с этой семьёй. Эта супружеская пара в последствии служила ему постоянным источником вдохновения для написания своих памфлетов. До конца его дней Эбер и чета Симонов были дружны. Запомните это! В будущем мы ещё встретимся с четой Симонов...
С течением времени Жак-Рене Эбер стал писать пьесы для Театра варьете, помогать известным авторам в работе над их пьесами: исправлял, дописывал, переделывал.
В 1789 г. Жак-Рене Эбер, идя по улице, наткнулся на представление театра марионеток, вокруг которого собралась приличная толпа. Главным действующим лицом в пьесе была кукла, носившая имя Папаша Дюшен.
Папаша Дюшен был не таким известным персонажем кукольного театра, как Полишинель или Гиньоль, но его популярность непрерывно росла, поскольку он был ужасным сквернословом и презирал опрятность: «огромные усы, трубка в виде печной трубы, широкий рот, непрерывно извергающий клубы дыми, густые брови, сердито сверкающие глаза». Этот персонаж был торговцем и одновременно мастером-печником.
Посмотревший представление Эбер был потрясён: этот персонаж как будто бы был создан специально для него, для его писательских изысканий. После завершения представления Эбер подошёл к хозяину театра марионеток, и предложил поставлять для постановки сценки собственного сочинения, забавные и злободневные. Сделка состоялась…
В написанных им пьесах Папаша Дюшен разоблачал судебные несправедливости и требовал законодательных реформ. Однако никакого серьёзного пафоса в его речах не было – всё состояло из пустых разговоров и грубых шуток. Тем не менее, несмотря на это, очень многие «революционные теоретики» того времени считали эту демагогическую болтовню «гласом народа». Но Эберу на всё это было глубоко наплевать – ему была нужна публика, и он её нашёл. Именно это отличало его от Марата, Демулена, Ривароля и других: под маской Папаши Дюшена Эбер мог заходить гораздо дальше, чем другие. Более того, он даже позволял себе «отправлять» своего персонажа туда, куда до тех пор никто не осмеливался его отправлять: прямиком в Версаль. Устами этой марионетки он мог произносить неслыханные дерзости, оставаясь при этом неуязвимым и безнаказанным.
Вот, например, яркий образчик того, каким языком изъяснялся Папаша Дюпен, в написанном в 1789 г. Жаком-Рене Эбером памфлете:
«…От одной решётки к другой, от одной любезности к другой, и вот наконец я добрался до королевских покоев, где чуть не подрался со слугами. Но тут королева сама вышла мне навстречу. Я вошёл следом за ней в зал, где все стены сплошь в зеркалах. Королевская семья сидела за столом и, кажись, лопала зелёную фасоль, потому что был пост. Только я отвернулся – а чертёнок-дофин уже роется в моих инструментах. Ну, я не стал терять времени даром, схватил мастерок да как дам ему по рукам!
- Это вы правильно сделали, папаша Дюшен, - сказала королева, - он у нас такой непослушный, хватает всё подряд; может быть, теперь он исправится.
- Папаша Дюшен, - предложил король, - может, выпьете стаканчик?
- Да я и два выпью, чёрт меня раздери!
Король позвал сына:
- Месье дофин, сходите-ка в погреб за бутылкой.
Пострелёнок быстро справился с поручением, но только он шагнул на предпоследнюю ступеньку, как вдруг – бац! Встал и стоит: в одной руке подсвечник, в другой – горлышко бутылки, а сама бутылка разбилась. Король страшно разозлился.
- Дофин, ступайте снова в погреб!
Хорошенький он у них, этот малец!
Со второй бутылкой всё обошлось благополучно, и я с удовольствием выпил её за здоровье наследного принца, которого очень полюбил и чьей доброты вовек не забуду»(19) .
Стоит добавить, что это писалось тогда, когда в отношении к августейшим особам у французского народа ещё не было присущего более поздним временам панибратства. Вот на таких образчиках и формировалась в последствии «революционная психология» санкюлотов…
События начавшейся революции дали Эберу возможность, наконец, проявить себя так, как он того желал. Он начал писать политические памфлеты на злобу дня, в которых под маской Папаши Дюшена на остром и не всегда цензурном языке выражал свою «радость» или свой «гнев» по поводу происходящих событий.
С июня – июля 1790 г. стала выходить его газета, получившая имя «Папаша Дюшен» («Пер Дюшен»). С течением времени она даже стала популярнее газеты «Друг народа», которую с сентября 1789 г. выпускал Марат. Газета Эбера выделялась из всего многообразия появившихся в те времена газет, прежде всего, благодаря нарочито дерзкому и простонародному языку, на котором была написана; приправленная к тому же ругательствами. Эберовская газета более других угодила настроениям своих читателей, ибо Эбер изъяснялся с ними на их языке, на языке санкюлотов.
Эбер поставил во главу угла создание своеобразного издания, которое мы сегодня назвали бы скандальной хроникой. Как он говорил, прессу выдумали не для того, чтобы она писала о важных событиях, а для того, чтобы именно она определяла, какие события по-настоящему важны, и каждый день давала читателю новые темы для обсуждения, преподнося скандальные факты соответствующим образом. Персонаж Эбера должен был всем показать, как вывести страну на правильный путь и довести до победного конца «эту вашу грёбаную революцию».
Первый номер газеты «Папаша Дюшен» вышел с подзаголовком «Папаша Дюшен в Сен-Клу, или Встреча с королём и королевой»:
«…- Эвона как! – королева говорит. - Стало быть, это тот самый папаша Дюшен, про которого только и разговору?
- Он самый и есть, мадам, - король в ответ.
- Эй ты, чего молчишь? Язык проглотил?
А я рта не разеваю, боюсь, сорвётся «чёрт», или «мать вашу», или ещё чего не для ихних ушей. Однако ж весь целиком сдержаться не смог и выдал из-под низу хороший залп, от чего королева захохотала, а король призадумался.
Это, если кто не понял, я воздух испортил хорошенько. А королю, может, какая угроза в этом померещилась.
Я сказал, что хотел бы повидать мальчонку-прынца, и меня к нему отвели. Хороший у них малец, е…ть мои башмаки! И меня по-хорошему встретил. Показал мне столько всяких забав, что обхохочешься! Когда-нибудь он вырастет, этот славный маленький засранец; и отец его мне заранее пообещал, что воспитает его по всей строгости. Будет знать, мать его, как заботиться о стране, а не пить из неё соки и притеснять народ!»
Хорошенько запомните это высказывание в адрес наследного принца. Эти слова в будущем будут иметь очень серьёзные последствия. А ведь это только начало, это первый номер газеты…
Благодаря успеху своей газеты Эбер стал одной из заметных фигур революции. Его избрали президентом одной из секций Трибунала, под ироническим названием «Благая весть», отвечающей за борьбу с духовенством. В 1790 г. он женился на бывшей монахине Франсуазе Гупиль.
В течение года растущая популярность персонажа газеты Эбера, его скабрёзные шуточки и комментарии, оказывали всё больше и больше влияния на политическую обстановку в стране. Теперь уже речи Папаши Дюшена определяли то в какую сторону пойдёт политика революционного правительства.
Однако подлинный триумф пришёл к Эберу начиная с 1791 г., когда в стране в очередной раз поменялась политическая обстановка.


ПРИМЕЧАНИЕ:

19. Все цитаты из памфлетов, а потом и из газеты «Папаша Дюшен», используемые как сейчас, так и в дальнейшем в этом очерке, взяты из монографии Кристофа Доннера «Людовик ХVII. Завтра не наступит никогда». – М., 2009.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

Arven

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitimeВс 23 Сен 2012, 13:31

* * *

Я полагаю, что далеко не все в самых мельчайших подробностях и деталях знакомы с историей Французской революции. Конечно, те, кто глубинно интересовался данной проблемой, знают очень и очень многое. Остальные – кое-что помнят со школьных времён, кое-что краем уха слышали из телевизора, читали в романах или смотрели в фильмах. Но они не имеют чёткого и структурированного представления о том, что именно происходило во Франции в последнее десятилетие ХVIII века. Поэтому я считаю, что прежде, чем двигаться дальше, надо чтобы вы все хотя бы в самых общих чертах представляли себе весь ход событий Великой Французской революции.
Я не стану зарываться в глубины этой темы. Те, кто заинтересуются этой историей, потом сами могут всё поискать в специальной литературе. Моей же целью является провести маленький ликбез на тему «Основные вехи Французской революции».
Итак, приступим.
В истории Франции есть ряд событий, которые знаменуют собой определённые вехи в жизни этой страны. Одной из таких вех является Великая Французская революция. Французские историографы именно с времени её начала отсчитывают зарождение во Франции так называемой Первой республики.
Если мы возьмём учебник по истории Франции, то на первой же страничке найдем, как именно разделяется вся история этой страны. Позволю себе привести здесь это размежевание. Оно очень важно для дальнейшего понимания того, что происходило.
Итак,

Доисторическая Франция
Античность
Римская Галлия (220 до н. э. — 481)
Средневековая Франция
Династии:
Меровинги (481 — 751)
Каролинги (751 — 987)
Капетинги (987 — 1328)
Валуа (1328 — 1589)
Бурбоны (1589 — 1792, 1814 — 1848)
Дореволюционная Франция
Сословная монархия во Франции (1302 — 1614)
Французский абсолютизм (1643 — 1789)
Современная Франция
Французская революция (1789 — 1799)
Первая республика (1792 — 1804)
Первая империя (1804 — 1814)
Реставрация Бурбонов (1814 — 1830)
Июльская монархия (1830 — 1848)
Вторая республика (1848 — 1852)
Вторая империя (1852 — 1870)
Третья республика (1870 — 1940)
Парижская коммуна (1871)
Режим Виши (1940 — 1944)
Временное правительство (1944 — 1946)
Четвёртая республика (1946 — 1958)
Пятая республика (с 1958 г.)

События французского абсолютизма мы худо-бедно рассмотрели. Теперь «пробежимся» по времени Великой Французской революции.
В мировой науке периодом Великой революции считается время от 14 июля 1789 г. (взятие Бастилии) и до 9 ноября 1799 г. (переворот 18 брюмера). В энциклопедиях, характеризуя эту революцию, пишут, что это была «…крупнейшая трансформация социальной и политической систем Франции, произошедшая в конце ХVIII века, в результате которой был уничтожен Старый порядок(20), и Франция из монархии стала республикой де-юре свободных и равных граждан».
Начало всему положил созыв 5 мая 1789 г. Генеральных Штатов, о чём я уже говорила выше. Требовавшее себе больше прав третье сословие, не найдя понимания у первых двух, 17 июня, по предложению Эммануэля-Жозефа Сийеса, провозгласило себя Национальным собранием. 9 июля 1789 года Национальное собрание объявило себя Учредительным собранием— высшим представительным и законодательным органом народа.

Женщина, сложной судьбы... 8c842ed05f63
Эммануэль Жозеф Сийес

Эти события в Париже происходили на фоне неслыханных восстаний, охвативших всю Францию. Своего пика они достигли весной – летом 1789 г. В сельской местности крестьяне разграбляли хлебные запасы помещиков, в городах восставшие громили и грабили склады с продовольствием. С течением времени король, прислушиваясь к советам своего государственного совета, принял решение распустить Учредительное собрание. Как только весть о подобном намерении достигла ушей депутатов, Камиль Демулен призвал народ «к оружию». И 14 июля восставшие напали на Дом Инвалидов и захватили там пушки и оружие, а затем направились к Бастилии. Гарнизон крепости, состоявший из 8(!) человек, понимая, что сопротивляться они не в состоянии, сдался. Сразу же после захвата Бастилии весь её гарнизон во главе с офицером, был буквально разорван на куски. Сохранившееся описание того, что восставший народ вытворял сначала с живыми, а потом и с телами просто не укладывается в голове.
Ярый сторонник французской революции Томас Карлейл в своей масштабной книге, посвящённой этим событиям, и написанной в самых восторженных выражениях, цинично написал: «…Условия сдачи — прощение и безопасность для всех! Приняты ли они? «Foi d'officier» (Под честное слово офицера), — отвечает Юлен или Эли (люди говорят разное). Условия приняты! Подъёмный мост медленно опускается, пристав Майяр закрепляет его, внутрь врывается живой поток. Бастилия пала! Победа! Бастилия взята!
Зачем останавливаться на том, что последовало? (!?!) «Честное слово офицера», данное Юленом, следовало сдержать, но это было невозможно. (Выделено мной. – авт.) Швейцарцы построились, переодевшись в белые холщовые блузы, инвалиды не переоделись, их оружие свалено в кучи у стены. …Бедным инвалидам придётся плохо; одного швейцарца, убегающего в своей белой блузе, загоняют обратно смертоносным ударом. Надо всех пленных отвести в Ратушу, пусть их судят! Увы, одному бедному инвалиду уже отрубили правую руку; его изуродованное тело потащили на Гревскую площадь и повесили там. …Делонэ [коменданта Бастилии. – авт.] ведут в Отель-де-Виль… сквозь крики и проклятия, сквозь толчки и давку и, наконец, сквозь удары! Ваш эскорт разбросан, опрокинут; измученный Юлен опускается на кучу камней. Несчастный Делонэ! Он никогда не войдёт в Отель-де-Виль, будет внесена только его «окровавленная коса, поднятая в окровавленной руке», её внесут как символ победы. Истекающее кровью тело лежит на ступенях, а голову носят по улицам, насаженную на пику. …Ещё один офицер убит, ещё один инвалид повешен на фонарном столбе»(21) .
В последующие недели революция распространилась по всей стране. 18 июля произошло восстание в Труа, 19 июля — в Страсбурге, 21 июля — в Шербуре, 24 июля — в Руане. Восставшие захватывали хлеб, овладевали местными ратушами, жгли хранившиеся там документы. В дальнейшем в городах были образованы новые, выборные органы власти – муниципалитеты, учреждена должность мэра Парижа, создана новая вооруженная сила – Национальная гвардия.
В деревнях происходило то же самое. Восставшие крестьяне жгли замки сеньоров, захватывая их земли. В некоторых провинциях было сожжено или разрушено около половины помещичьих усадеб.
Декретами 4 – 11 августа Учредительное собрание отменило личные феодальные повинности, сеньориальные суды, церковную десятину, привилегии отдельных провинций, городов и корпораций и объявило равенство всех перед законом в уплате государственных налогов и в праве занимать гражданские, военные и церковные должности. Но объявило при этом о ликвидации только «косвенных» повинностей (т.н. баналитетов): оставлялись «реальные» повинности крестьян, в частности, поземельный и подушный налоги.
26 августа 1789 года Учредительное собрание приняло «Декларацию правичеловека и гражданина» – один из первых документов демократического конституционализма. «Старому режиму», основанному на сословных привилегиях и произволе властей, были противопоставлены равенство всех перед законом, не отчуждаемость «естественных» прав человека, народный суверенитет, свобода взглядов, принцип «дозволено всё, что не запрещено законом» и другие демократические установки революционного просветительства, ставшие отныне требованиями права и действующего законодательства. Декларация также утверждала право частной собственности в качестве естественного права.
5 октября состоялся поход на Версаль к резиденции короля, чтобы силой заставить Людовика XVI санкционировать декреты и Декларацию, от одобрения которых монарх до этого отказывался. При этом Национальное собрание приказало командовавшему Национальной гвардией Лафайету, повести гвардейцев на Версаль. В результате этого похода король был вынужден покинуть Версаль и переехать в Париж, во дворец Тюильри.
Одним из первых решений Учредительного собрания (ноябрь 1789 г.) стала конфискация церковных земель, которые были объявлены «национальным имуществом» и выставлены на продажу. В последующем был также национализирован ряд земель аристократии. Была проведена административная реформа: провинции были объединены в 83 департамента с единым судопроизводством. Следуя принципу гражданского равенства, Собрание ликвидировало сословные привилегии, отменило институт наследственного дворянства, дворянские титулы и гербы. Стала утверждаться политика экономического либерализма: было объявлено о снятии всех ограничений на торговлю; были ликвидированы средневековые цеховые гильдии и государственная регламентация предпринимательства, однако одновременно с этим были запрещены стачки и рабочие организации – компаньонажи.
В июле 1790 г. Национальное собрание завершило церковную реформу: во все 83 департамента страны были назначены епископы, все служители церкви стали получать жалование от государства. Национальное собрание потребовало от священнослужителей присягнуть на верность не Папе Римскому, а французскому государству. На этот шаг решилась только половина священников и всего лишь 7 епископов. Папа в ответ осудил французскую революцию, все реформы Национального собрания и особо — «Декларацию прав человека и гражданина».
Таким образом, мы кратенько «пробежались» по событиям французской революции от её начала до конца 1790 г. Начиная же с 1791 г. всё в жизни Франции и её обитателей переменилось – и самым кардинальным образом.


ПРИМЕЧАНИЯ:

20.Ста́рый поря́док (также Старый режим; Дореволюционная Франция; фр. Ancien Régime, Ансьен Режим) — политический и социально-экономический режим, существовавший во Франции приблизительно с конца XVI – начала XVII вв. до Великой французской революции. Как пишет французский историк П.Губер, «Монархия Старого порядка родилась в гражданских войнах, которые привели Францию к краху во второй половине XVI в.» (Goubert P. L’Ancien Regime. - T. I. - Paris, 1969, p. 27). Однако некоторые его черты возникли ещё ранее, в XV – XVI вв. Особенности Старого порядка во многом предопределили Великую Французскую революцию и её характер.
По словам П.Губера, «Старый порядок — это, прежде всего, форма общества» (Goubert P. L’Ancien Regime. - T. I. - Paris, 1969, p. 16). Сложившееся во Франции общество до Великой Французской революции довольно сильно отличалось от того, что было в соседних государствах. Марксистские историки полагали, что это было феодальное общество. Однако подавляющее большинство немарксистских историков с этим не согласно, прежде всего, по той причине, что в нём отсутствовали основные признаки феодализма. Так, крепостное право во Франции повсеместно исчезло уже к концу XIII в., система вассально-ленных отношений (феодальная лестница) также исчезла задолго до Старого порядка. Сильный удар по феодальным пережиткам был нанесён кардиналом Ришельё в начале XVII в. Как указывает историк Р.Мандру, кардинал уничтожил замки-крепости французских герцогов и баронов, сохранившиеся со времен Средневековья, распустил их частные армии, запретил дуэли и ввёл полицейские ограничения на свободы французской знати (Mandrou R. La France aux XVIIe et XVIIIe siecles. - Paris, 1987, p. 161). С этого момента во Франции окончательно сформировался абсолютизм — сильная неограниченная власть монарха, которая также нехарактерна для феодализма с его системой рыхлой вассальной зависимости («вассал моего вассала — не мой вассал»).
Вместе с тем, Старый порядок имел мало общего и с капитализмом, который бурно развивался в соседних Англии, Голландии, Германии и Италии. В отличие от этих стран, Франция той эпохи характеризовалась неразвитостью товарно-денежных отношений и преобладанием натурального обмена. Историк А.Токвиль сравнивал некоторые черты Старого порядка с Индией до её колонизации англичанами (Токвиль А. Старый порядок и революция. - С-Пб., 2008, с. 117), другие авторы той эпохи проводили параллель с Персидской империей античной эпохи и сравнивали французские провинции с персидскими сатрапиями, есть много общих черт с Китаем XIV — XVIII вв., что позволяет некоторым авторам относить Старый порядок к особому типу общества, не феодальному и не капиталистическому, который в основном был характерен для стран Востока (Кузовков Ю. Мировая история коррупции. – М., 2010. – смотри п. 13.3). Факт существования ранее в истории особого типа социально-экономической системы на Востоке признаётся как российскими историками (они называют его «Азиатский способ производства»), так и западными (см. Wallerstein I. The Modern World-System. Capitalist Agriculture and the Origins of the European World-Economy in the Sixteenth Century. - New York, 1974, pp. 57 – 58).
Характерной чертой Старого порядка являлась сословность. Всё французское общество делилось на три сословия — католическое духовенство, дворянство и так называемое третье сословие. В политической сфере делался упор на божественное право королей править своими подданными. Абсолютный монарх (самым знаменитым из которых был «Король-Солнце», Людовик ХIV) обладал неограниченной властью.
Старый порядок соответствовал нескольким историческим периодам в истории Франции. Окончательно сложившись к концу эпохи сословной монархии, он в основном существовал в течение эпохи Ришельё и французского абсолютизма. Период до заключения Утрехтского мира (1714 г.), пока могущество Франции шло вверх, принято называть великим веком (Grand Siècle), а последующее время — веком галантным. После революционных потрясений многие французы с ностальгией вспоминали «старые порядки». Талейран как-то заметил, что не жившие при старом режиме не могут знать, что такое сладость бытия.
21. Томас Карлейл. Французская революция. История. – М., 1991. - С. 127 – 128.
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




Женщина, сложной судьбы... Empty
СообщениеТема: Re: Женщина, сложной судьбы...   Женщина, сложной судьбы... I_icon_minitime

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Женщина, сложной судьбы...
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Свободное творчество :: ПИШЕМ :: Проза-
Перейти: