Свободное творчество
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.



 
ФорумРегистрацияВходПоиск

 

 Зовущие Эхо

Перейти вниз 
Участников: 5
На страницу : 1, 2, 3, 4  Следующий
АвторСообщение
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВс 08 Апр 2012, 13:37

Роман дописан. Объем - около 14 а. л. Текст находится на стадии доработки, по мере редактирования буду выкладывать.

Аннотация

Это история, которую рассказал Океан…
Веками гуляют среди норвежских фьордов отголоски далекого эха из прошлого. То крики обезумевших от гнева ведьм, которых сотнями и тысячами сжигали на кострах во времена Средневековья.
И горе тем, кто слышит эти голоса и внимает. Но, очарованные и обманутые, они снова и снова зовут эхо, ошибочно полагая, что это их потерянные близкие говорят с ними.
А между тем быстро сменяющие друг друга события реальной жизни, сперва никак не связанные с ведьмами, понемногу обнажают темную тайну эха во фьордах. От манящего зова ненавидящих мир колдуний, жаждущих отмщения, никуда не уйти…
И лишь вечный океан способен похоронить под собой проклятую память.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВс 08 Апр 2012, 13:38

Я позову тебя, эхо уснувшее,
Ты мне ответишь, и время минувшее
Встанет из пепла
и с песнею ветра
В сердце вернется ко мне.
В каждый свой зов всю Вселенную вкладывать,
Душу свою так жестоко обманывать,
Тешить, как прежде,
фальшивой надеждой…
Вот моя жертва тебе.


Сердце заблудшее, эхо зовущее,
Спутало нити… Былое, грядущее,
Черное, белое, мнимое, сущее
В жизни единой сплелись.
В душу впивались осколки холодные.
Больно.
Куда же ты, сердце свободное?
С воем набросились тени голодные.
Вот и расколота жизнь.


Отзвуки эха то звонче, то глуше…
Уши закрой и не слушай, не слушай!
Прочь уходите, не спящие души!
Прочь колдовство и обман.
Прочь прогоняю я эхо манящее.
Прошлое – мертвым,
живым – настоящее.
Лоскуты рваные памяти проклятой
Пусть заберет океан.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВс 08 Апр 2012, 13:44

«Будь океаном, и ты освободишься».
Анхель де Куатьэ,
«Маленькая принцесса»
.


Пролог

Норвегия, 1059 год
В просторном гроте, темноту которого освещали лишь несколько факелов, раздался пронзительных крик. Звук этот будто тонким лезвием порезал слух собравшихся, и казалось, что ударила молния, хоть небо за пределами пещеры было ясно, и океан спал.
- Именем конунга приказываю: убейте ребенка! – прозвучал суровый повелительный голос.
Он принадлежал высокому статному мужчине с курчавой светло-рыжей бородой, которая покоилась на стальном рыцарском панцире. Глаза человека сверкали, и словно осколки льда блестели холодные голубые зрачки, на лице же застыло жестокое каменное выражение.
Это было лицо того, кто не ведал жалости.
- Нет! – дико закричала молодая черноволосая женщина, которая сидела, окровавленная, на каменном столе и прижимала к груди новорожденное дитя. – Нет! Прошу, только не ее!
Остальные женщины – их здесь было около двадцати – молча обступили свою подругу, ненавидящими глазами глядя в лица собравшихся вокруг палачей, и бледные губы их шептали невнятные слова – должно быть, проклятия. Чего они хотели? Отсрочить смерть ребенка, чтобы он мог разделить их общую участь и умереть с честью?..
- Молчать, ведьма! – рявкнул человек с бородой. – Твой жалкий звереныш – такое же сосредоточение зла, как и ты!
Молодой солдат уже приблизился к кольцу женщин, чтобы отнять ребенка от груди матери, и пленницы зашипели, будто дикие кошки, и, ощетинившись, стали скалить зубы. Однако стоящий доселе в тени седой старик, в таких же доспехах, что и остальные инквизиторы, и с накинутой на узкие плечи бардовой мантией, подошел к предводителю и негромко ему сказал:
- Послушай, Торсвог, к чему тебе кровь ребенка на руках? Знаю, что тобой руководит вера и преданность государю, знаю, что предателей нужно покарать… Но подумай: эта девочка может быть нам очень полезна, если воспитать ее как следует.
- А как же кровь гадюки-матери в ее жилах?
- Не волнуйся за эту кровь. Я сам воспитаю девочку, сам! Уж мне-то можешь довериться.
Седовласый Свенгор – очень мудрый и властный человек. Сам конунг его боится.
А Торсвог – хоть и великий воин – не догадывается о том, что хитрый и алчный старик жаждет власти, а маленькая ведьма, ох, как поможет ему добраться до трона!
И судьбоносная рука дергает Торсвога за язык, и, подняв руку с открытой ладонью, он коротким возгласом останавливает солдата.
Свенгор величественной поступью приближается к шипящим по-змеиному ведьмам, и глаза его глубже океана. Вид его, спокойный и непреклонный, внушает осужденным пленницам больше ужаса, чем мечи солдат и ярость Торсвога и его соратников.
Дрожа и скуля, расступаются затравленные волчицы перед стариком, и он подходит к молодой матери.
- Отдай мне свою дочь, ведьма, и я позабочусь о ней, - спокойно, но в то же время властно говорит Свенгор, протягивая вперед свои страшные морщинистые руки с пожелтевшей от старости кожей.
Женщина сомневается.
- Нет, сестра! – визгливым, срывающимся голосом кричит одна из самых старших пленниц. – Не отдавай кровь и плоть свою, дитя великого Ангтора, в лапы этих клятвопреступников! Дочери героя должно умереть достойно!
Свенгор смотрит на говорившую с безразличием, и руки его все еще протянуты к новорожденной.
- Лучше пусть твоя дочь умрет вместе с нами, сестра! – подхватывает другая ведьма. – Это должно быть великой честью для нее и для тебя! Пусть умрет!
Но мать переводит взгляд на ребенка, и в ее глазах, наполненных слезами, впервые за долгое время светится нежность. С тяжелым вздохом она обращается к Свенгору:
- Возьми ее, старец. Назови ее Торой. И будь с ней добр.
Старик берет девочку на руки и, решительно разворачиваясь, шагает прочь.
- Нет! – кричат женщины. – Позор! Принять помощь от одного из них! Отдать дочь Ангтора на воспитание жалким псам! Позор! Позор!
- Молчать! – приказывает Торсвог, с яростью вращая горящими глазами в глубоких глазницах. – Пусть начнется казнь!
Свенгор уходит из грота с ребенком на руках и не смотрит назад.
Он сотни раз видел, как сжигают ведьм, и ему неинтересно, что сейчас будет происходить внутри пещеры.
И вот старик уже стоит на берегу океана и смотрит на волнующуюся поверхность воды, и ветер треплет его длинные седые волосы, и небо падает… падает…
Дикие крики гнева и боли доносятся из-за спины. Гулкое эхо, что многие века бродит по пещере, лишь усиливает их.
Маленькая Тора плачет.
- Тише, тише… - успокаивая ребенка, шепчет Свенгор. – Спи, дитя Омганга* …


* Омганг - город в Норвегии (фюльке Финнмарк, коммуна Гамвик), куда в старину ссылали ведьм.
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВс 08 Апр 2012, 13:53

Ух ты! Какое начало интересное! Но какие же были жестокие нравы! А потом сами к ведьмам приходят за советами...
Лена, редактируй быстрее и... Жду, что там дальше. Интересно же, что вырастит из младенца.
Спасибо.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВс 08 Апр 2012, 14:41

Спасибо Вам большое за отзыв, Наташа)))))
Буду работать!
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВс 08 Апр 2012, 15:36

Часть первая

Я НАБЛЮДАЮ ЗА ТОБОЙ



Глава 1

1878 год
Небо сурово нахмурило свои седые брови-облака, глядя в холодные синие глаза Северного Ледовитого океана. Было сыро и тихо. Только слышалось, как волны, гонимые мощными течениями, шипя, бурля и пенясь, разбиваются о серые скалы.
Пронизывающий до костей ветер раскачивал лодку и пускал по поверхности воды крупную рябь. Передернув плечами и поплотнее закутавшись в меховой тулуп, Стеин вновь схватился за весла и сильными резкими взмахами направил свое маленькое суденышко к узкому входу в залив.
Здесь, за воздвигнутыми водой и временем воротами фьорда, между двумя каменными стенами, нависающими над океанской гладью, молодой норвежец чувствовал себя как дома. Поэтому он замедлил ход лодки и повел ее зигзагами, любуясь, как правое весло врезается в волны. Наконец, причалив и втащив свою неизменную сосновую спутницу на береговую гальку, Стеин встряхнулся и зашагал вдоль кромки воды, с наслаждением проводя озябшими пальцами по влажным шероховатым скалам, кое-где покрытым пушистой порослью зеленого мха.
Свободная рука его лежала в кармане и теребила маленький самодельный талисман из цветных камешков, собранных много лет назад у горного ручья. Теребила – пряча в тесном кармане все огромное нетерпение, все волнение, разрастающееся в душе Стеина с каждым новым шагом.
- Сегодня я опять ее услышу, - бормотал он себе под нос. – Сегодня… Еще раз… Как и тогда…
Так, нашептывая подобную непонятную ерунду, он довольно скоро добрался до широкой расселины, продолбленной здесь шумной и стремительной рекой. Цель его – огромная ниша в скале – лежала чуть выше по течению, однако пока путник остановился, чтобы смыть с сапог вязкую грязевую жижу…
И услышал откуда-то из глубины ущелья невнятный женский шепот.
- Мама? – Стеин резко обернулся в ожидании… Он сам не знал, чего ждал…
В любом случае, его подстерегало полное разочарование: чуть выше по течению реки, на скользком мокром валуне сидела маленькая, худенькая девушка, смуглая и темноволосая, что было совсем нехарактерно для здешних людей, коренных жителей Финнмарка (а это, как известно, самая северная фюльке* Норвегии). Девушка была очень легко одета, волосы ее растрепались, а темные глаза смотрели на Стеина совершенно дико, в то время как бледные губы, почти такого же цвета, как кожа, продолжали что-то бессвязно нашептывать.
Стеина передернуло, когда он случайно поймал ее невидящий, стеклянный взгляд.
- Эй! Ты чего тут делаешь? – Он помахал перед незнакомкой руками. – С ума сошла? Околеешь ведь совсем!
Странная девушка пропустила его вопрос мимо ушей, зато ее тонкие губы искривила жутковатая ухмылка.
- Ты звал свою мать? – спросила она, прищурившись. – Сегодня ты ее не услышишь… Она не придет.
И, словно забыв про Стеина, она откинула назад голову, подставляя лицо под мелкие капли только что начавшегося дождя, и радостно заболтала босыми ногами, как беззаботный ребенок, чем окончательно взбесила стоявшего напротив нее молодого человека.
- Совсем сбрендила от холода, - проворчал он. – Ты откуда взялась? До лодки дойдешь сама, а? Слышишь?
Говоря так, Стеин мысленно возносил молитву к небесам, чтобы эта сумасшедшая куда-нибудь волшебным образом исчезла и не мозолила ему глаза. Ведь самым неприятным обстоятельством было то, что сидела она как раз на его пути к пещере, где он, возможно, опять услышит голос матери… А проходить мимо этого страшного создания Стеин решительно отказывался.
- До какой еще лодки? – возмущенно спросила девушка и гордо выпрямилась. – Ты надумал заманить Валькири в свой суетной мир? Ну уж нет! – Девушка стукнула крохотным кулачком по ноге. – Валькири не нужен такой мир, Валькири будет жить в своем!
И она рассмеялась, и весело, и безумно в одно и то же время, потом вдруг резко замолчала и вновь стала безмятежно смотреть на небо да ногами болтать. Выглядела она при этом, как будто накануне сбежала из какой-нибудь лечебницы для душевнобольных, и Стеина снова передернуло.
- Она не придет. Иди к своей лодке.
Молодой человек сплюнул на землю и, резко развернувшись, поспешил обратно, туда, где оставил свое судно.
- Ненормальная, - буркнул он, когда уже взялся за весла.


Добравшись до деревни, Стеин направился прямиком к маленькому деревянному домику у самой окраины. Решив не стучать понапрасну в дверь, он подошел к окну и без всяких церемоний крикнул:
- Кэйа! Ты дома?
Изнутри послышался какой-то шорох, за которым последовал негромкий мужской голос:
- Дорогая, твой брат как всегда…
- Не вини его за это, Андор. – Женщина, говорившая это, судя по всему, приближалась к двери. – У него просто такая манера звать меня.
Мужчина за дверью, по-видимому, сказал что-то еще, но Стеину до этого не было никакого дела: в тот момент дверь слева от него скрипнула, и на крыльцо вышла высокая светловолосая девушка – его сестра.
- Стеин! – Она просияла, проворно сбежала с крыльца и расцеловала брата в обе щеки. – Что-то ты давно не заходил к нам.
Стеин сделал вид, что не особо растрогался от нежностей сестры. Он едва заметно поморщился и немного ворчливо ответил:
- Ты же знаешь, я не пылаю огромной любовью к твоему мужу, Кэйа. Да и он от меня далеко не в восторге. – Он бросил недовольный взгляд на дверной замок. – Прошло почти десять лет, а я до сих пор не могу привыкнуть, что ты живешь за чужой дверью… Я… я в твою дверь в жизни стучать не буду! Чтобы я у Андора еще просил разрешения увидеться со своей младшей сестрой? Ну уж нет!
- Ну, ладно тебе, успокойся, - улыбнулась Кэйа. – Когда-нибудь ты все равно поймешь, какой он прекрасный человек и как мне повезло, что я попала в такую добрую и дружную семью. Порадуйся за меня хоть раз, Торстеин Норсенг.
Она всегда называла брата полным именем, когда расстраивалась от его резких слов, а уж если и фамилию добавляла… Значит, вот-вот прорвется обида, значит, пора смягчать тон, Стеин…
Он усмехнулся.
- Эх, добрая ты у меня душа, сестренка. Знаешь, твоему Андору чертовски повезло, что ты согласилась выйти за него, так что он должен быть благодарен небесам!
Глаза Кэйи лукаво заблестели – верный знак. Идем в правильном направлении, Стеин. Ее настроение мгновенно улучшилось, и можно уже брать быка за рога.
Стеин набрал в грудь побольше воздуха и на одном дыхании произнес:
- Я сегодня плавал во фьорде.
Поспешил. Кэйа с легким раздражением вздохнула и отстранилась от брата.
- О, нет, Стеин, в который раз тебя прошу, не затрагивай эту тему, хорошо? Это больше не мой мир. Все. Точка.
- Почему? – недоумевал Стеин.
Она устало смотрела ему в глаза, плечи ее поникли.
- Ну, в который раз за десять лет ты задаешь мне этот глупый вопрос? – прошептала она.
- Я сбился со счета, - спокойно отвечал он. – Но все равно не перестану задавать его тебе, пока ты не дашь мне достойного ответа.
- Теперь мне другое дороже, - смело, с вызовом бросила Кэйа. – Удовлетворен?
- Нет. Нельзя навсегда похоронить в душе истинное чувство, пусть даже обретя счастье в ином. Ты не могла просто так изменить своей любви к океану, к скалам, к морскому ветру, к воле… Ты сама изменилась.
Кэйа молча смотрела на брата. Долго, терпеливо, не опуская глаз. Потом твердо произнесла:
- Да, Стеин, ты прав. Я изменилась. Но, может быть, я просто повзрослела, стала женой, матерью… Ты хоть когда-нибудь по-настоящему осознавал это?
Стеин отвел взгляд и устремил его туда, где когда-то стояла крохотная деревянная лачуга, в которой он с сестрой провел свои ранние годы, самые светлые годы…
- А может быть, ты просто потеряла веру? - тихо вымолвил он.
- А ты? – Кэйа взяла лицо брата в свои ладони и осторожно повернула к себе. Взгляд, который она вложила в его глаза, был мягким и ласковым. – Быть может, я и перестала верить, но ты… То, во что веришь ты, похоже на сказку… Ты снова слышал ее… там?
Стеин помрачнел еще сильнее.
- Нет, - пробурчал он, опуская глаза. – Нет, сегодня я ее не услышал. Хотя очень хотел.
Кэйа настойчиво подняла его подбородок.
- И ты плаваешь туда каждый день и… просто ждешь ее? Ты ждешь, что она вернется к тебе и вернет твое счастливое прошлое? В это ты веришь, Стеин?
- Да.
Кэйа отступила на шаг, и в ее взгляде выразилось глубокое сожаление, а она мотала головой из стороны в сторону, словно говоря: «Нет, нет, нет…»
- Мамы нет, Стеин. Она ушла навсегда, а вместе с ней ушла и прежняя Кэйа. Прости.
Она еще раз поцеловала брата и быстро вошла в дом, мягко прикрыв за собой дверь.
Какое-то время Кэйа еще стояла, замерев, у окна и наблюдала исподтишка за Стеином…
- Мама, от кого ты прячешься за занавеской?
Она вздрогнула и, отскочив от шторы, развернулась лицом к обладателю этого тоненького голоска – ее девятилетнему сыну. Мальчик стоял посреди коридора, держа в руках свой еще не обутый на ногу ботинок, и, удивленно моргая глазами, смотрел на Кэйю.
- Там дядя Стеин, Болдр, - улыбаясь, ответила девушка. – Эээ… Но он уже ушел, милый, ты опоздал, - поспешно добавила молодая мать, видя, что ее дитя уже собирается с сияющим лицом и радостным криком выскочить на крыльцо.
Они друг в друге души не чаяли – Стеин и его маленький племянник, несмотря на неприязнь первого к отцу Болдра, Андору Халворсену. Неприязнь эта, впрочем, распространялась и на всех членов семьи Халворсенов, начиная со старого ворчливого Фолки и заканчивая сумасбродной дикаркой Келдой. Но помешать Стеину обожать Болдра это не могло, ведь Норсенг упорно видел в мальчике исключительно сына своей любимой сестры и с небывалым упрямством отказывался признавать в нем черты Халворсена. В былое время они частенько проводили вечера вместе. В былое время – до тех пор, пока Андор не отправил сына в школу, и в тот день, одному Богу известно, как отчаянно ругал своего шурина Стеин.
Кэйа быстро обернулась и выглянула в окно: брат ушел, и она, тихонько вздохнув, обратилась к Болдру:
- Погода на улице сегодня просто чудесная, милый. Иди-ка погуляй на свежем воздухе, а мама хочет немного отдохнуть…
Мальчик посмотрел на мать, недоуменно подняв кверху одну бровь.


Тем вечером Стеин никак не мог уснуть, все ворочался, перекатывался с одного бока на другой, зажмуривался, словно желая прогнать головную боль, снова открывал глаза и пялился без цели в потолок…
Она была для него всем, его сестренка. Между ними была разница всего в один год, но старший, Торстеин всегда считал себя обязанным защищать свою Кэйю от всего плохого, что только может быть в жизни…
Их мать исчезла почти двадцать лет назад, когда Стеину было девять. Ушла к заливу – и не вернулась. Через несколько месяцев отец умер с горя… Она у него осталась одна, родная, милая, маленькая сестренка Кэйа…
И что теперь?
Не выдержав давления проклятой бессонницы, Стеин встал, оделся, вышел на крыльцо, залитое слабым голубоватым сиянием убывающей луны, и зажег керосиновую лампу, что висела под навесом. Потом уселся поудобнее на деревянные ступени и тяжело вздохнул.
Упрямые глаза, которые никак не желали поддаваться успокоительному сну, были неподвижны и наблюдали за тем, как ночные мошки слетаются на скупой свет керосиновой лампы. Мысли были где-то далеко, там, где свирепые волны вздымаются над недвижными скалами и с оглушительным грохотом обрушиваются вниз, а миллиарды брызг устремляются в голубое небо, словно вдогонку испуганным чайкам. Там, где встречаются вода и камень, когда сила первой пытается сломить стойкость второго, в гневе извергая из глубокой пасти океана синие языки с белой пеной на них, а камень все стоит, лишь становится более гладким и прекрасным, когда морские брызги сверкают и переливаются на солнце…
Как же он любил этот мир!
За спиной скрипнула дверь, послышались чьи-то шаги, затем голос:
- Стеин, ты чего это, сынок?
Молодой человек оглянулся и попытался улыбнуться пожилому мужчине, вышедшему из дома.
Томас Сорбо. Его господин, его друг, его благодетель. Самый любимый человек после Кэйи и Болдра, самый благородный, честный… Короче говоря, в глазах Стеина, просто идеальный.
После смерти отца Стеина, Айджа Норсенга, Томас Сорбо взял мальчика с сестренкой к себе в дом и дал им воспитание. Было за что быть ему благодарными.
- Не спится, герр Томас, - вздохнул Стеин и снова замолчал.
Старый Сорбо подошел к своему воспитаннику и, уже тихонько кряхтя в свои годы, сел рядом на корточки, положил руку на плечо молодого человека и тоже вздохнул.
Ночной ветер принес прохладу со стороны фьорда. Он шелестел в кроне раскидистой старой сосны, что росла рядом с домом Сорбо, и тревожил убаюканных и приласканных темнотой птиц, которые, нахохлившись, прятались среди колючих ветвей. А когда вдруг налетал сильный порыв, ветви колыхались, словно волны, и птицы испуганно взлетали, одна за другой, кружили над зеленой шапкой хвои и вновь опускались, успокоившись…
Стеин, в задумчивости наблюдавший эту сцену, вздрогнул, когда почувствовал, что Томас сильнее стискивает его плечо.
- Как дела у малышки Кэйи?
«Малышкой» Сорбо называл свою приемную дочь с малых лет, еще тогда, когда только приходил в маленькую лачугу Норсенгов в качестве доктора (в былые годы девочка часто болела). В конце концов это милое прозвище настолько прилипло к Кэйе, что Томас решительно отказывался называть ее иначе, даже после того, как девушка вышла замуж и стала фру Халворсен.
- Она в порядке, - ответил Стеин. – Как всегда.
- Что ж, это хорошо, - вздохнул Томас, в который раз уловив в голосе своего воспитанника недовольство. – Ну а ты? Как ты?
Стеин развернулся к нему лицом. Глаза молодого человека горели.
- А что я? – громко и немного не своим голосом ответил он. – Я все еще жду… Я не верю в глупые сказки болтливых сплетниц, которые ходят по деревне… Мама никогда не оставляла после себя то, что когда-то принадлежало ей, что нужно было забрать… Значит, она еще вернется сюда. За всем, что связывает ее с прошлым. И тогда я буду ждать ее, и она обрадуется… «Какой у меня верный сын!» - скажет она. И я буду счастлив.


Была ночь…
Волны притихли. Даже там, за воротами…
Фьорд спал, и только ветер, будто часовой на посту, прохаживался по нему, охраняя этот сон. Фьорд спал… И деревня спала.
Звезды спали тоже.
Только с широко распахнутыми глазами…
А по каменистому берегу, трогая шершавые скалы, шла девушка. Босая. Вдоль кромки воды.
Шла девушка, совсем не похожая на здешних жителей, смуглая, чернокудрая, с ледяными глазами, дитя далеких, чужих земель… Девушка, которая называла себя Валькири.
Валькирия… ** Может, и впрямь убитых ищет?
Вот разве что без коня, без меча и без сияющих доспехов…
Она шла, и не смотрела на воду, только вперед. И все бормотала себе под нос понятные только ей одной слова.
Она шла, и по ее щекам катились слезы.
Соленые.
Как морская вода.


Ты, наверное, пока не знаешь, что Я наблюдаю за тобой…
Но Я смотрю. Очень внимательно смотрю.
Думаешь, Я не вижу твою боль? Ошибаешься. Вижу. Бедная моя девочка, вижу.
Более того – слышу. Все, что слышишь ты…
- Приди, сестра, приди…



* фюльке - то же, что губернии в Норвегии.
** Валькирии - в германо-скандинавской мифологии девы-воительницы, что проносятся над полем брани и собирают погибших, чтобы проводить их души в небесный чертог Вальхаллу.
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 04:54

Очень красиво описана атмосфера древней или старой Скандинавии. Прямо ощущаешь запах соленого северного моря, крики птиц, плеск волн о скалы. Такое необыкновенное чувство возникает будто сам находишься там вместе с героями романа.
Лен, ничего не буду спрашивать, а то снова побегу впереди телеги. Поэтому пока ограничусь тем, что МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ!
СПАСИБО.Зовущие Эхо A696a0d93aa2716bb94285b8cffc0692
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 06:10

Наташа, это Вам большое спасибо!
очень, очень рада, что понравилось!
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 06:17

Понравилось, понравилось. Давай исчо!
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 06:31

Глава 2

Ветер трепал старый парус из грубой мешковины. Фолки Халворсен намотал леску на катушку и вытер пот со лба. Глянул на дно лодки, где рядом с гарпуном и дубинкой, которой он глушил рыбу, на сети лежала сегодняшняя добыча. Да, не густо. Опять не густо. Бывало, наловишь столько трески или серебристой сайды, что и до рынка донести в тягость, и приходится бежать к Андору да звать сына на помощь. Да только в последнее время не везло «Ворчуну Фолки», как любили называть его другие рыбаки.
Иногда, лежа перед сном на скрипучей кровати, он думал: может, ну все это, вернусь в команду, буду выходить на совместную рыбалку, как все нормальные люди. Так ведь и улов больше, и продашь с большей вероятностью, да и вообще веселей… Но гордость проклятая никак не позволяла, и каждый раз рыбак сжимал зубы и отворачивался к стене, как будто старался отгородиться от всех своих давнишних друзей, которые все еще добродушно улыбались при встречах и интересовались, как идут дела у старого отшельника.
- Эй, Ворчун, как жизнь?
Фолки вздрогнул от неожиданности и огляделся: со стороны берега к нему приближалась лодка неунывающего Петтера Булля. Сам Петтер, превесело улыбаясь, отпустил весла и помахал рыбаку рукой, привлекая к себе внимание.
- Не спугни себе всю рыбу своим звучным басом! – крикнул Фолки в ответ на приветствие.
- Погоди, Ворчун, я еще до места даже не добрался, - все так же весело ответил Булль. – Вот заплыву вон за тот обломок скалы, что из воды торчит, метров на сто, там сеть и закину. Как жизнь-то, говорю?
- Как видишь, еще живой, - бросил Фолки. – А ты чего это один? Вроде бы, одиночество – моя привилегия.
Сказав так, Халворсен выдавил из себя весьма невеселый смешок.
- Да так, решил поразвлечься. Иногда, знаешь, хочется, как тебе, посидеть в лодочке, чтоб рядом никого, кроме дорогой рыбки, не было… Так, для себя, для души. Уж ты-то меня, поди, понимаешь.
«Эх, старый разбойник, делает вид, будто даже не догадывается о том, что у меня в душе творится и из-за чего я тогда из команды нашей ушел… - подумал с досадой Фолки. – Вот лис!»
Тем временем лодка Булля приближалась и вскоре уже поравнялась с лодкой Халворсена. По-прежнему мило улыбаясь старому товарищу, Петтер работал веслами и продолжал говорить:
- Видел я на днях твоего мальчонку. Болдр, так ведь его зовут? Славный внучок у тебя, смышленый такой… Встретился мне неподалеку от моего дома, все про маму и папу своих рассказывал. – Петтер почему-то понизил голос. – Как, кстати, поживает молодая пара?
Спрашивал этот чудак так, словно Андор с Кэйей только недавно поженились, в то время, как прошло уже десять лет. «Так-то ты жизнью старого друга интересуешься, - опять с досадой подумал Фолки. – Столько времени все не спрашивал про них, а тут вдруг на тебе. Впрочем, мне все равно».
- А тебе-то какое дело до них, Булль?
Петтер уже обошел лодку Фолки, но приостановился и закачался на волнах неподалеку, чтобы можно было разговаривать вполголоса.
- Да так, просто поинтересовался… Эээ… Знаешь, слышал я недавно, как разговаривали старик Трулс да наш славный Коли про… ну, про родственника вашего. Молодой, высокий, угрюмый такой.
- Ты про Торстеина, что ли? – внезапно расхохотался Фолки.
Так вот зачем этот лис про Болдра заговорил! Издалека, значит, начал.
Многие почему-то не любили упоминать вслух, особенно при Халворсенах, об их родстве с молодым Норсенгом, как будто думали, что те обидятся. А если и упоминали, то как-то робко, как только что Петтер упомянул. Видимо, потому что эти многие сами не желали бы видеть Торстеина своим родственником, ведь фамилия Норсенг в этой деревне на слуху. Не то что бы на дурном слуху, но… попросту говоря, что-то с этой фамилией было не так.
- Да-да, - торопливо закивал Петтер, радуясь, что Фолки за него назвал имя. – Именно про него они и говорили. Ммм… Ну, в общем-то не только про него одного…
Тут у Фолки кончилось терпение.
- Да хватит тебе мяться, - раздраженно сказал он. – Или до конца договаривай, раз уж начал, или плыви давай к своей дорогой рыбке!
- Ну что же ты так нервничаешь, Ворчун, - попытался отшутиться Петтер. – Говорили они про семью их. Я, если честно, многого особо не запомнил, просто сказать тебе хотел, что слухи по деревне ходят про ваших Норсенгов. Мол, то ли рок, то ли проклятие какое на их семье лежит, да только не первая эта Бергдис Норсенг к берегу фьорда ушла и не вернулась. Говорят, что и до нее исчезали в их роду… А иные, кто еще более суеверен, утверждают, что предки этой Бергдис были ведьмами, да и сама она была ведьмой, только от родных скрывала страшную правду о себе. И со временем отправили ее в Омганг, где всем ведьмам самое место. А еще говорят, что когда-нибудь ее дочь, ваша Кэйа…
- Тьфу ты пропасть! – закричал Фолки. – Что за вздор ты мне тут несешь? Нашел что слушать, старый негодник! Все, плыви, плыви, а я домой.
Не обращая больше внимания на Петтера, который кричал ему вдогонку что-то вроде: «Ну, давай, всего хорошего!» - Фолки принялся усиленно грести к берегу, время от времени поглядывая краем глаза на сеть со своей скудной добычей и тяжело вздыхая. В мозгу его, тем не менее, крутились мысли, далекие от трески. Ох уж этот Стеин! Твердит всем, что не признает никаких сплетен, а сам все прошлое ворошит, так что только сильнее костер раздувает… Ну вот зачем ему понадобилось так часто к фьорду уходить?
Пожилой рыбак все качал головой и работал веслами, пока не вошел в бухту, которую здешние любители поплавать гордо называли «аванпортом». Здесь берег был пологим, не то что если взять чуть севернее, и течение было слабее. Около полусотни рыбацких лодок разных габаритов раскачивались на мирных волнах у маленького причала, выложенного деревянными досками на потемневших от влаги сваях, торчащих из воды.
Пришвартовавшись к этому причалу, Фолки снял мачту, обмотав вокруг нее парус, выбросил из лодки длинный канат, выбрался на сушу, взвалив на плечи сеть с рыбой, и старательно привязал свое суденышко. Гарпун и прочие снасти оставил в лодке.
Через час он уже возвращался с рыбного склада, где сдал аккуратно выпотрошенную треску и серебристую сайду. Свой кошелек сегодня Фолки не особо наполнил, ну, да ничего, бывало и похуже.
Вскоре рыбак уже добрался до дома. Дом он себе построил хороший, надежный, большой, так чтоб на всю семью места хватало. Тридцать лет уже стоял этот дом, а выглядел все как новенький, даже зеленая краска на крыше нигде не облупилась. Возле крыльца возвышался флагшток, над которым развевалось светло-синее полотно (это означало, что хозяева дома), а из трубы тонкой струйкой выходил сероватый дымок.
Фолки вдохнул полной грудью, словно желая пропустить родной дым через себя. Только дома, за этими надежными стенами, душа его была полностью спокойна.
- Это ты, Фолки? – раздался голос жены с кухни, как только он переступил порог и закрыл за собой дверь.
Эидис Халворсен выглянула из-за дверного косяка, вытирая руки о фартук.
- Ты одна? – коротко поинтересовался муж.
- Одна. Келда снова к берегу убежала, поди, на фьорд посмотреть.
В голосе Эидис явно слышалось недовольство, причем, в первую очередь не дочерью, а супругом, который в ответ на ее слова не смог сдержать улыбки.
- Чего это ты опять улыбаешься? – набросилась она на него. – Нет чтобы мне помочь ее от этой привычки отучить, ты ее еще и поощряешь! – Женщина всплеснула руками. – Каков отец, такова и дочь. И что мне с вами обоими делать?
Фолки уже давно научился не обращать внимания на подобные проявления недовольства со стороны своей жены. Поэтому он просто решил заняться своим делом, а именно сесть поудобнее в старое кресло возле камина и с наслаждением откинуться на спинку.
Все прошло по плану, как обычно: минуту спустя Эидис перестала ворчать, и послышалось ее тихое пение.
- А завтра, между прочим, Хэвард приезжает, - вдруг донеслось с кухни. – И кстати, не один.
Фолки снова помимо воли улыбнулся в своем кресле и уже не беспокоился, что кто-нибудь посмеет осудить его за это. Когда домой приезжал его младший сын, дом словно преображался: из всех взрослых этой семьи Хэвард был, пожалуй, единственным, кто был в состоянии веселиться без всяких посторонних тяжелых мыслей и этим весельем заражал остальных. Этот славный парень, которого все просто обожали, был настолько же интеллигентным и начитанным, насколько забавным и по-детски наивным. Он получал экономическое образование в Мехамне, и день его приезда в доме у Халворсенов всегда считался за большой праздник. Довольно часто с Хэвардом приезжал и его друг Ойвинд Хёугли, молодой юрист, с которым Хэвард познакомился в первый год своего обучения. Ойвинд воспитывался без родителей, и Эидис, которая узнала об этом от сына, всей своей широкой душой стремилась помочь молодому человеку понять, что значит семья. Короче говоря, ему здесь тоже были рады.
- Что ж, замечательно, - ответил Фолки жене. – Хэвард у нас уже месяц не появлялся, да и герра Хёугли давненько мы не видели…
- А я не говорила тебе, что Ойвинд приедет, - сказала Эидис, выходя из кухни. – То есть он приедет, но где-то через неделю после них.
- Что значит «после них»? – нахмурился Фолки. – После кого это?
Эидис вдруг присела на стул рядом с супругом, тепло улыбнулась и как будто даже подмигнула.
- Хэвард приезжает завтра со своей невестой, некой Нанной Брок. Он хочет познакомить нас с ней.
- Ааа, - протянул Фолки. – Вот оно что. Ну, что я могу сказать, давно пора. Хэварду двадцать три года. В его возрасте Андор уже был отцом. Он, кстати, не заходил?
- Заходил. – Эидис, отдохнув, вернулась на кухню и продолжала уже оттуда. – Передавал привет, про своих маленьких учеников рассказывал. В общем, ничего особенного.
- О Кэйе ничего не говорил? О Торстеине?
- А почему ты спрашиваешь, Фолки?
- Ну, так говорил или нет?
Эидис на кухне некоторое время молчала. Фолки ожидал ответа, но слышал только тихое позвякивание посуды. Наконец, среди этого звяканья он различил вздох жены.
- Нет, не говорил.


К вечеру похолодало. Полил дождь. Море разбушевалось.
- Фолки, старый ты бездельник! Фолки! – кричала Эидис, бегая по заднему двору и собирая белье. Ветер трепал ее разлохматившиеся волосы, с которых уже брызгала вода, а веревки, натянутые поперек двора между четырех деревянных столбов, болтались из стороны в сторону, чем здорово мешали женщине закончить ее дело: мокрые рубашки и простыни развевались под сильными порывами и хлестали Эидис по лицу и рукам.
- Что такое? – Фолки выбежал во двор через заднюю дверь и почти сразу промок до нитки.
- Как это что? – возмущенно прокричала жена. – Ураган такой, а Келды все нет! Беги скорей и разыщи ее, или тебе дочь совсем не дорога?
Где-то пророкотал гром, словно огромное и прожорливое чудище пробуждалось ото сна и потягивалось в предвкушении обеда. Небо опустилось настолько, что казалось, будто оно вот-вот упадет на землю, и стало темно, почти как ночью. За оградой рыбаки с перекинутыми через плечи снастями спешили по домам, что-то возбужденно друг другу крича.
- Хорошо, бегу! – бросил Фолки сквозь шум дождя и вой ветра.
Быстро забежав в дом, он набросил на плечи плащ с капюшоном, хоть и понимал, что пользы от него в такую погоду маловато, и выскочил на улицу через другую дверь.
Он не беспокоился о дочери так, как Эидис: просто, не считая самого Фолки, никто в их семье не знал океан так хорошо, как знала его Келда. И ни один человек не любил его так, как она. Без исключений.
Сегодняшний случай был далеко не первым: много раз буря заставала девушку врасплох именно там, у берега, среди холодных и скользких от ливня скал, острых, словно клыки гигантского зверя. Много раз Фолки находил ее где-нибудь на крутом утесе, когда она пела от восторга, ни капли не страшась пронизывающего до костей ветра и молний, чьи вспышки пронзали черное небо.
Она пела… У нее был прекрасный голос.
Она ничего не боялась.
И даже когда гром грохотал прямо у нее над головой, она как-то странно улыбалась и говорила отцу: «Ты слышал? Это хохочет сам Тор!*»
Фолки знал, куда бежать в первую очередь, чтобы отыскать свою непослушную дикарку. Это было ее любимое место – скала с плоской вершиной, на которой одиноко торчала невысокая кривая сосна. Оттуда открывался прекрасный вид на фьорд: с одной стороны – ступенчатая каменная стена, с которой ревущими каскадами спускался к заливу водопад, с другой – высокий обрывистый берег, на котором беспорядочно рассыпались темные валуны и маленькие домики – самые окраинные лачужки в их деревне. А впереди, за манящими к себе водами фьорда, во всей своей ослепительной и неукротимой красоте расстилался океан…
Бежать было тяжело: ветер в тот вечер, казалось, совсем ополчился против людей и все норовил сбить рыбака с ног да сорвать капюшон с его головы.
Но Фолки, как и любой другой житель северного побережья, с детства привыкший к тому, что природа порой бывает крайне немилостива, не обращал внимания на буран и вскоре добрался до места.
Его дочь стояла, вытянувшись в струну и раскинув руки, словно крылья, как будто хотела взлететь. Платок, который девушка, по всей видимости, наскоро повязала на голову, теперь обнимал ее шею, и концы его, подхваченные ветром, колыхались за ее спиной. Она промокла насквозь, ее сотрясала крупная дрожь, но что была эта дрожь в сравнении с той картиной, которой любовалась Келда!
Вода в заливе казалась совсем черной и слегка волновалась, словно земные плиты вдруг стали двигаться в сотни раз быстрее. Стоял бы на обрыве человек менее опытный, чем Келда Халворсен, не выдержал бы – бросился бы вниз, завороженный манящей глубиной. Но Келда смотрела не себе под ноги, взгляд ее смелых, дерзких глаз был устремлен вдаль, где бушевал разъяренный не на шутку океан. Там огромные черные великаны поднимались из воды и с бешенной скоростью шли навстречу извечным каменным стражам фьорда. А те лишь стояли и ждали, когда же морские завоеватели наткнутся на их щиты, чтобы разбиться на миллиарды осколков и вновь обрушиться в море. Все рвалось, металось, бушевало и пенилось, и все новые и новые великаны вставали с океанского дна, чтобы помериться силами со скалами, но Келда заведомо знала, что их ждет поражение… Знала – и все равно как околдованная наблюдала за этой страшной и прекрасной битвой.
И пела. Во весь голос…
Я пред тобой, как перед богом,
В восторге плачу и пою…
Я не прошу тебя о многом,
Лишь забери меня в дорогу,
Прими же преданность мою…
Открой мне душу…
- Келда! – прокричал Фолки, подбегая к дочери и хватая ее за руку.
Девушка обернулась, и он услышал, что она громко смеется. Струи воды стекали по ее лицу, а она все смеялась и глотала их, и снова смеялась, а капли дождя повисали у нее на губах… Вот только не сразу Фолки понял, что это были не одни только капли дождя, что это были слезы… И тело девушки сотрясалось не столько от холода, сколько от беззвучного плача, прикрытого смехом.
- Что с тобой, девочка моя? – снова прокричал Фолки.
Келда все еще улыбалась.
- Ах, папа, как красиво! Ты только посмотри, папочка, ты только посмотри!
И, прижавшись к нему, девушка вдруг разрыдалась. Фолки в растерянности гладил ее по голове и все приговаривал:
- Ну-ну… Тише, моя хорошая… Что это с тобой приключилось?
Келда резко притихла. Странно, но в это же время начал понемногу утихать и шторм. И только минут через десять, когда погода почти совсем успокоилась, девушка подняла голову и негромко сказала:
- Со мной все хорошо, папа. Просто я… Не важно. Не знаю. Не хочу ничего сочинять.
Фолки поцеловал дочку в мокрый лоб. От густых русых волос пахло морем. Ну, прямо совсем как у рыбаков!
- Пошли-ка домой, дикарка, уже ночь.
Келда вытерла с лица дождь и слезы, надела платок на голову и послушно пошла за отцом, временами едва заметно вздрагивая. Они осторожно спустились с вершины, придерживая друг друга, и не спеша стали пробираться по впадинам между холодными скалами.
Ступая по скользкой траве отяжелевшими сапогами, в которых хлюпала влага, Фолки поддался невеселым мыслям. Избежать их не получилось: словно водоворот из самой глубины прошлого нагнал его и повлек за собой в темную пучину пятнадцатилетней давности…
Келде тогда было всего-то шесть лет, а ее старшая сестра Фрея уже превратилась в юную четырнадцатилетнюю красавицу. Тот вечер был очень похож на сегодняшний, и Фолки со своими девочками в это время гулял у залива.
Ах, если бы время можно было отмотать назад, чтобы удержать тогда еще веселого, жизнерадостного рыбака от столь опрометчивого, столь неосторожного поступка! Но прошлое вернуть нельзя, и именно в тот проклятый вечер, когда Андор гулял где-то с друзьями, а разумная Эидис повела Хэварда к доктору Сорбо, именно в тот вечер Фолки, Келда и Фрея, пользуясь ее отсутствием, пошли к этому фьорду, именно в тот вечер разыгралась буря… И Фрея разбилась о скалы.
На глазах у отца.
На глазах у маленькой сестренки.
И с тех пор дома у Халворсенов почти все время было как-то тихо, и горькая печаль давила, точно низкий потолок. С тех пор Фолки стал совсем другим человеком, угрюмым, мрачным, молчаливым. Он не любил разговаривать с другими рыбаками, ему было тяжело даже просто смотреть на них и видеть, как все хорошо у них в жизни складывается…
Вот поэтому он и ушел тогда из команды, перестав выходить на совместную рыбалку. Да и вообще почти прекратил общаться с прежними веселыми друзьями.
После смерти Фреи Фолки строго-настрого запретил членам своей семьи ходить к берегу фьорда. Всем, кроме Келды. Ведь Келда видела это своими глазами, чистыми детскими глазами, и ее отцу казалось, что она имела право приходить на то место, где все случилось, и тихонько плакать.
Келда всегда, всегда помнила тот вечер.
Может быть, поэтому, даже когда она звонко смеялась, стоя среди неистового урагана, и говорила: «Это хохочет Тор», - в глубине ее синих глаз блестели прозрачные слезы.


Низкий женский голос, преисполненный тоски и боли, повторял одну и ту же короткую фразу:
Приди, сестра, приди, приди
И второй, очень похожий на первый, только более высокий, временами повизгивающий и жалобный, непрерывным потоком накладывался на эти слова:
Прошу вас, не надо, не надо! Пожалуйста! Я ни в чем не виновата, ни в чем! Это все тот человек с хромой ногой, у которого в руках были вилы. Это он наклеветал на меня, это он первым крикнул, он назвал меня ведьмой! Это все он… Я ни в чем не виновата, я никого не околдовывала…И никого не убивала! Пощадите меня! Вас обманывают, это… это все неправда, неправда! Это была другая женщина. Та… У нее был шрам на лице… Пожалуйста, умоляю вас! Нет! Нееееет!
А потом еще:
Я не заслужила этого… Я хотела жить и наслаждаться жизнью, хотела дышать, петь, танцевать, бегать вдоль берега моря, хотела дарить радость, верить и любить… Они убили меня. Ни за что. Ни за что! Они обрекли меня на долгую, мучительную смерть. И пока я умирала, они хохотали и показывали на меня пальцами… Как на затравленного медведя…
И тут вмешался третий голос, хотя, вполне возможно, что это была все та же самая женщина, только ее тон внезапно резко изменился…
ЧУДОВИЩЕ!!! Убийца! Презренный облезлый пес, пресмыкающийся у подножия сатанинского трона! Будь ты навеки проклят! Будь проклят!!! Будь проклят за то, что погубил мою чистую душу! Я никогда, НИКОГДА не оставлю тебя в покое. Ты всегда будешь слышать мой голос, выкрикивающий проклятия, ибо я останусь в твоей голове на веки веков и буду убивать тебя! Я уйду, но я утяну тебя за собой в могилу! И после смерти ты не найдешь покоя! Ты сгоришь в огне ада, и дикие твари будут рыться носами в твоих останках и обгладывать твои кости, а я буду смотреть на это с небес и смеяться, громко, как ты смеешься надо мной! Да будет смерть твоя стократ ужаснее моей, о, худший из подлейших монстров! Молю Всевышнего о том, чтобы проклятия мои обратились в быль! Умри! Умри! Умри!!! Умри и будь навеки проклят!!!
К этому голосу примешивались все новые и новые, и вскоре уже целый хор гневных женских голосов, от которых волоски на коже вставали дыбом, мурашки бежали по телу, а кровь стыла в жилах, звучал вокруг, раскачивая мир из стороны в сторону. И в конце концов все голоса сошлись на одном и том же слове.
Умри! Умри! Умри!
Ты закрыла уши обеими ладонями и зажмурилась, однако голоса не стали тише ни на каплю.
«Нет! Замолчите! Хватит уже! Оставьте меня в покое!!! Навсегда! Уходите! Прочь от меня! Вы ведь мертвы, вы все давно, давно уже умерли. Вы остались там, в прошлом. Так причем же здесь я? Зачем вы меня преследуете? Уходите! Прочь! Прочь!»
Мы всегда будем жить в тебе, сестра… Мы никогда тебя не оставим, слышишь? Страдай вместе с нами, умирай вместе с нами… Приди к нам, сестра, приди, приди, приди…
Приди…

Но тут они замолчали. Как будто их кто-то спугнул.
И действительно: откуда-то сверху, со стороны скалы, под которой ты пряталась, раздался голос. Совсем-совсем другой голос, не похожий на прежние. Это был голос живой женщины, которая просто пела:
Грохочет гром, и небо плачет,
И гневный Тор по небу скачет.
Где ты, ужасный и могучий,
Кто молнией пронзает тучи?
На пару минут завывания ветра перекрыли голос поющей девушки и унесли его куда-то в сторону, однако вскоре вновь послышалось:
… и океан в руках твоих.
Что ты скрываешь под водою?
Открой мне сердце, океан,
Открой мне тайну – не раскрою,
И излечи от старых ран.
Я пред тобой, как перед богом,
В восторге плачу и пою…
Я не прошу тебя о многом,
Лишь забери меня в дорогу,
Прими же преданность мою…
Открой мне душу…
И снова сильный порыв перекрыл чудесный мелодичный голос. А когда ветер стих, песня уже закончилась, и какое-то время было тихо.
И ты заплакала.
- Вернись, вернись, - шептала ты. – Вернись, прошу тебя… Не оставляй меня одну с НИМИ…
Я слышал твой шепот.
Я ведь наблюдаю за тобой.
Очень внимательно наблюдаю.



* Тор – в германо-скандинавской мифологии бог грома, дождя и плодородия.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 06:39

Глава 3

На следующий день, около двух часов дня возле дома Халворсенов остановилась запряженная лошадьми повозка, из которой, поспешно сунув деньги вознице, чуть ли не выпрыгнул опрятно одетый молодой человек с большим черным портфелем в руках. Ловко приземлившись на землю, он приосанился, поправил свой пиджак и с ослепительной улыбкой подал руку хорошенькой светловолосой девушке, которая прибыла вместе с ним.
Из дома им навстречу уже бежала целая толпа. Девушка с улыбкой приостановилась поодаль, а молодой человек раскинул руки для объятий.
- Хэвард! Мама, скорей! Хэвард приехал! – кричала Келда, которая бежала впереди всех, не обращая внимания на то, что полы ее длинного платья путались в ногах.
За ней спешили Фолки, Андор, Кэйа и Болдр. Эидис, только что выскочившая из дома, торопилась позади остальных, вытирая руки кухонным полотенцем, и все приговаривала:
- Господи! Приехали! Уже! Так рано! А у меня еще ничего не готово!
Хэвард, обнимая Келду, громко и весело смеялся.
- Да не переживай ты так, мам. Я-то знаю, что у тебя всегда все готово, даже если ты сама так не думаешь!
- Хэвард, как же хорошо, что ты вернулся! – Келда сияла. – Ты должен скорее представить нам свою невесту. Ну же, Хэвард, познакомь нас!
Нанна Брок была милой двадцатидвухлетней девушкой с глазами цвета моря. Она тоже училась в университете в Мехамне, но познакомилась с Хэвардом только полгода назад через Ойвинда Хёугли, на его дне рождения.
- Я сразу почувствовал в Нанне родную душу, честное слово, - весело и ласково сказал Хэвард, легонько дотрагиваясь до ее плеча.
Нанна скромно улыбнулась всем Халворсенам, и по ее порозовевшим щекам было ясно, что она жутко смущена таким вниманием с их стороны: даже маленький Болдр с любопытством разглядывал невесту «дяди Хэварда». Когда они все вместе направились к дому и Нанна пожала малышу руку, он даже громко объявил:
- Ты хорошая! Мы будем друзьями, да?
Девушка кивнула, засмеялась и с этой минуты стала чувствовать себя гораздо свободнее.
За столом все без умолку говорили, обращаясь преимущественно то к Хэварду, то к его прелестной невесте, так что у бедных молодых людей даже головы пошли кругом и порой они отвечали машинально, а то и вовсе невпопад.
Наконец, Келда, которая сначала активнее всех наседала на брата, вдруг резко успокоилась и попыталась призвать всех остальных к милосердию – дать Нанне и Хэварду отдохнуть после долгой дороги. Впрочем, у нее это не особенно получилось. Тогда Келда просто наклонилась к Нанне и сказала ей на ухо:
- Ничего-ничего, это у нас так всегда, когда Хэвард приезжает. Привыкнешь. К вечеру этот говорящий шторм утихнет, и мы пойдем гулять по нашей деревне. Здесь на самом деле столько красивых мест!
Нанна благодарно улыбнулась новой подруге и приготовилась мужественно терпеть атаку неутомимой Эидис и безжалостного Болдра.
Атака эта внезапно прервалась, когда Андор очень некстати для всех собравшихся вдруг спросил у своей жены:
- Ты говорила Стеину, что Хэвард приехал?
Так получилось, что Эидис, говорившая что-то о домашнем уюте, в этот момент переводила дух, и его хорошо услышали.
- Да, конечно, - напряженно ответила Кэйа. – Он… воспринял эту новость, ну… в общем, как обычно. – Посмотрев на Нанну, которая не могла понять, что случилось, она поспешно добавила: - Впрочем, я почти уверена, что он придет сегодня вечером повидаться с нами.
- Это будет очень, очень мило с его стороны, - заметила Эидис, выдавливая натянутую улыбку.
- Да, - усмехнулась Келда. – Очень! Ведь ему приходится идти на такие жертвы, терпя наше общество.
Кэйа моргнула, глядя на нее, и глубоко вздохнула.
- Просто Стеин… он не очень эмоциональный и немного угрюмый, - тихо произнесла она, опуская глаза в тарелку.
Келда почувствовала, как краска приливает к ее лицу и как устремляются к ней взгляды сидящих за столом. Прокашлявшись, девушка хрипло сказала:
- Прости, Кэйа. Я не хотела тебя обидеть.
Кэйа вскинула голову и широко улыбнулась.
- Ничего. Давайте продолжим обед.


Сложив руки на груди, Стеин стоял у крыльца дома Халворсенов. Не хотел стучать в дверь. Как всегда. Терпеливо ждал, когда сестра выйдет к нему, ведь он пришел к ней – к ней! – а вовсе не к ним.
Вот сейчас она появится, радостно улыбнется ему, сбежит по ступеням, скрипнув деревянными досками… Это ожидание было до боли знакомо Стеину: он это чувствовал каждый раз, приходя сюда. А приходил он сюда довольно часто… во всяком случае, чаще, чем ему хотелось бы. Приходил, хотя терпеть не мог всех тех жалких людей, которые жили за этой самой дверью. Приходил ради одного только краткого мгновения встречи, одной только улыбки, приходил, потому что ему больше ничего не оставалось.
Они все его бросили. Мама, отец, сестра… Он остался один из Норсенгов. И вообще – один.
Но Кэйа все равно появится, чтобы встретить брата.
Она же знает, что ты придешь, Торстеин…
- Стеин! А вот и ты!
Кэйа крепко обняла его и, бодро схватив за руку, повела за собой в дом Халворсенов, через ненавистную ему дверь, за которой раздавались веселые голоса.
- Как хорошо, что ты согласился прийти! Знаешь, Хэвард рассказывает много удивительных вещей, тебе будет очень интересно его послушать!
Они шагнули за порог.
- А, Торстеин! – тут же поприветствовал гостя хозяин дома. – Прошу, прошу к нам! Познакомишься с Нанной.
И Фолки, и все остальные члены семьи (за исключением Келды) изо всех сил старались скрыть свою неловкость перед Стеином и наладить с ним отношения. Ради Кэйи. Но то ли они прилагали для этого недостаточно усилий, то ли молодой Норсенг был совершенно непробиваемым и бесчувственным, да только дело с места ни на йоту не сдвинулось.
Стеин молча кивнул Фолки и вышедшей из кухни Эидис и чопорно присел на стул недалеко от выхода. Кэйа попыталась изобразить смех и потрепала брата по плечу.
- Да нет же, Стеин, садись к столу! – прибавила она немного нервно, подталкивая его вперед.
- Здравствуй, Торстеин, - негромко произнес появившийся в коридоре Андор. – Чувствуй себя как дома.
- Где Болдр? – тут же спросил Стеин у Кэйи, пропуская слова Андора мимо ушей. – Я могу его увидеть?
- Болдр сейчас с Келдой и Нанной, - ответила Кэйа, краснея. – Садись за стол, пожалуйста, он скоро спустится к ужину.
С большой неохотой Стеин встал и проследовал за сестрой в гостиную, посреди которой стоял накрытый стол – маленький шедевр в исполнении Эидис. С дивана навстречу гостю поднялся сияющий Хэвард с протянутой для пожатия рукой.
- Давно не виделись, Торстеин. Как поживаешь?
Норсенг едва-едва пожал ему руку, глядя прямо в серые глаза и пряча во взгляде неприязнь. С детства он терпеть не мог хорошеньких, умненьких, веселых и жизнерадостных мальчиков, которые всегда лицемерно улыбаются и делают вид, что рады тебе; которым всегда все удается; которые имеют все, что нужно для счастья: любящую семью, любимую работу… Все. Хэвард напоминал ему одного из таких мальчиков, и чем больше молодой экономист старался стать другом для угрюмого Стеина, чем больше жалел его и прощал ему любые грубости, тем больше он Торстеина раздражал.
- Как обычно, - сухо ответил Норсенг.
- А, ясно… - Хэвард в очередной раз убедился, что к такому родственничку лучше не лезть с лишними расспросами. Время Торстеина ничуть не изменило. – Так значит, все еще живешь с доктором Сорбо?
- Не вижу причин для того, чтобы уходить из его дома. Я ему нужен, а он для меня как… - Стеин осекся: в его планы вовсе не входило откровенничать с Халворсеном. Он просто резко замолчал, махнул рукой и отошел к столу, увлекаемый своей сестрой.
Минут через пять, в продолжение которых все сидели в гостиной и напряженно молчали, глядя на лестницу, ведущую на второй этаж, спустилась Нанна, на которую Стеин произвел большое впечатление, но, впрочем, далеко не положительное. Девушка была порядком удивлена, когда при знакомстве Стеин сложил руки на груди, нахмурил брови и буркнул что-то вроде:
- Да, я про вас уже слышал.
Хэвард шепотом посоветовал Нанне не обращать внимания на грубость и неприветливость своего родственника, потому что такой уж это человек и, если постоянно обижаться на него, можно всю жизнь проходить обиженным, после чего Нанна, благоразумно последовав совету Хэварда, перестала вспоминать о том, как с ней обошелся ее новый знакомый.
Наконец в гостиную спустились Болдр с Келдой, и лицо Торстеина внезапно посветлело.
- Дядя Стеин! – мальчик бросился к нему с улыбкой – с искренней, настоящей улыбкой, которая для всех здесь была дороже любого золота или алмаза. – Привет, дядя Стеин, я все ждал, когда ты придешь!
Отодвинув свой стул от стола, «дядя Стеин» повернулся к ребенку и раскинул руки, чтобы обнять его. Болдр, продолжая улыбаться, вскочил к нему на колени и устроился там поудобнее.
- Только не балуйся за столом, сынок, - строго сказала Кэйа. – И лучше пересядь на свое место: ты мешаешь дяде Стеину.
- Ничего подобного, - резко возразил Торстеин. – Сиди, малыш.
Кэйа осторожно взглянула на мужа: Андор упорно смотрел в стол, сжав челюсти, о чем можно было догадаться по напрягшимся желвакам у него на скулах. Казалось, он вот-вот начнет скрежетать зубами. Кэйа давно знала: ее супругу совсем не по душе, что Стеин так балует их сына, к тому же она догадывалась: Андору не по себе еще и оттого, что из-за этого Болдр так сильно любит дядю и совсем не ценит любви отца. Чтобы успокоить мужа, Кэйа накрыла ладонью его руку, словно напоминая ему, что все в порядке. Андор медленно и с неохотой расслабился. Он был уже научен горьким опытом, ведь слишком много слез с лица возлюбленной пришлось ему вытирать после своих перепалок с шурином.
- Как поживает доктор Сорбо, Торстеин? – стараясь смягчить резкость Норсенга, поинтересовалась Эидис.
- У него все хорошо, - ответил Стеин и, мгновенно забыв про хозяйку, повернулся к сестре. – Он передает тебе привет, Кэйа.
Она улыбнулась.
- Скажи ему, что «малышка Кэйа» все еще молится за него каждое утро, чтобы он всегда был здоров и полон сил.
- А его внук, Инглинг, все еще здесь, в деревне? – вновь спросила Эидис.
- Да, герр Сорбо сам обучает его всему, что знает. Между ними такие теплые отношения, что они не хотят разлучаться даже на несколько месяцев.
- Представляю… - задумчиво протянула хозяйка дома. – Бедный молодой человек… Бедный доктор Сорбо. Ведь у них, кроме друг друга, больше нет никого?
Фолки под столом ткнул ногой свою слишком любопытную жену. В это же самое время Андор негромко окликнул с предостережением:
- Мама…
Торстеин едва сдерживал свою злость, прикусив губу. Ему хотелось с вызовом бросить в лицо каждому из Халворсенов: «У них есть я!». Но он решил все-таки сдержаться.
- Никого. Мне бы не хотелось говорить о том, какие тяжелые испытания легли на плечи этого благородного человека и какие утраты ему пришлось пережить.
- Да, разумеется, - поспешно вставил Фолки. - Об этом не хочет говорить вся деревня.
- И вместе с тем вся деревня скорбит о его несчастьях, - добавила Кэйа.
Стеин вскинул голову.
- Надеюсь, ты не говорила им ничего лишнего о герре Томасе. – Его глаза сверкнули.
- Ничего из того, что, по моему мнению, могло быть его тайной, - уклончиво ответила его сестра.
- Что ты хочешь этим сказать?
На этот раз уже во взгляде Кэйи, равно как и в ее голосе, проскользнул холодок.
- Я всегда уважала и ценила того, кто вырастил меня так же, как тебя. Но герр Томас никогда не просил меня молчать, никогда не рассказывал мне о себе такого, чего можно было бы стыдиться или что нужно было бы скрывать. А в таком случае… у меня нет секретов от моей семьи.
- Твоей семьи? А Томаса, а меня ты к своей семье уже не относишь? – Стеин захлебнулся гневом и болью.
Кэйа побледнела.
- Оставь в покое мою жену, Торстеин, - сквозь зубы процедил Андор.
Норсенг резко повернулся к нему с холодным огнем в глазах.
- А ты не дави на мою сестру! Это все ты, я знаю! Ты настраиваешь ее против меня.
Андор привстал, однако Фолки отреагировал мгновенно, схватил сына за руку и усадил обратно на место.
- Угомонись, - строго велел он ему.
Но Андор уже не скрывал презрения и гнева в своем взгляде и словно хотел насквозь пронзить им Стеина, а тот отвечал ему так же яростно. И оба уже не видели, что Кэйа без сил уронила голову на руки и крепко зажмурилась, как будто пыталась прогнать кошмар, а Болдр соскользнул с колен дяди и сел на свое место между Хэвардом и Эидис.
- Мы приняли тебя в нашу семью ради твоей сестры, - негромко сказал Андор. – Ради Кэйи… Так прояви хотя бы уважение к ней и к нам.
- Я не просил вас принимать меня, - дерзко бросил Стеин ему в лицо. – Вы мне не семья, моя семья – Кэйа. И только…
- Прекратите! – не выдержала Келда. – На глазах у Болдра! Как не стыдно!
Стеин бросил на девушку испепеляющий взгляд, а Андор, вняв сестре, сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться.
- К тому же сегодня мы празднуем помолвку Хэварда с Нанной, - присоединилась к дочери Эидис. – Пожалуйста, Нанна, прости нас за этот глупый концерт…
Девушка мило улыбнулась.
- Ничего страшного. Я понимаю, что в любой семье иногда случаются подобные… затруднения. Правда, ничего страшного.
Торстеин презрительно скривился и опустил голову.
- И как ты могла променять меня на этих никчемных людей, Кэйа? - прошептал он.
Лишь Келда, сидящая рядом с ним, услышала эти слова. Она сильно сжала его локоть и со злостью прошипела:
- Закрой свой рот, Стеин, или я собственноручно выгоню тебя из нашего дома, ясно?
Молодой Норсенг насмешливо посмотрел ей в глаза.
- Ты? – Он усмехнулся. – Помолчи лучше, девочка.
- На тебя-то у меня сил хватит, - спокойно и уверенно ответила Келда.
Снова издевательская усмешка.
- Ну, попробуй… Не сможешь. Ты не прогонишь меня на глазах у Кэйи, чтобы не сделать ей больно.
- Думаешь? А я уверена, что Кэйа испытает только облегчение. Это твое поведение, твое присутствие здесь причиняет ей боль.
Несколько секунд Торстеин молча смотрел в глаза Келде. Потом вдруг резко выдернул свою руку, порывисто встал и, ни с кем не попрощавшись, вышел из гостиной. Несколько секунд спустя сидящие за столом услышали, как хлопнула входная дверь.
- Кэйа… - начал было пораженный Хэвард, но Кэйа остановила его коротким жестом.
- Ничего. Пожалуйста, не обращайте внимания на моего брата. Веселитесь дальше.
В уголках ее глаз уже блестели две прозрачные капельки.


В доме было темно, и стояла звенящая тишина. Вот уже час назад Томас отправился проведать старика Ларса Сульстада и сказал, что, возможно, придется провести у постели больного всю ночь. Торстеин сегодня целый день не появлялся дома. Наверное, опять отправился к фьорду…
Широко зевнув, Инглинг присел на ступени лестницы, ведущей к спальным комнатам, и задумался, отбивая носками ботинок такт своих невеселых мыслей. Что это происходит со Стеином? Бедняга так близко к сердцу принимает все эти глупые россказни болтливых старушек… Зачем ему все это? Только лишняя боль.
Пойти, что ли, и поискать его?
Ведь так дальше продолжаться не может. Стеин итак уже загубил все свои добрые отношения с жителями деревни, превратившись в мрачного и порой даже жестокого человека с холодным сердцем. Все равно что раньше времени самого себя похоронил.
Юноша поспешно оделся, намереваясь пойти к заливу и отыскать пропавшего друга среди скал и гула океана, еще не понимая, насколько это глупая и бессмысленная затея. Там иной мир, загадочный и сложный, словно лабиринт, и Стеин в этом лабиринте как рыба в воде.


Взошла луна, заливая своим голубоватым сиянием темно-зеленую траву, мелькающую перед слезящимися глазами. Стеин бежал, не останавливаясь и не оглядываясь, словно кто-то гнался за ним. Дыхание его участилось, сердце билось как будто в висках, и казалось, что голова вот-вот взорвется.
Бежать, бежать… Подальше от боли… Подальше от мира никчемных и жестоких людей.
Мысль о том, что он мог причинить страдания своей любимой сестре, сводила Стеина с ума. В глубине души, в самых дальних и тайных уголках своего сознания он понимал, что слова Келды были правдивы, но все-таки не желал верить в это.
Да как могла эта наглая девчонка обвинить его в подобном! Пусть эти Халворсены попробуют сложить вместе всю их любовь к Кэйе, пусть попробуют – все равно будет меньше, чем у него одного! А Кэйа… Кэйа этого не видит.
Кэйа предала меня. Она выбрала другую жизнь, в которой есть место для Андора и Болдра, но нет места для единственного человека, в чьих жилах течет точно такая же кровь, как у нее. Она меня выставила из своей жизни.
Бежать, бежать!
Больше никогда он не появится в доме у Фолки или у Андора. Никогда! Теперь даже жажда повидаться с сестрой не сможет повлиять на его решение.
Говорят, мое присутствие теперь тебе неприятно, Кэйа… Не волнуйся: я больше не буду вторгаться в твой тихий мирок. Ты добилась своего…
Но как? Как? Как ты могла меня предать?

Он перешел на шаг только тогда, когда понял, что за его спиной уже оказались неподвижные скалы, когда почувствовал, что они защищают его от всех обид и ран, которые нанесла ему жизнь… Стеин брел между серых камней, проводя по ним ладонями, а временами припадая к ним щекой, чтобы почувствовать спасительную прохладу. С каждым новым шагом, с каждым новым вдохом, он чувствовал, как буря у него внутри понемногу успокаивается.
Наконец Стеин добрался до обрывистого берега. Место, где он очутился, было уже хорошо ему знакомо: молодой Норсенг знал, что если пройти еще немного к востоку, можно найти узкий желоб между двух обрывистых скал, по которому он сам часто спускался к воде. Так он поступил и на этот раз. Спустившись вниз, он лег прямо на мокрую гальку у берега и стал машинально водить пальцами правой руки по кромке воды.
Стеин окончательно успокоился, как успокаивается ребенок в надежных объятиях отца, чувствуя себя защищенным от всех невзгод и бед. Он и в самом деле был ребенком. В глубине своей души. Вся его жизнь будто оборвалась после потери родителей, и он так и не вырос.
Это только физически он был здесь – живой, крепкий молодой мужчина.
Но все, что некогда составляло его суть, осталось где-то за плечами. В облике девятилетнего мальчика.
Лежа так на берегу и слушая плеск воды, накладывающийся на далекий шум океана, Стеин незаметно для самого себя начал засыпать, уже не обращая внимания на то, что зубы его стучали от холода и приходилось до боли сжимать челюсти, чтобы сдержать эту дрожь. Он засыпал… Он видел, как подрагивают, тихонько звеня, крохотные звезды на черном небе…
А потом он увидел Кэйю. Нет, не ту бледную и поникшую молодую женщину, которую он оставил в доме у Фолки, но маленькую девочку с широко распахнутыми синими глазами, в которых горел веселый озорной огонек. А еще там был отец. Он что-то говорил, громко смеясь и похлопывая самого Стеина, тогда еще тощего и нескладного мальчика, по плечу.
И мама… Она тоже смеялась, но потом вдруг встала в дверном проеме и сказала, совсем как в то утро: «Ну, пока, детки, я вернусь вечером». Стеин застонал во сне. Тогда, двадцать лет назад, он еще не знал, что мама не вернется в тот день, что она вообще не вернется. Но взрослому-то Стеину уже все было известно!
- Нет, мама! Стой! – закричал он не своим голосом, и этот отчаянный, безнадежный, безумный крик привел его в чувство.
- Стой, стой, стой… - будто подразнивая его, вторило горное эхо.
И внезапно, словно в ответ этому голосу, откуда-то издалека прозвучал другой:
- Я вернусь, сынок, я обязательно вернусь.
Молодой человек уже проснулся и теперь сидел на земле, обхватив руками колени и озираясь вокруг.
Это все еще сон. Все это тебе просто снится, Стеин…
Но ее голос продолжал звучать у него в голове, он был везде вокруг него, он наполнял воздух своей вибрацией, он отражался от высоких скал, и эхо от этого голоса все громче, все сильнее повторяло ее слова:
- Я вернусь, вернусь, вернусь…
Стеин поднялся и почувствовал, как его шатает из стороны в сторону. Голова кружилась, и звезды в небе продолжали танцевать. Весь мир вокруг начал шататься, вибрировать и пульсировать, как кровь в напряженных жилах. Но несмотря ни на что, Торстеин пытался стоять прямо и оглядывался вокруг себя, стараясь увидеть, узнать, понять…
- Где же ты? – крикнул он в пустоту.
- Я здесь, сынок, - донеслось отовсюду сразу. – Я здесь, я здесь…
Стеин закрыл глаза, и перед его взором возникла молодая Бергдис Норсенг. Как всегда тепло улыбающаяся, милая, добрая… Она протягивала к сыну руки, будто желала обнять его.
Не бойся. Это всего лишь сон, Торстеин. Это воспоминания.
Воспоминания? Но мама говорила ему то, чего не говорила никогда в той, далекой прошлой жизни, когда была рядом…
- Я очень скоро вернусь, Стеин. И заберу тебя в тот дивный край, который я открыла много лет назад в результате своего путешествия. Там удивительно красиво! Там кричат морские птицы, там снег белее, чем ангельские крылья, там свежий ветер, там дышится по-другому… И там везде, везде вокруг скалы и океан, океан… Безграничный океан…
- Но почему же ты не вернулась раньше? – дрожащим голосом спросил Торстеин, продолжая стоять с закрытыми глазами.
- Это очень, очень далеко отсюда, мой милый, - ответила мать. – Но я уже вот-вот вернусь и заберу тебя с собой. Жди меня, Стеин, жди меня, жди…
Он открыл глаза. Мир продолжал дрожать и вращаться, но с каждым новым витком пульсация понемногу отступала. Вокруг не было ни души, и только горное эхо, парящее над ночным фьордом, все еще тихо напевало:
- Жди, жди, жди…


Жди ее, Стеин… Жди, мальчик, запертый в теле мужчины…
Жди… Если все еще хочешь ждать.
Или НЕ жди. У тебя ведь все еще есть выбор…
Наверное, ты пока еще не знаешь, что Я наблюдаю за тобой…


Хрупкая фигурка кругами ходила вокруг спящего молодого человека…
- Бедняга… Не слушай ее, Торстеин. Не слушай. Беги от нее.
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 07:57

ого, сколько киданула! Вечером почитаем. Сейчас ученик придет, заниматься буду.
Вернуться к началу Перейти вниз
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
Арахна

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 08:45

Куда, куда вы так спешите! Я не успеваюююю!!
Лен, так здорово, буду читать!Зовущие Эхо 03947a0569b2cfa62e58dbe7a1ae0abd
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 08:55

Спасибо!!! Но дальше будет медленнее: надо чистить текст, к тому же в процессе буду чуть-чуть изменять сюжет - уделить больше внимания Валькири)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
Арахна

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 09:02

Она мне напомнила дикую девочку из "Дика" Гумилева Николая.
Это та самая, не принесенная в жертву?
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 09:08

Да)))
Вот так у меня всегда: все понятно. Народ читает - и сразу догадывается)))
Хотя, наверное, здесь я даже и не пыталась это скрыть...
Вернуться к началу Перейти вниз
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
Арахна

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 09:10

Тогда всё в порядке, если не хотела держат интригу))))
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 09:24

Благодаря тебе "Черного Дика" прочитала)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
Арахна

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 09:31

Понравилось? На меня помню такое впечатление рассказ произвел, слов нет!
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 09:34

Понравилось, но впечатления такие... непонятные. Может, попозже уляжется, пойму, что почувствовала)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
Арахна

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeПн 09 Апр 2012, 09:37

У Гумилева большинство вещей такие непонятные.
Мне как раз и нравится это неоднозначность.
И страшно и жалко и хочется читать снова и снова...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВт 10 Апр 2012, 10:59

Уф! дочитала первые три главы! Очень впечатлена! Атмосфера души Стеина мрачная. Мне стало жаль этого несчастного парня. С одной стороны, его надежда на возвращение матери, с другой - эгоизм по отношению к сестре. Этот эгоизм и неприятие сестринского счастья злит. И так же хочется его отшлепать! но по сути - он глубоко несчастен. Одинок.
Но мне кажется, что ему поможет Валькири. Не зря же она его предупреждает и оберегает.
Лена, написано все просто великолепно! Спасибо!
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВт 10 Апр 2012, 11:59

Очень-очень счастлива, что нравится и что образ Стеина сложился у Вас именно такой, как я хотела!!! bounce
СПАСИБО!!!
Да, Валькири поможет ему - и не только. Но ее образ надо чуть побольше расписать, поэтому редактирую текст)))
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВт 10 Апр 2012, 13:09

Ну, я не тороплю. Как отредактируешь, так выложишь. Главное - не забудь показать! Laughing
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeВт 10 Апр 2012, 13:29

Не забуду)))
Мне и самой не терпится узнать, как Вы оцените мое продолжение)))) Жалко, что времени пока маловато (скоро жуткая Сессия)
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСр 11 Апр 2012, 05:53

Цитата :
Мне и самой не терпится узнать, как Вы оцените мое продолжение
Не боись! Оценим как надо!

А на сессию - НИ ПУХА НИ ПЕРА!
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСр 11 Апр 2012, 06:14

Ой, не люблю это говорить, но - к черту)))
А на самом деле - СПАСИБО!!!
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСр 11 Апр 2012, 06:21

Удачной сдачи экзаменов!
Кстати, а какой факультет, если не секрет?
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСр 11 Апр 2012, 08:52

Не секрет)))
Институт природных ресурсов ТПУ (бывший Институт геологии и нефтегазового дела)
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСр 11 Апр 2012, 08:57

Ух ты! Значит, ты будешь геологом? Романтиком, который кормит комаров! hohot hohot hohot
И гуляет в сапогах по болотам? hohot hohot hohot
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСр 11 Апр 2012, 09:05

Ну, что-то вроде того))) Laughing
А Вы какой предмет преподаете? Вы ведь в школе работаете?
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСр 11 Апр 2012, 09:18

Аха, в школе. Англицкому пытаюсь научить наших оболтусов.
Вот у нас уже 19:18, а состояние будто только что пришла. Это реакция на наш 6 класс.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСр 11 Апр 2012, 09:40

все понятно с нынешними школьниками...
Ну, хорошо Вам отдохнуть после трудового дня Smile
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСр 11 Апр 2012, 09:47

Да уж. отдохнешь тут! До сих пор не могу в себя прийти. А еще уроки делать.
Но спасибо за пожелание.
Вернуться к началу Перейти вниз
Ромашка
Странница
Странница
Ромашка

Сообщения : 11475
Дата регистрации : 2010-10-23
Откуда : Из песочного замка в облаках

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeЧт 12 Апр 2012, 05:51

Ура!Я прочла!
Ну,написано настолько захватывающе,что аж ... о работе совсем забыла)))
Описание шторма потрясло - так реалистично,аж в комочек хочется сжаться,а то вдруг зацепит и унесёт с собой!
Стеин ... Да,вроде взрослый,но ребёнок,который потерял маму и не хочет это осознавать.Пытается перенести это чувство на сестру,но у той своя жизнь,вот он и ревнует.
Ждём продолжение!Зовущие Эхо 5893a89152ed32ffb866baee470a5c47
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeЧт 12 Апр 2012, 07:13

Спасибо большое, Лиди!!!
Все верно: ты очень точно описала чувства Стеина. Так рада!))))
Вернуться к началу Перейти вниз
Ромашка
Странница
Странница
Ромашка

Сообщения : 11475
Дата регистрации : 2010-10-23
Откуда : Из песочного замка в облаках

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeЧт 12 Апр 2012, 07:25

А я рада,что правильно поняла,а то меня периодически таааак заносит)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
Арахна

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСб 14 Апр 2012, 14:02

Дочитала, Лена!
Да, жаль Стеина, жаль что он не повзрослел.
Мучает себя и сестру, испортил отношения со всеми.
Но ведь мать ушла добровольно, или её выкрали ведьмы?
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
Лилуай

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСб 14 Апр 2012, 14:10

Привет, Юля sunny
Спасибо, что прочитала и жалеешь героя!
Ее выкрали, но это были не ведьмы))) Здесь скоро примешается более реальная история, связанная с Томасом Сорбо - покровителем Стеина.
С теплом))))
Вернуться к началу Перейти вниз
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
Арахна

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitimeСб 14 Апр 2012, 14:20

Тебе спасибо, жду)
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
Спонсируемый контент




Зовущие Эхо Empty
СообщениеТема: Re: Зовущие Эхо   Зовущие Эхо I_icon_minitime

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Зовущие Эхо
Вернуться к началу 
Страница 1 из 4На страницу : 1, 2, 3, 4  Следующий

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Свободное творчество :: ПИШЕМ :: Проза-
Перейти: