Свободное творчество
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.



 
ФорумРегистрацияВходПоиск

 

 Непешие прогулки

Перейти вниз 
Участников: 3
АвторСообщение
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПн 09 Янв 2012, 18:14

Это последнее творение в сборнике "Смотрящие из шкафа"
Состоит из 3 частей.
Это можно назвать как повестью, так и большим рассказом, так и циклом рассказов, т.к. какждые части, хоть и объеденены общим сюжетом и смыслом, но являются самостоятельными)

Непешие прогулки

Отрезок первый.
Метро.
Всякий раз, выходя за дверь,
надо быть очень осторожным,
потому что тропинка, начинающаяся у крыльца,
на самом деле дорога, а дорога бесконечна.
И если забыть об осторожности, можно оказаться...
очень далеко и обнаружить, что ты чужак в чужой стране,
а как ты попал туда, неведомо и тебе самому.

Стивен Эдвин Кинг
Повесть «Лангольеры»



Ветер тормошил его волосы и обдувал, охлаждая каждую клетку тела. Он то толкал в спину, то прыгал в лицо, так что предугадать направление было невозможно. Иногда он даже задувал в уши, на секунду оглушая. Он мог всё. Вернее так думал Гарик. Даже не думал - мечтал, спускаясь в душном метро, в самый жаркий день этого лета на самом, наверно, медлительном эскалаторе. Лампы, горящие непонятно зачем, ведь от них же шел нехилый искусственный электрический жар и рекламные вывески (корм для собак (а иногда и кошек) сменялся очередным блокбастером, который призывают обязательно не пропустить кинотеатры города) плелись мимо как гусеницы на сладкое. Его все раздражало. И поручень, который движется всегда с другой скоростью, нежели эскалатор; и голосовая реклама, циклично повторяющаяся на протяжении такого долгого пути в одну сторону; и бегущие мимо (вот они сами знают, куда они спешат, а?) пассажиры. Он бы и сам пробежался, но как в старом анекдоте, решил потерпеть и не "снимать обувь". Все было не так в этот самый жаркий день. Гарик никогда не ошибался в своих ощущениях, и в тот день он чувствовал неладное. Однако все равно спускался в пропасть метро. Ведь это самый безопасный транспорт, не так ли? Главное держаться за поручни на эскалаторе. Главное не пересекать черту на краю платформы. Главное, главное, главное... Так много ограничений, но все-таки самый безопасный вид транспорта - неизменно метро. В тот момент Гарик выполнял один из пунктов, не понимая толком, зачем. Но он держался за поручень. И не зря, как оказалось. Ни с того ни с сего эскалатор остановился, да так резко, что последний "спринтер", не успевший добежать до конца пути с "ОХами" и "АХами" и с матом кубарем покатился, собственно, к концу пути. На секунду садистское удовлетворение отразилось в улыбке Гарика, но, затем, он все-таки одумался и пожалел беднягу. Быть может он, и впрямь, куда-то спешил. Вслед за резким торможением погасли лампы. Дальше, меньше чем через минуту, прекратилась смена картинок на транспарантах, превратив некоторые из них в очень своеобразные карикатуры. Мечта Гарика сбылась, но почему-то он не был этим доволен. Ступор в умах пассажиров прошел, и вниз, в район кабины диспетчера было послано множество замечаний. Гарика от диспетчерской отделяла больше половины пути, но, не смотря на невысокое зрение, он сумел разглядеть красноречивый жест женщины-диспетчера: она просто развела руками. Затем послышался ее зычный внушающий доверие голос, коротко "попросивший":
- Никому не двигаться!
Больше она ничего не сказала, но и этого, знаете ли, хватило для того, чтобы не ослушаться. Продолжая легонько, но уверенно держаться за перила, еще пока спокойный Гарик огляделся по сторонам, разглядывая "соседей". И ничего в этом такого неприличного нет, так как они ("соседи") маялись тем же самым. Делать-то нечего. В двух ступенях выше него стоял крепкий, невысокий парень лет тридцати-тридцати пяти. Стоял он, выпрямившись, как аршин проглотил, крепко вцепившись в перила, как велосипедист в руль, севший первый раз. Аж костяшки побелели. Гарик даже пожалел, только вот не знал кого: парня, настолько напряженного и, не много не мало, испуганного; или перилину эскалатора, которую он ненароком вырвет. Парень поймал взгляд Гарика и горько улыбнулся, после чего Гарик поспешил перевести свой взгляд куда подальше, но, на всякий случай, улыбнувшись в ответ. Остановил он его на девушке, стоящей перед ним также на расстоянии двух ступенек. Светловолосая (именно светловолосая, а не блондинка), насколько он мог судить со спины, вполне себе симпатичная. Даже милая, но, ни в коем случае, не красавица в отрицательном понимании этого слова (постная, без единой искорки в глазах, вешалка для бесконечного, как этот эскалатор, ряда шмоток). Она сжала перила не слабее, чем качок позади. "Что же они все так вцепились-то? - поинтересовался у самого себя Гарик. - Или они знают что-то, чего не знаю я?". И на "всякий пожарный" тоже крепко сжал резиновое покрытие поручня.
- Ну, мы трогаемся или нет? - не выдержал Гарик, наклонившись вбок, чтобы лучше видеть диспетчерскую будку. Странно, но женщины в ней не оказалось. Наверно, пошла за служащими метро. Так как возглас Гарика прозвучал в полной тишине, не нашлось ни одного человека, кто бы его не услышал. Большинство негодующе закивало, также как и Гарик, всматриваясь в будку. Как назло, в этот момент прозвучал гул уходящей электрички. Гарик, конечно, никуда не спешил, цель его никуда не денется, но неприятное чувство возникло. Разумеется, те, кто был ближе всех к зубчатой полоске в самом низу, в которую погружаются ступени, уже давно сошли и преспокойно, наверно, уехали каждый в свою сторону. А вот те, кого остановка застала на достаточной высоте, оказались в неудачной ситуации. Вроде бы и спуститься-то хочется и не очень хочется падать, если эскалатор вдруг резко поедет
Пока Гарик размышлял, произошло одно странное, и даже страшное событие. Про такие обычно люди говорят - "оно изменило всю его жизнь". Внезапно из ближайшей ступени повалил дым, и уже спустя секунду Гарик не мог разглядеть даже очертаний девушки, стоявшей через ступеньку. В страхе отпустив поручень, он обернулся на здорового парня позади в надежде на помощь, но парня там не оказалось. Вернее Гарик его не видел. Из ступеньки за ним валил тот же дым, что и спереди. Он в ловушке, потому что что-то подсказывало ему - не стоит проходить сквозь этот дым. И на этот раз он послушается и довериться своему чутью. Лихорадочно соображая, Гарик, прежде всего, решил позвать кого-нибудь. Раз его не задел странный дым, может кого-нибудь тоже?
- Эй! - во всю глотку крикнул Гарик и тут же пожалел об этом.
Чтобы понять, что он испытал достаточно надеть на голову большую кастрюлю и крикнуть что есть мочи. Схватившись за голову, оглушенный парень чуть не рухнул в пространство дыма, но сумел-таки удержаться. Вскоре звон в ушах и боль в голове стали отступать и обрадованный тому факту, что он не оглох, Гарик решил пробраться в единственное свободное от дыма пространство - через перила туда, где располагались лампы и рекламные транспаранты. Но, едва он вскарабкался на балюстраду, как эскалатор заурчал. Гарик не знал, что ему делать, но на выбор не было времени, поэтому он остался на площадки, на которую только что залез. Там было как-то безопаснее, что ли. Эскалатор тем временем «зафыркал» чуть сильнее и ступенька, на которой Гарик стоял каких-то тридцать секунд назад, задымилась, как и все остальные. Теперь уже весь эскалатор был в странном дыму. И этот дым двигался вниз вместе со ступенями.
- Спасибо, - тихо, но с чувством произнес Гарик, обращаясь к неизвестному герою с транспаранта, на который он облокотился. - Не знаю как мир, но меня ты спас. Ну, или помог, как минимум.
- Эй! - снова крикнул он, на этот раз не так громко - голова еще болела. Надежда встретить хоть кого-нибудь живого таяла с каждой секундой, но еще существовала. Крикнув это, он удивился тому, как странно прозвучал его голос. Как-то непохож он был наего. Через секунду он радостно воскликнул: из-за транспаранта, находящегося выше него, выглянуло знакомое лицо. Это был тот самый здоровяк, что стоял позади на эскалаторе. Радость, наполнившая Гарика, была такой же, с которой смотрел на него этот парень. Настало время и Гарика выглянуть из укрытия. Прямо "под" ним за "кормом для собак" расположилась знакомая светловолосая девушка. А за ней еще несколько человек, все как один, прислонившиеся к "рекламе". Они улыбались.
- Я даже не знаю, что сказать! - крикнул здоровяк, оглядывая всех нас. - Я так рад вас видеть!
- Я тоже, приятель! - приподнимаясь, ответил Гарик и вместе с ним ответили примерно тоже самое все остальные.
Они действительно были рады видеть друг друга. И у них были на то причины. Все-таки не так неприятно попадать в форс-мажорную ситуацию, если ты не один.
- Ну что, пошли? - спросила девушка снизу. Все кто как, но согласились с этим.
Гарик, уже успевший подняться, уперся одной ногой в транспарант, ожидая, пока вниз направится девушка, чтобы ненароком не зашибить ее. Как только девушка поднялась, а вместе с ней и все остальные, они сплошной организованной "лавой" направились вниз. До лампы и до следующего транспаранта, до лампы и до следующего транспаранта. Сойдя на горизонтальную поверхность балюстрады, идти стало легче. Почему они решили пойти именно вниз, а не вверх, они, разумеется, не знали. Наверно, пойди они вверх, не было бы этой истории. Хотя кто знает? И так, они пришли вниз. В надежде на спасение. В надежде сесть на ближайшую электричку в любую сторону и, уехав, забыть эту историю.
"Слава Богу! - думал каждый из них. - Добрались. Хоть куда-то".
Осмотревшись, Гарик посчитал количество человек: их было девять человек, вместе с ним десять. Немного, однако. Передохнув, они быстрым шагом двинулись вниз по лестнице, переговариваясь, знакомясь и подшучивая над сложившейся ситуацией. Шутки быстро свернулись, как только они рассмотрели платформу. Она была пуста. Никого. Ни людей, ни электричек. Даже звука движущихся поездов не слышно. Воцарилось напряженное молчание. Пока что испуг еще не распространился среди единственных десяти человек на платформе, но лица были напряженные.
- Вон, киоск с газетами, - кивнул мужчина лет сорока пяти, который представился как Александр. Все направились к ней, в надежде узнать у продавщицы что случилось. Но, уже подходя к киоску, поняли, что что-то не так на этой платформе: будка была пуста, но дверца была открыта. Бери - не хочу.
- Эй! - крикнул любимое междометие Гарик. Всех, в том числе Гарика, перекосило. Причиной этому был страшное по силе эхо.
- Не делай так больше, ладно? - с кривой улыбкой попросила девушка-соседка по эскалатору. Ее звали Света, но это имя ей почему-то не шло.
- Верно, - кивнул Александр, осматривая станцию.
Кроме того, что она была, мягко говоря, пуста, в ней было что-то странное. Гарик заметил это, и судя по всему Александр тоже. В его глазах блестела какая-то мысль, но на вопросительный взгляд Гарика он покачал головой, мол "не сейчас, я еще подумаю". Пока все разглядывали помещение, он, просунув руку в оконце будки, вытащил первый попавшийся журнал. Пролистав его, удовлетворенно хмыкнул и убрал в задний карман джинс.
- Так, мужики, - громким голосом оперного певца, обратился пожилой толстый мужчина, лет шестидесяти, сидящий на скамейке. - И дамы, - добавил он, потягиваясь - Я так понимаю, мы оказались в затруднительном положении, не так ли?
И он кивнул в сторону эскалатора. Послышался сдавленный вскрик - это не выдержала Света. И у нее были на это причины: подход к эскалатору был заволочен знакомым непроглядным дымом.
- И как это понимать? - обращаясь ко всем и ни к кому, сказал мужчина, крепкого телосложения лет тридцати. Он был одет в черную футболку, но на поясе у него была завязана военная куртка. Разумеется, жарко в ней. Его звали Гена. Понятное дело, никто не смог ему ответить. Вынужденным узникам ничего не оставалось, кроме как рассесться на скамейки и начать дружненько и организованно «впадать в отчаяние». Тишина давила на психику не меньше всей сложившейся ситуации. Еще и никто не старался нарушить ее. Они просто сидели, каждый наедине со своими мыслями. И Александр, и светловолосая Света и качок Леша, с удивительным спокойствием наблюдающий за всем происходящим; и «вояка» Гена, перекинувшийся лишь парой слов с ухоженной представительной женщиной лет тридцати, которая неохотно представилась Еленой. За ними довольно заметной группой сидели два толстяка. Один из них, Тимур, лет сорока, может чуть больше, чье добродушное простое лицо придавало ему шарма и невольно вызывало улыбку. А второй, уже знакомый мужчина с голосом оперного певца, с подходящим по звучанию именем Георгий Владиславович (единственный, надо заметить, мужчина, кто назвал свое отчество, и кто представился позже всех). Мимо прошла девчушка (как Гарик успел заметить встала она не по своей воле, а волею судьбы ей пришлось сидеть между уже названными "толстячками"). А при ее субтильной комплекции, оказаться между такими "мастодонтами" - удовольствие ниже среднего. Она подошла к своей маме и та крепко обняла ее, глядя при этом орлиным взором. Вот уж мымра, так мымра. Она даже дочери не дала назвать свое имя, шикнув на нее. Саму "сердобольную" мамашу звали: Никонарова Людмила Георгиевна. Судя по всему, никто и никогда иначе к ней не обращался. Дальше всех особняком сидел мужчина, неопределенного возраста и неприятной наружности. Глядящий на всех исподлобья, всклокоченный, он напоминал старого не стреляного воробушка. Никто даже не рискнул узнать его имя. Один только Тимур по доброте душевной попытался с ним побеседовать; но, поняв, что это бесполезно, отстал. Из молчаливого ступора их вывел голос Гены:
- Скажите, а только я один заметил отсутствие кабины этой женщины диспетчера?
Гарик напряг память, вспоминая момент спуска и действительно, диспетчерской будки тогда уже не было. Да и, по правде говоря, горизонтальная часть балюстрады была слишком длинной. Припоминая устройство эскалатора, Гарик был твердо уверен, что эта самая горизонтальная часть всего ничего четверть метра. Тогда как они прошли добрых метров пять, прежде чем спрыгнуть.
- Да здесь не только будка отсутствует, - тихо заметил Александр, потирая ладони. - Оглянитесь. А продавщица в киоске? А, черт побери, пассажиры, персонал? - повысив голос, продолжал он. - Да и к тому же, - выровняв громкость голоса, развел руками Александр, - на какой мы станции метро?
Все почти в один голос нерешительно ответили:
- Беломорская.
- Вы видите хоть какое-нибудь этому подтверждение?
И он отошел, дав возможность всем рассмотреть стены метро. Действительно нигде не было названия станции.
- Ни названия станции, - констатировал он, - ни карты метрополитена. Ничего. Мужчина замолчал, достал пачку "Мальборо" и выудил оттуда сигарету. Закуривая, он ухмыльнулся:
- Я буду рад, если придет служащий метро и попросит меня не курить. А пока...
И он, смачно затянувшись, отошел к краю платформы. Заглянув в туннель, Александр покачал головой и пошел вдоль разделяющей линии, о чем-то напряженно размышляя. Георгий Владиславович достал из кармана рубашки таблетки и сунул одну под язык.
- Мне нужно принимать их строго по времени, - объяснил он смотрящим на него Гарику и Свете. Они оба кивнули и погрузились в свои мысли.
"Что это за место, - думал Гарик, подперев подбородок кулаком и наблюдая за гуляющим вдоль края платформы Александром. - Куда все делись? Мы пропали или они? Если предположить, что пропали все остальные, то возникает законный вопрос, почему, а именно каким образом получилось так, что мы не пропали? Что мы сделали?
Гарик нахмурился, пытаясь вспомнить все то, что произошло: жаркий день жаркого лета. Он, гуляя в ожидании маршрутки, заходит в метро, чтобы хоть немного охладиться. Покупает жетон и решает спуститься вниз, в надежде, что там еще прохладнее. Эскалатор, как будто издеваясь, едет необычайно медленно. Далее следует, наверно, одно из самых важных событий, однако ничего особенного Гарик вспомнить не может: это остановка эскалатора. Девушка перед ним, здоровяк позади него. Смотрит вниз, до конца еще очень далеко. Диспетчер ушла (может в этом что-то кроется?). Дым. Вылазка на балюстраду. Эскалатор идет вниз. А они спускаются самостоятельно...
«Нет», - думал Гарик. Он чувствовал, что ходит вокруг да около, при этом, упорно не замечая какой-то мелкой, но очень важной детали. Мимо прошла девчушка, с опаской оборачиваясь. Проследив за ее взглядом, Гарик заметил, что мамаша бедной девочки потеряла бдительность. А вместе с ней и контроль над собой: она сидела, обхватив обеими руками голову, и что-то бубнила. Гарик подмигнул девчушке. Та, покраснев, вяло улыбнулась. Видать никто ее не замечал по жизни.
- Бедная девочка, - со вздохом сказала Света, придвинувшись к Гарику.
- Да уж, не говори, - кивнул он. - О чем ее мамаша только думает? Ты как? - повернувшись к Свете всем корпусом, поинтересовался Гарик. - Держишься?
- Ага, - с натянутой улыбкой кивнула девушка, одними пальцами протирая чуть покрасневшие глаза. Видать ей огромных трудов стоило не расплакаться. Но вдруг ее улыбка стала шире и куда более открытой. Она, глядя Гарику прямо в глаза, протянула руку со словами:
- Меня, вообще, Лина зовут. Друзья. Светой меня только посторонние называют.
- Хорошо, Лина, - пожав руку (она оказалась теплой и мягкой), кивнул Гарик. - Вот это имя тебе прекрасно подходит!
- А Света? - спросила она, наклонив вбок голову.
Вместо ответа Гарик скорчил физиономию, как будто лимон проглотил. Лина засмеялась, причем так по-хорошему, что на душе на секунду стало невероятно тепло.
"Не место, - думал про себя Гарик, глядя на Лину. - Не время и не место!"
- Кристина, - послышалось неподалеку.
Обернувшись, Гарик увидел девчушку, жмущую руку по очереди Тимуру и Александру.
- Ну, вот и познакомились со всеми, - отметил Гарик.
- Почти, - поправила его Лина, кивнув на странную молчащую фигуру странного мужчины. – С «воробушком» не познакомились.
- Аа, - протянул Гарик, признав. - Точно. А и ну его! - отмахнулся он.
- Так нельзя, Игорь, - прошептала она. - Мы же здесь застряли.
- Гарик, - подмигнул он. - Зови меня Гарик. А по поводу него, - он снова посмотрел на злющего как черт мужчину, сжавшегося в комок. - Захочет - сам подойдет. Я ж не против.
- Согласна ...ммм... Гарик - кивнула Лина.
Он встал и подошел поближе к краю платформ; туда, где стояла Кристина и окружившие ее мужчины, чтобы лучше слышать, о чем они говорили. Оказалось, девочка рассказывала о какой-то женщине, которая пропала в "тумане". Это Гарику сказал Александр. "Вероятно, - добавил он, - под туманом, она подразумевает пар или дым, поваливший из ступеней. Это очень ценно, - тихо проговорил он, параллельно слушая рассказ разговорившейся девчушки, - потому что нам до сих пор неизвестно, как ни странно, кто кроме нас, был на том эскалаторе. Оказывается, вот, какая-то женщина пропала. Значит, люди исчезли не только здесь внизу, но и исчезали на пути сюда.
Александр снова закурил и попутно предложил Гарику.
- Сейчас все можно, - подмигнул он, увидев, с каким вздохом Гарик посмотрел на протянутые сигареты. - Я сам не курил двадцать лет. А эту пачку со спичками подчиненный оставил. Даст Бог, выберемся - верну.
Гарик вытащил сигарету и прикурил от спичек Александра. Закурил на удивление спокойно, не смотря на то, что с детства не курил. По малолетству только баловался.
- И, кстати, - расплывшись в довольной улыбке, и наклонившись поближе, прошептал Александр. - Не упускай момент!
И кивнул куда-то за спину Гарику. Он обернулся и увидел Лину сидящую на том же месте и смотрящую на него, не отводя глаз, даже когда их взгляды встретились.
- Юность - такая быстрая река, - зашептал из-за спины Александр. Гарик затылком чувствовал, как он ехидно улыбается. - Не успеешь оглянуться, как эта самая река пропадет в холодном море. И как в любую реку, в нее уже не войдешь дважды.
Гарик чуть заметно кивнул, так чтобы это видел только Александр и направился было к Лине. Но тут неподалеку послышался ужасный грохот, обернувшись на который, все увидели "воробушка", который со всей дури молотил ногами и руками по киоску.
- Слышь, успокойся, - спокойно, но с угрозой произнес Леша, даже не поднимаясь со скамейки, а просто выглянув из-за спин соседей. - Ща допрыгаешься мне тут.
Но буйный неизвестный не унимался, продолжая крушить киоск, хотя и поглядывая на Лешу. Побаивался все-таки.
- Твою... - хотел было выругаться здоровяк, но продолжение его фразы буквально утонуло в ужасном гуле, который возник так внезапно, что всех аж передернуло. А буйный взлохмаченный мужичок даже прекратил свой акт вандализма. Гул усиливался. Так продолжалось минут пять, но кроме звука, начавшего просто-напросто гипнотизировать испуганных пассажиров, ничего не было. Гарик очнулся первым. И то, только потому, что сигарета, упав с губ, обожгла ему ладонь. Он затоптал ее и, оглядевшись, радостно вскрикнул: тоннель был освещен прибывающей электричкой. Свет все приближался, а гул, как ни странно, стал затихать. Друзья, затаив дыхание радостно выдохнули - мимо проехал электропоезд, из которого выглядывали люди.
- Наконец-то, - прошептала Лина. Ее лицо светилось.
Поезд начал медленно останавливаться. Александр уже успел прикурить очередную сигарету, но она просто свисала из открытого рта. Электричка, наконец, остановилась и прямо перед несчастными открылась дверь последнего вагона.
- Не понял? - выдавил из себя Гена, и причин тому было аж две.
Во-первых, кроме двери, распахнувшейся перед ними, ни одна дверь не раскрылась. А во-вторых, вагон был абсолютно пустым. Тогда как, вагоны с закрытыми дверьми, были полны народу. Была и еще одна странность – сакраментальная надпись «Не прислоняться» была, как ни странно, снаружи. Но это уже мелочи.
Никто не двигался с места. Все стояли, смотря в пустой вагон, как известное животное на известные ворота.
- Я тоже, - подала голос Елена, до этого молчавшая при всех.
- А у нас есть выбор? - послышался сзади зычный голос Георгия Владиславовича.
- По правде сказать - нет, - оглянувшись на него, ответил Александр.
И отбросив непотушенную сигарету к скамейкам, первым зашел в вагон.
Как только он переступил порог, все нервно охнули. Лично Гарик ожидал чего угодно, как наверно и все остальные. Но Александр, осмотрев себя, удовлетворенно кивнул. Неуверенно ступая, остальные проникли в вагон. Едва последний пассажир, а это был Георгий Владиславович, зашел внутрь, двери сомкнулись. На том, что не было до боли знакомой фразы "Осторожно, двери закрываются" уже никто не стал акцентировать внимание. И так всем было понятно, что обычной эта поездка не окажется…
Поезд тронулся, оставив позади странную станцию и увозя пассажиров далеко в неизвестность. Как только электричка заехала в тоннель, некоторые стали потихоньку рассаживаться. Что-то говорило о том, что поездка будет долгой. Только Александр бродил из конца в конец вагона, беззвучно шевеля губами.
- Я вот тут подумала, - неуверенно произнесла Елена, глядя в окно, - а что если это какая-то, ну не знаю, вроде правительственная станция? - она оглядела всех пассажиров и, увидев, что ее теорию не критикуют, продолжила куда более уверенным тоном: - А мы попали сюда в результате чьей-то ошибки, к примеру. Или все было подстроено специально с какой-то целью. Не знаю.
Гена чуть заметно хмыкнул, после чего Елена, взглянув на него с долей обиды, отвернулась, поджав губы.
- Подождите смеяться, Гена, - тихо проговорил Александр, который остановившись, внимательно слушал доводы женщины. - Кое-что в этом есть. Я не уверен во многом, но...
- Я просто хотел сказать, - поспешил оправдаться крепкий вояка, взяв женщину за руку, - что уж очень часто все необъяснимое валят на какие-то правительственные теневые операции.
- Да, конечно, - очень поспешно согласился Александр, - я понимаю. Ведь ни для кого не секрет, - сказал он, обращаясь уже ко всем, - что станция, на которой мы только что были отнюдь не Беломорская. Все молчали, прекрасно это понимая.
- Далее, - продолжил он, вновь принявшись расхаживать по вагону. - Вспомните, когда повалил дым, что мы все сделали? Ну же? - подбодрил он.
- Залезли на балюстраду, - первым озвучил Гарик.
- Точно! - показав пальцем на парня, воскликнул Александр. - А сколько нас человек? Правильно, - не дожидаясь очевидного ответа, сказал он. - Одиннадцать.
- И что? - не понял Тимур.
- Она бы нас не выдержала, - сказала Людмила Георгиевна. Она, наконец, подняла голову на окружающих ее людей. - Поверхность балюстрады - фанера. Мы бы просто провалились.
- Совершенно верно, дорогая Людмила Георгиевна! - воскликнул Александр, не без удивления глядя на женщину.
- Просто Людмила, если это возможно, - прошептала она и ... улыбнулась.
- Конечно, - ответил Александр. Он хотел сказать что-то еще, но прервался, потому что мимо него вихрем пролетела Кристина и крепко обняла свою маму. У той на глаза выступили слезы, и она, не в силах сдерживаться, разрыдалась, сжимая в объятиях дочку.
- Прости меня, родная! - сквозь слезы прошептала она. - Я была так не права с тобой.
Они еще что-то говорили друг другу. Что-то очень важное только для них. Что-то очень настоящее. И настолько сокровенное, что все сидящие отвели смущенные растроганные взгляды.
- Вы не закончили, Александр, - успокоившись и посадив дочь на колени, обратилась Людмила к отошедшему мужчине.
- Да, - смущенно проговорил он. - Я хотел добавить еще одну маленькую деталь, - и, удостоверившись, что может говорить, продолжил: - Вы помните, где вы находились, когда эскалатор остановился?
- Да, - на этот раз Леша ответил первым, - Я стоял почти на самом верху. Не меньше, чем на середине пути.
- Правильно, - сказал Александр. - Потому что я стоял на середине, а вы все были выше меня. Если мне не изменяет память и логика - каждый из вас вылез на балюстраду в том же месте, где и находился. То есть, не спускаясь и не поднимаясь, так?
Все закивали.
- Вот именно! Теперь вспомните, пожалуйста, наш с вами спуск. Так ли долго мы шли вниз? Нет, мы спустились за считанные секунды, - он остановился, перевел дыхание и, достав сигарету, закурил. - Все это наводит меня на очень странную и не очень объяснимую мысль. Мы с вами оказались на не существующей станции где-то между поверхностью и настоящей станцией метро Беломорская.
- Почему бы и нет, - после легкого ступора, произнес Леша. - Только у меня один вопрос: зачем на этой станции газетный киоск?
- Интересный вопрос, надо сказать, - выставив вверх указательный палец, произнес Александр. - Только у меня будет маленькая поправочка - недействующий газетный киоск.
- Это понятно! - отметил Леша. - В этом случае тем более не ясно, зачем он здесь?
- Я не знаю, - честно признался Александр, разгоняя рукой дым, потому, что Людмила сильно закашляла. Больше он не сказал ни слова.
Поезд небыстро вез их через черный непроглядный тоннель. Когда будет следующая остановка, уже никто не знал и даже думать не хотел. Все разделились на небольшие "островки", рассевшись по вагону: Александр тихо беседовал с Людмилой и ее дочкой, которая так и не сидела на коленях матери; Гена, наклонившись к Елене, что-то нашептывал ей на ухо, на что она реагировала девчоночным хихиканьем; "толстячки" затеяли жаркий спор на какую-то отвлеченную тему, как всегда неизвестно как переходящую от философии к религии. Сначала Тимур, а следом и Георгий Владиславович принялись так активно жестикулировать, что на них с опаской стали коситься остальные. Вскоре к спору присоединился и Леша, отчего их тандем стал уже представлять угрозу.
- Послушай, Иг... Ой, прости, Гарик, - пересела ближе к нему Лина, после ухода Леши, - я понимаю, ситуация несуразная, но в таких случаях принято исповедоваться. Почему ты спустился сегодня в метро? - после секундной заминки, получив молчаливое согласие Гарика, спросила она.
- Жара, - коротко ответил он, отводя взгляд.
- Ведь было что-то еще, - повернув к себе его лицо, зашептала Лина.
- Тебя я увидел, - заявил Гарик, глядя девушке в глаза. Она улыбнулась, но не отвела взгляда, словно продолжая читать его мысли. - Я за тобой давно наблюдаю. Хочешь, верь, а хочешь, нет, но когда я тебя первый раз увидел, в каком-то магазине, я почувствовал, что тебе грозит беда.
- Я помню… - прикрыв глаза, сказала девушка. - И я тебя сразу узнала сегодня. Никогда не забуду, с каким испугом ты на меня тогда смотрел. В тот же вечер, - она замолчала ненадолго, но ладонь Гарика, в которой уже давно была сжата ее ладонь, придавала ей уверенности и спокойствия, поэтому она закончила фразу, давшуюся с таким трудом: - в тот же вечер меня пытались изнасиловать. Ты оказался прав.
Гарик промолчал. Не потому что не знал, что сказать, а просто из-за того, что слова застряли в его горле. Он не ожидал такого поворота.
- А сегодня? - спросила она. - Сегодня мне тоже грозила беда?
- Нет, - честно ответил Гарик, - я просто пошел за тобой. - А ты? - поспешил спросить Гарик, зная, куда заведет их этот разговор. - Почему ты спустилась в метро?
- Во-первых, меня, как и тебя, загнала туда жара. А во-вторых, я панически боюсь такси, - и, отвечая на вопросительно поднятые брови, добавила: - То, что со мной тогда случилось - случилось в такси. Он завез меня в какую-то глушь, ну а дальше..., - она замолчала.
Гарик обнял ее и долго всматривался в ее зеленые глаза. У него было хорошее чутье, и он прекрасно распознавал ложь - эта девушка не пыталась солгать, не пыталась надавить на жалость, он не был для нее последним развлечением в минуты опасности. Она просто доверяла ему. Они поцеловались, и момент их поцелуя длился так долго, как ни один из поцелуев до него. В этот момент для них перестало существовать и треклятое метро, и неизвестная станция, и поезд, который не идет никуда. Зачем им все это?
А поезд все ехал. Не сбавляя и не набирая скорости. Что происходило за окном - определить было просто невозможно. Если обычно видны хотя бы стены тоннеля, с бесчисленными кабелями вдоль них, то теперь, в кромешной тьме даже движения не наблюдалось. Лина, положив голову на плечо Гарика, что-то напевала себе под нос. Что-то очень мелодичное, так что Гарик, уловив мелодию, стал подпевать, оглядывая вагон. Жаркий спор "команды здоровяков" явно подошел к концу и теперь напоминал милую светскую беседу. То же было и с остальными - все успокоились и невероятно стоически ждали конца своего злоключения. Ну, кроме, конечно, "воробушка", который неизменно сидел в самом углу и неустанно шевелил губами. Мимо в очередной раз прошел Александр. Гарик, решив разузнать о нем побольше, окликнул мужчину. Александр обернулся и подошел. Подмигнув, он показал на девушку на плече приятеля и поднял вверх большой палец. Все это он сделал быстро, чтобы кроме Гарика никто его телодвижений не заметил, однако:
- Я все вижу, - не поднимая головы с плеча парня, и даже не глядя в сторону мужчины, а обращаясь к окну напротив нарочито сердито сказала Лина, и, не выдержав, засмеялась. Александр скорчил физиономию и высунул язык, мол "засекли" и, широко улыбаясь, обратился к Гарику:
- Да, друг мой, что ты хотел?
- А что насчет вас? - спросил Гарик. Он был почему-то уверен, что Александр прекрасно поймет, в чем суть вопроса. Мало того, Гарик даже не сомневался, что "дядя Саша", как его называла Кристина, с которой он беседовал так много, не упускал и других разговоров. Ушки у этого "Дяди Саши" всегда "на макушке". Так и оказалось.
- Ты имеешь в виду, почему я спустился в метро сегодня, да?
- Угу, - кивнул Гарик, внимательно слушая. Александр обладал каким-то даром. Его хотелось слушать. Даже если бы он сказал, что он всегда спускается в метро днем, и в этом нет ничего особенного.
- Прежде всего, конечно, жара, - начал он. - Я так подозреваю, что каждый сидящий здесь, если его спросить, начнем именно с этого. А во-вторых, - он замялся ненадолго, но все-таки продолжил: - я обещал. Как вы, наверно, поняли, я человек небедный и могу себе позволить забыть о метро. Но обеспеченным я был не всегда. Давным-давно у меня не было ничего. И это самое метро, - он взглянул за окно. Да, они все там видят только темноту, но
Гарику почему-то казалось, что Александр, смотря в окно, видит кое-что еще, о чем до этого момента никому не говорил, - было единственным возможным средством передвижения. Так вот, в те годы я обещал своему другу, что даже если, наступит такой день, что я стану богатым, я иногда все же буду ездить на метро, - он ненадолго замолчал. - Сегодня день его рождения. И годовщина его смерти. Я в своей жизни дал только два настоящих обещания. От души. Это другу, что не забуду метро и маме, что стану богатым. Мамы тоже больше нет на этом свете, - его голос начал срываться. - Но уже выполнил свое обещание, данное ей. Сегодня я выполнил последнее. Надеюсь, они это знают, потому что без них мне очень плохо. Но еще хуже мне было сознавать, что я их в чем-то подвел.
Лина судорожно вздохнула, положив голову на плечо Гарика
- Они знают, - кивнул парень, почему-то, будучи в этом абсолютно уверенным. - И они все понимают.
Александр улыбнулся и благодарно похлопал его по свободному плечу.
- А вы? - обратился он к маме с дочкой. - Что привело вас на эту станцию?
- Вы абсолютно правы. Действительно жара сыграла роль в выборе транспорта. Да и к тому же то место, куда мы с дочерью направлялись, находилось недалеко от выхода метро Беломорская. Дело в том, что у моей дочери начала развиваться тяжелая болезнь костей. При этой болезни кости могут стать необычайно хрупкими. На полноценное лечение денег у нас, естественно, нет, но все, что я могу я делаю для нее. Недавно познакомилась с хорошим доктором, который вошел в наше положение и решил помочь. Как вы, наверно, уже поняли, я не пришла к этой станции, чтобы сесть в метро и поехать куда-то. Я уже была в метро к тому времени. Я приехала на метро на станцию Беломорская и поднималась на эскалаторе вместе с дочкой. Но на выходе нас перехватила одна моя знакомая. Перехватила, чтобы сказать мне одну важную новость. Вернее мне тогда казалось, что новость так важна. Эта женщина очень спешила, тогда, как у нас было еще свободное время. Поэтому она купила нам жетоны, и мы поехали на эскалаторе вместе с ней. Знала бы я тогда... Новость, которую она мне хотела рассказать, касалась моего мужа. Вернее бывшего мужа и отца Кристиночки, - она погладила дочку, сидящую рядом и молча смотрящую в темноту за окном позади нее. - Дело в том, что много лет назад он нас бросил. Причем сделал это так омерзительно, что мы остались, грубо говоря, ни с чем. Он ограбил нас и вывез все, что покупали мы с ним вместе, да и то, что принадлежало мне. Со мной осталась только Кристиночка, за что ему искреннее спасибо! После этого он, разумеется, исчез. Ни о каких алиментах и речи уже быть не могло. Я хотела только поговорить с ним. Может он хоть что-нибудь бы сделал для дочки. Она растет, ей нужно одеваться, я понимаю. Это хорошо, что мне сейчас предложили более или менее хорошую работу... – Она замолчала, глядя себе под ноги, затем подняла глаза и вымолвила: - Женщина пропала в страшном дыме. А теперь, - она осмотрелась и усмехнулась, - пропали и мы. Надеюсь, что ненадолго.
- Ужас, - произнесла Лина. - Хватает же мудозвонов на белом свете.
- И не говорите, - кивнул Александр.
- Ваша очередь, - сказала за свою маму Кристина, обращаясь к Гене.
- Дело в том, что я спокойно переношу жару, - ответил он. - Профессиональное. Часто бывал в жарких странах. И без воды в нехилую жарищу приходилось находиться довольно долго. Но то, что творилось с погодой сегодня, Ей Богу, добило даже меня. Поэтому я и зашел внутрь. Я не собирался спускаться. Я ждал одного человека, который должен был передать мне важные документы. Но его не было, поэтому я заволновался. Эти люди никогда не опаздывают. Для них время - это не просто деньги. И я был вынужден пойти вниз. Встав на эскалаторе, я следил за выходом и увидел его. Вроде с виду обычный парень, но я сразу узнал этот взгляд. Гончая. И он меня мгновенно узнал, быстрым шагом ринувшись ко мне. Я стоял и ждал. По звуку шагов я понял - он ускорился, подходя ко мне и это было его ошибкой… Конечно, он попытался убить меня, но не смог - в тот миг как по заказу остановился эскалатор. Парень покатился вниз, а там дым...
- Судьба сыграла на вас, - прокомментировала Лина.
- Не иначе, - кивнул вояка, и посмотрел на свою соседку. Та с горькой усмешкой приняла эстафету.
- Ну, с первым все понятно, да? - спросила она и сама же ответила: - Конечно же, это жара. У меня очень слабые сосуды, и оттого я не переношу жару, тем более такую рекордную. И потому-то я и зашла в метро. Как и вы, Александр, я не пользовалась им довольно давно. Не буду лукавить своим возрастом, я действительно не юна, - еще одна горькая усмешка. - И в тот момент произошла невероятная история. Хотите, верьте, хотите, нет. Но, если позволите, начну немного раньше сегодняшнего дня. Годы назад, когда я была молодая, я любила одного парня. Любила невероятно. Но случилось так, что он пошел в армию и вызвался добровольцем в Афганистан. Перед этим он был в увале и…ну и так случилось, что когда мы встретились, я наговорил
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПн 09 Янв 2012, 18:16

продолжение:
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПн 09 Янв 2012, 18:16

когда мы встретились, я наговорила ему много лишнего. В общем, расстались мы не очень хорошо. С войны он так и не вернулся. Его мама показала мне похоронку, - на глазах Елены проступили слезы. Гена обнял ее и крепко прижал к себе. Она, немного успокоившись, продолжала: - Представьте только себе, что я тогда пережила! Дело чуть не дошло до самоубийства. Шли годы, я стала успешным, по крайней мере, как говорят, предпринимателем. У меня было все, кроме него. И вот я стою, прислонившись к стенке в метро с жуткой головной болью и головокружением, и вижу ЕГО. Он преспокойно, но быстро, спускается на эскалаторе. Тот же профиль, те же глаза с прищуром. Это был он, словно даже и не постаревший. Он побежал по лестнице и я, не веря своим глазам, но и не веря в то, что это всего лишь мираж, рванула к турникету. Разумеется, у меня не было жетона, поэтому служащий сразу меня остановил. Пока я пыталась хоть что-то ему объяснить, эскалатор уже остановился, и я увидела, как мой любимый, споткнувшись, кубарем катится вниз. Я кое-как перелезла через турникет, кинув служащему кошелек и рванула вниз. Но уже повалил дым...
Гена еще крепче обнял женщину. Его лицо потемнело и стало каменным. Все в вагоне поняли, кем был этот мужчина, кубарем покатившийся вниз, только поняла ли сама Елена? Пассажиры молчали. И даже Лина, ничего не сказала, а, только взглянув на Гарика, отвела взгляд.
- А вы? - снова спросил Гена у Тимура, грустно взирающего на всех остальных.
- Я каждый день сижу здесь. Мне в любой день жарко. Поэтому я прихожу сюда в свободное время и сижу. Гарику показалось, что Тимур хотел на этом и закончить, но не удержался и продолжил: - Я наблюдаю за поездами, - сказал он, глядя в одну точку на окне. - Мои друзья говорят: "Тимур, ты чокнулся! Или обязательно чокнешься, если будешь так сидеть все время. Иди домой", - постоянно говорят они мне. Но дело в том, что у меня нет дома. Фигурально, естественно. Моя жена умерла восемь лет назад и с тех пор, мой дом - это поезда метро. Я прихожу сюда, сажусь на скамейку и жду. Мои друзья думают, что я до сих пор жду свою жену. Они говорят мне: "Тимур, перестань мучить себя. Ее не вернуть". Они думают, что я сошел с ума. Может быть это и так, кто знает? Но я просто сижу и смотрю на поезда. А потом, дождавшись нужный мне, просто еду. Иногда до конечной, иногда выхожу на любой станции и поднимаюсь в город. Всегда по-разному. Неизменным остается только одно - прихожу я на Беломорскую. Она начало моего пути. Теперь, - он вздохнул, - она же будет и концом. Кто следующий? - куда более жизнерадостным тоном обратился к друзьям Тимур.
Настала очередь "исповедоваться" Гарику и Лине. Повторив свои истории во всеуслышание, влюбленные передали эстафету Леше, до этого сидевшему с понурым лицом. Он даже не сразу расслышал свое имя и, лишь когда его повторили все, встрепенулся и произнес:
- Извините, задумался.
Когда все приветливо кивнули, охотно продолжил:
- Я пришел сюда из-за жары, - начал он, и когда все изобразили лицами, что мол "мы все так", замотал головой и пояснил: - Нет, вы не поняли. Я пришел сюда ИМЕННО из-за жары. Эта жара однажды изменила всю мою жизнь, и я не хотел, чтобы все повторилось. Поэтому я сбежал в прямом смысле под землю... Он был для меня всем, - глядя себе под ноги, медленно, отчетливо выговаривая каждое слово начал Леша, - Он был Учителем, Тренером, Отцом. Всем, - повторил он и добавил: - то есть Богом. Я знал его с пяти лет, и с пяти лет он Учил меня. Учил меня Жить. Все, что я получил от жизни - было его подарком. Он всегда говорил, что человек, который любит, он в стократ сильнее самой жизни. Ведь он способен дарить, а жизнь даже себя продает. В тот день было невыносимо жарко, также как сегодня. Я знал, что он не сможет пережить его. И я поклялся, что, если все, что я могу для него сделать, это подарок, тогда пусть этим подарком будет, хотя бы один час нового дня. И он прожил этот час. Ровно ОДИН ЧАС! - его голос чуть не сорвался на крик. - Он умер, потому что я забыл, что он мне говорил. Я его любил, я мог подарить ему жизнь, а подарил только час! Один гребаный час нового дня. И все, на что ему хватило этого часа, это сказать мне всего несколько фраз: "Всегда ищи спасение. Но, если снова станет жарко и спасать этот мир будет поздно, не ищи его на Земле". Сегодня я видел, как молодая девушка упала без чувств. Наверно, ей стало плохо от жары. Так же, как и моему Учителю. Жара беспощадна к тем, у кого нет холода в груди. Я поспешил ей помочь, но увидел, как два парня подбежали к ней и подумал, что ее жизнь и здоровье в безопасности, уж они-то ей помогут. Но они просто обыскали ее сумочку и спокойно пошли прочь. Люди, проходившие мимо, а там была целая толпа гуляк, в основном парни, так и шли, периодически оглядываясь. Я подбежал и увидел, что у девушки из груди течет кровь. Я схватил ее на руки и побежал в ближайшую больницу. Слава Богу, она находилась недалеко. Там мне сказали: "Мог бы и не нести. Спасать ее поздно. Она мертва". Я не знаю, сколько и где я проходил, но забрел к этой станции метро. И тогда я спустился под землю, в надежде найти спасение здесь. Но этот дьявольский зной нагнал меня. И вас, заодно.
В молчании, царившем внутри вагона, было, наверно, больше эмоций, чем во всем мире. Внезапно, до этого тихо едущий вагон, начало трясти. Те, кто стоял и держался за поручни, мгновенно уселись по местам и все вместе взялись за руки. "Это конец", - думал Гарик, глядя в окно, за которым вдруг начали проглядываться очертания стены тоннеля. Как только эта паническая мысль посетила его, поезд стал резко, рывками снижать скорость.
"Он останавливается", - не сразу осознав прелесть этой мысли, подумал Гарик. И оглядев друзей, отметил на их лицах тот же неуверенный восторг. Электричка совершила последний рывок и остановилась. Не зная, что делать, пассажиры в ужасе смотрели друг на друга. Первым встал Александр. Подойдя к двери, он двумя пальцами постучал по стеклу.
- Не открывается, - громким голосом оповестил он, вглядываясь в дверь. - И у меня такое ощущение, что по ту сторону ничего нет. Уж больно там темно. Все повставали с сидений и подошли к двери, чтобы своими глазами удостовериться, что еще не все кончено. Разумеется, все, кроме "воробушка", который так и продолжал затравленно взирать на остальных из угла вагона.
- Знаете, - тихо проговорил Гарик, пытаясь сам для себя сформулировать свою догадку. - Ведь выходы бывают на другую сторону.
- Это так, - задумчиво произнес Александр, обернувшись. - Вот только двери лишь на этой стороне вагона. Если только ты не хочешь разбивать окно. Я бы лично тебе этого не советовал. Пока.
- Не совсем так, - с улыбкой ответил Гарик, подойдя к окну напротив двери. Погладив ладонью стекло, он удовлетворенно произнес: - Смотрите! - и указал на стекло.
Не все сразу догадались, о чем речь. Первым подошел Александр и, также как Гарик проведя ладонью, вдруг ни с того ни с сего зааплодировал.
- Браво, Гарик! - громко похвалил он. - Ты гений!
Ясности остальным это не прибавило, поэтому Александр указал на что-то на стекле. Это было отражение надписи "Не прислоняться", которое на дверях было написано в зеркальном виде. В отражении же противоположного стекла надпись выглядела правильно. А на ощупь там действительно была дверь, которую Гарик вместе с Александром, навалившись, открыли.
Радостные вскрики, наполнившие станцию, мгновенно стихли: эта была та же станция, которую они покинули.
- Мы что, кругами катались? - раздраженно воскликнул Леша.
- Нет, Леша, - устало произнес Александр. - Мы даже не уезжали.
- В смысле? - не поняла Лина. А вместе с ней и все остальные.
Вместо ответа Александр подошел к скамейке, и, наклонившись, что-то поднял. Когда повернулся, в его руках дымилась сигарета.
- Я ее выкинул, когда мы садились в вагон. Как вы думаете, сколько тлеет сигарета? - и, не дожидаясь ответа, сказал: - Минут семь. Мы же ехали куда дольше. Она, - он поднял сигарету выше, - тем не менее, не потеряла ни сантиметра своей длины. И еще, - хмыкнув, добавил он, - оглянитесь!
Все напряженно обернулись и на секунду оцепенели: поезда не было! Хотя они не слышали, как он отъехал.
- Как же это понимать? - спросил Гарик, обнимая Лину.
- Пока не знаю, Гарик, - задумчиво произнес Александр. - Пока не знаю.
Он затушил сигарету и, достав новую, прикурил ее. Внезапно его лицо начало осветляться. Сделав пару глубоких затяжек, мужчина подошел к краю платформы, у которой линейкой стояли все остальные.
- Часы! - резко потребовал он. - Посмотрите кто-нибудь на свои часы! Сколько сейчас время?
- У меня стрелки несутся, как оголтелые, - ошарашено произнес Гена.
Те, у кого были часы, закивали, подтверждая, что у них также. Остальные с любопытством смотрели на часы других.
- Верно, - бормотал без остановки Александр, - верно, верно, верно.
- Вы о чем? - тихонько, стараясь не прервать ход мыслей друга, спросил Гарик.
- А? - встрепенулся Александр, словно проснулся. - У меня появилась идея.
- И какая же? - почти в один голос нетерпеливо спросили все. Даже "воробушек" навострил уши.
- Представьте себе, что время и пространство существуют вместе. Только время - динамика, а пространство - статика. То есть, время - это всегда движение. В любом случае движение. Движение планеты вокруг Солнца дает нам определение времени по суткам и годам. Движение шестеренок часов дает нам определение времени по секундам, минутам и так далее. Вы поймаете, да? Время – не что иное, как движение. Тогда как по аналогии, пространство статично. Так как движется только время. Но это не совсем так. Пространство движется, но относительно какой-то плоскости. Понимаете?
- В общих чертах, - ответил за всех Гена. - Но, все-таки, что здесь происходит?
- А я вам скажу. В какой-то момент, пространство отстало от времени. То есть они продолжают существовать, только время "бежит" чуть впереди. Мы же в свою очередь стали заложниками пространства. А другие люди, которые, возможно, попали в тот странный дым, стали заложниками времени. Что с ними происходит, я боюсь даже представить! Поэтому, Дамы и Господа, попрошу обратить внимание, мы с вами находимся в пространстве, где нет времени. Оглянитесь и вы увидите безжизненную ширму. Это и есть наше пространство. И даже в киоске продаются только обложки, - и он, вытащив из кармана журнал, подал его Гарику. Парень раскрыл и показал всем: пустые листы внутри обложки.
- Своеобразная штука природы (или Создателя - не знаю, кто за это отвечает). Посмотрите на эту обложку. Посмотрите внимательно. Все подошли к Гарику и стали разглядывать недоделанный журнал. Некоторые даже потрогали.
- Она не глянцевая, - сказала Кристина.
- И это тоже, кстати. Но не то. На каждом журнале, на обложке написан номер журнала и день или месяц выпуска. Тут нет даже этого.
- Действительно, - кивнул Гарик.
- Только вот непонятно почему, если здесь нет времени, т.е. движения, стрелки часов движутся.
- А ты отойди от безопасной линии, - указав на черту на краю платформы, вдоль которой они все стояли, сказал Александр.
Гарик медленно отошел, следя за циферблатом и остановившись около скамеек, произнес:
- Остановились.
- Вот именно! - воскликнул Александр, приподняв дымящуюся сигарету. - Людмила, - обратился он к женщине, стоящей как аршин проглотив, - вы помните, как закашлялись, когда я стоял рядом с вами с сигаретой. Тогда в вагоне.
- Да, - подтвердила она. - Я не выношу сигаретного дыма.
- Я извиняюсь. Тогда как, здесь, когда я курил и подходил с сигаретой к скамейкам, дискомфорта вы не испытывали. Как вы думаете, почему?
- Не было дыма? - предположила она.
- В точку! - крикнул он. - Молодчина! Не было дыма, - повторил он, оглядывая собравшихся в линейку, как первоклассники друзей. - Это говорит только о том, что каким-то образом здесь, около тоннеля, время и пространство схлестнулись. Здесь существует и то и другое. Только не правильно. Не ровно. Это объясняет и движение электрички, и хаотичное движение стрелок часов и то, что я спокойно курил, прохаживаясь здесь, и сигарета переставала гореть (при всем при этом не затухала, а именно переставала гореть, "останавливалась" ближе к скамейкам, где от времени единственным следом были мы).
- Точно, - задумался и вспомнил, наконец, ту самую маленькую деталь, которую он все время пропускал, Гарик. - Я помню, что сразу после остановки эскалатора поехал поезд.
- Да, - активно закивал Александр. - Это очень подходит. Ты прав. Когда поезд отъехал, к этой зоне, - он указал на край платформы, - возможно, «приклеились» и время и пространство.
- И что нам теперь делать? - спросила Лина. - Кто нас вытащит отсюда?
- Я знаю, кто нас вытащит, - отчетливо проговорил Гарик. Когда все посмотрели на него непонимающими взглядами, добавил: - Георгий Владиславович, будьте так добры, дайте мне свои часы.
- У меня их нет, - улыбнулся он. - Я не ношу часы. Не люблю лишний металл на теле.
- А вам не пора принимать таблетки? - наклонив голову набок, спросил Гарик. - Интересно только как же вы их принимаете в строго определенное время? Вы ведь именно так сказали, тогда, сидя на скамейки? А кто-нибудь видел его до скамейки?
Все молчали, глядя то на Гарика, то на Георгия.
- Молодец, мальчик, - совсем другим голосом сказал Георгий. С каким-то эхом даже. - Вы все молодцы! Да, ты прав, я не был с вами на эскалаторе. Я был направлен исправлять сложившуюся ситуацию.
- Кем? - спросил Александр, пожирая глазами Георгия.
- Другими Силами.
- Как нам выбраться? – спросили все.
Георгий указал куда-то вперед. Пассажиры оглянулись и увидели, рассеивающийся дым, открывающий взору эскалатор.
- Идите, - сказал Георгий тихим слабым голосом.
Друзья встревожено оглянулись: Георгий старел на глазах. Вместе с этим поднялся страшный гул, еще более сильный, чем был до этого.
- Что с вами? - спросил Леша. - Что происходит?
- Спешите, - захрипел Георгий, еле держась на ногах, - Время подходит. Они снова соединяются. А ты, - он взял под руку "воробушка", - иди со мной. Пора тебе вернуть потерянную тень.
- А кто он? - еле перекрикивая гул, спросил Гарик, когда все уже задом отходили назад.
- Он такой же, как вы, парень, - одними губами произнес старик, но Гарик его, как ни странно, понял. - Только часть его стала заложником времени. Так получилось.
Лина крепко схватила Гарика под руку.
- Беги! - что было сил, крикнул старик.
Внезапно задул сильный ветер, и Гарик вместе с Линой рванули к остальным. Там они последний раз оглянулись на платформу: с правой стороны подошел поезд, полный пассажиров. Таких же пассажиров, что были и в их поезде, ехавшим в другую сторону. Эти пассажиры были заложниками времени. Как только двери в пустой вагон открылись и в него вошли старик с "воробушком", поезд тронулся. Больше друзья ничего не видели, так как вся электричка скрылась в тумане. Именно тумане, а не дыму.
- Ну что теперь? - спросил Гарик, пока они мирно поднимались на поверхность. - Я предлагаю пойти куда-нибудь и чего-нибудь выпить! Вы как?
Предложение было поддержано радостным "ЗА!".
- А потом, - ухмыльнулась Людмила, - можно и в кино, - и она указала на рекламу блокбастера. - Я не прочь посмотреть, как должен вести себя "настоящий" герой.
- О-о-о да-а-а! - смеясь, протянули в один голос друзья.
- Кстати, - сказал Александр, - напомните мне купить блок «Мальборо».
Поднявшись, наконец, на поверхность, они были окликнуты чьим-то глубоким звучным голосом.
- Здравствуйте, друзья!
К ним подошел черноволосый высокий мужчина.
- Кирилл! - вскрикнула Елена.
В тот же миг Гена, встав перед ней, выставил вперед руку.
- Не волнуйся, Гена, - спокойно произнес он, низко поклонившись. - Я желаю вам только счастья. И я так счастлив сам, приветствуя, наконец, вас!
- Неужели это?.. - удивленно выдохнул Леша.
- Да, - кивнул Кирилл. - Я герой двух историй. Елениной и Гениной. А еще я "воробушек", - он подмигнул Лине.
- Вот черт! - воскликнула Кристина. - Что с вами произошло?
- Дело в том, что когда я катился, часть моего тела оказалась в дыму. Поэтому я потерял голос. И рассудок, надо заметить, - улыбнулся он, открывая перед друзьями дверь метро.
Оказавшись на невероятно оживленной улице, счастливые пассажиры вдохнули свежий, даже морозный воздух.
- Фото на память? - подбежал какой-то мальчишка с полароидом.
- С удовольствием! - воскликнули они, обнимаясь. Яркая вспышка осветила их счастливые лица. Они улыбались…
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 06:29

Антоша, привет!
Пожалуйста, не выкладывай следующую порцию, а то я просто не успеваю. Я прочту только поздно ночером, перед сном. Да и Лина с Ромиком еще не видели. Подождешь?
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 10:48

Наталья, подожду, конечно!)))
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 10:50

Цитата :
подожду, конечно!
Вот спасибо! А то я уже зашиваюсь - еще уроки не сделала, а завтра в школу (детей учить светлому, умному).
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 10:52

Цитата :
детей учить светлому, умному
да уж, их надо))
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 10:54

Ага. Особенно нынешних неуправляемых!
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 10:57

ну) уж мое-то поколение и то жару давало, а уж современные... уууу))
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 11:02

Цитата :
уж мое-то поколение и то жару давало
Да твое поколение мы вспоминаем как сладкий сон! Скандальные, но умные. А эти просто НИКАКИЕ!
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 11:08

Цитата :
А эти просто НИКАКИЕ!
только пальцы в разные стороны...
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 12:31

Цитата :
олько пальцы в разные стороны...
Во-во! Пальцы веером, морда колодкой, а учиться мозгов не хватает. Но не все. Есть звездочки, с которыми работать одно удовольствие.
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 12:36

конечно, звездочки всегда будут)) и это не может не радовать))
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 12:43

А все мои нынешние и прошлые ученики в одноклассниках в друзьях. Все пишут, рассказывают про учебу. Не забывают.
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 12:46

и Слава Богу!))
Бывет и так, что на улице не поздороваются...
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 12:51

Не, все мои двоечники здороваются! Знают, что я за них билась на смерть. Вот и помнят.
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 13:26

Не зря бились, выходит))
Вернуться к началу Перейти вниз
Ромашка
Странница
Странница
Ромашка

Сообщения : 11475
Дата регистрации : 2010-10-23
Откуда : Из песочного замка в облаках

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 10 Янв 2012, 13:58

Антошка,слов нет!!!!Меня прям захватила эта история!!!!От переизбытка эмоций не хватает слов!)))
Ну,то что это перекликается с Кингом понятно...)))Но так...Идея с "воробышком" - обалдеть можно!!!Я так понимаю,каждому был дан шанс переосмыслить свою жизнь и вынести урок,да?(Я опять засыпаю вопросами - правильно или нет)))))Осознать что-то,принять?
Класс!!!!!Эта история тронула больше всего!!!Зацепила!!!
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeСр 11 Янв 2012, 11:34

Ромик, спасибо огромное)) не ожидал, что история понравится)) Мне самому она чем-то не нравится, чем - сам не знаю)

Цитата :
Я так понимаю,каждому был дан шанс переосмыслить свою жизнь и вынести урок,да?
в целом, да)
Вернуться к началу Перейти вниз
Ромашка
Странница
Странница
Ромашка

Сообщения : 11475
Дата регистрации : 2010-10-23
Откуда : Из песочного замка в облаках

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeСр 11 Янв 2012, 11:38

А мне очень понравилась история!!!!И чем тебе не нравится?
А дальше?Ты же писал,что три эпизода...))
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeСр 11 Янв 2012, 14:44

Цитата :
И чем тебе не нравится?
если б знал))

Цитата :
А дальше?
пока у меня нет доступа к рассказу, плюс сегодня в ночь) так что, наверное, завтра)
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПт 13 Янв 2012, 07:35

следующий кусок (просто не знаю, когда появится свободная минутка)))

Отрезок второй.
Маршрутка.


Маршрутка медленно заполнялась неторопливыми горожанами. Каждый из них неохотно залезал внутрь, явно больше желая прогуляться по улицам, чем трястись целый час в неудобном транспорте. Тем более, когда на дворе последний вечер уходящего лета. На улице, коротая время у входа в маршрутку стояло несколько человек. Двое мужчин беседовали, судя по всему о чем-то незначительном, потому что стояли совершенно спокойно, тогда как небольшая компания из четырех человек (два парня и две девушки) активно жестикулировали, громко разговаривали, перебивали друг друга. Одним словом упорно нарушали тишину этого прекрасного вечера. Те двое мужчин, которые стояли неподалеку от шумной компании, докурив, зашли в маршрутку и сразу направились к задним сидениям, хотя большинство передних было пусто. Видать, они, как многие пассажиры маршруток, предпочитали именно задний ряд из четырех кресел, хоть и креслами называть эти "стульчаки" нужно с большой долей оптимизма. Теперь внутри было на два человека больше, но, судя по тому, как водитель без любопытства оглядывал дорогу, всего несколько человек в маршрутке - слишком мало, для того, чтобы начать собирать деньги. Шумная компания снаружи прекратила перебранку, и от нее отделился один человек. Это был высокий худощавый парень в очках. Он также направился на единственное незанятое место в заднем ряду, сев между мужчинами и светловолосым парнем, прислонившемся к окну. Этот парень внимательно наблюдал за происходящим снаружи и получал от этого огромное удовольствие. Наблюдателя звали Игорем, но всех он приветствовал именем Гарик. На секунду оторвавшись от наблюдения за улицей, он мельком осмотрел "содержимое" маршрутки. Кроме парня и двух мужчин, которые стали его соседями на время поездки, в салоне сидела женщина с маленьким ребенком. Женщина была хоть и молода - явно не больше тридцати - но лицо ее выдавало крайнюю усталость. Насколько можно было понять по ее тусклым, хотя не исключено, что в прошлом очень выразительным, глазам и впалым серым щекам, жить ей приходилось нелегко. Тем более с маленьким ребенком, мальчишкой, который в тот момент не мог усидеть спокойно и одной минуты, постоянно, то пробираясь к водительскому месту (они расположились сбоку от водителя), то норовя спуститься по лестнице вниз, на улицу. Но самым, судя по всему, его любимым способом "проявить себя" было - встать на коленях у мамы и постараться прыгнуть, целясь ухватить поручень у сидений напротив. Три раза мама терпеливо перехватывала его, но на четвертый не выдержала и треснула по заднице. Один из двух мужчин, наблюдавший это представление напрягся. Скорее всего, он испугался, что мальчуган заплачет, и будет потом хныкать всю поездку. Но, Слава Богу, парнишка, как ни в чем не бывало, уселся рядом с мамой и спокойно стал смотреть в проем открытой двери. Кроме женщины с ребенком в салоне находился только один человек. Это был мужчина, очень крепкого телосложения, сидевший по левому "борту" на переднем сидении. Косуха, черные джинсы, "казаки" и стянутые в хвост волосы, явно говорили о его пристрастиях в музыки. Спустя несколько минут глазения в окно, он залез в рюкзак и достал оттуда бутылку пива. Полтора литра. Открутил крышку, прислушался к шипению, донесшемуся из бутылки. Глаза молодой мамы округлились, едва она увидела, как он припал губами к горлышку и стал жадно, как на водопое лакать пиво. "Сняв" четверть бутылки, он приветливо улыбнулся женщине. Затем, бережно убрав пиво в рюкзак, не менее бережно достал оттуда книгу. Как только женщина рассмотрела название книги (как Гарик мог заметить с заднего сидения, это был "Мастер и Маргарита" Булгакова), ее взгляд стал куда более мягким и уважительным. На этом движения в автобусе стихли, и Гарик снова повернулся к окну. Но и там не происходило ничего интересного. Даже прохожих не наблюдалось, только парень и две девушки (те самые, из шумной компании) переходили дорогу на красный свет, совершенно не оглядываясь по сторонам. Пустая вечерняя улица, на которой вереницей стояли несколько автобусов маршрута номер 504.
- Вообще-то, - послышался голос одного из мужчин. Он обращался к своему приятелю, но все в салоне обернулись и прислушались. "Неужели им настолько скучно?" - подумал Гарик, сам краем уха слушая соседа.
- ...он должен отъезжать в строго отведенное время, сколько бы не было пассажиров, - продолжал мужчина, не обратив никакого внимания на количество слушателей. - Это раньше они ждали.
- Ты думаешь? - неуверенно спросил его приятель.
- Да, это действительно так, - поддакнул Гарик и, повернувшись к кабине, крикнул: - Шеф, мы сегодня уедем?
Здоровяк, услышав это, посмотрел на Гарика и, кивнув, наклонился к водителю, что-то активно ему зашептав. Что он сказал - неизвестно, но водитель вышел из автобуса и, зайдя с пассажирского входа, подошел к женщине с мотком билетов.
- Вот так всегда, - кивнув на водителя, сказал парень, сидящий рядом с Гариком. - Пока не пошевелишь - не пошевелятся.
- Во-во, - кивнул Гарик, держа наготове деньги.
Пока водитель отсчитывал сдачу, в автобус вошли еще двое - парень и девушка. Расплатившись, они уселись на передние сидения, напротив мамы с мальчиком и принялись о чем-то мило беседовать.
- Уважаемый, - с небольшим акцентом обратился к зазевавшемуся Гарику водитель. Заплатив, он убрал сдачу в карман и нащупал там знакомую фотографию. Автобус завелся и поехал, а Гарик в это время разглядывал лица его новых друзей, улыбающихся с фотографии. То, что произошло с ним и еще девятью совершенно разными и незнакомыми людьми почти две недели назад в самом обычном метро, ему уже не забыть. Никогда. Да он и не хотел это забывать. Ведь тогда бы он забыл и свою девушку, и Александра, самообладание которого вселилось и в него в минуты опасности и всех остальных прекрасных людей, чья жизнь научила его ценить очень многое. Всего-то и было, что десять человек. А такие разные судьбы. Бережно убрав фото, Гарик в очередной раз осмотрелся в салоне. Осмотрелся и нервно сглотнул: вместе с ним в автобусе находилось десять человек. Десять! Гарик даже еще раз пересчитал всех, в надежде, что ошибся, но нет.
"Оригинально, - думал он про себя. - Совпадение? Наверно".
Вдруг, откуда ни возьмись, зазвучала страшная, сжимающая сердце музыка. Гарик встрепенулся, ошалело оглядываясь, но через пару секунд узнал мелодию своего мобильного. Смеясь над самим собой, он ответил на звонок:
- Да, зайка, - сказал он, - Ты даже не представляешь, как я рад тебя слышать!
- Отчего ж? - хмыкнула в трубку Лина. - Представляю. Ты как? Уже отъехал?
- Да, - глядя за окно, ответил Гарик. - Только что. Кстати, - он улыбнулся, сжимая трубку - напомни мне, как-нибудь потом сменить мелодию звонка на мобиле.
- Хорошо, - ничего не понимающим тоном сказала Лина и на секунду замолчала. - Что-то случилось? - вдруг спросила она.
- Нет, - выдохнул Гарик самым веселым тоном, на который только был способен.
На том конце послышалось напряжение.
- Уверен? - спросила девушка на редкость серьезным тоном. Давно он от нее этот тон не слышал. Даже не смотря на то, что знает ее всего две недели. Но эти две недели были незабываемыми.
- Абсолютно, - хмыкнул Гарик.
Мобильный пискнул и моментально отрубился.
"Ну-у, все, - огорченно подумал Гарик. - Теперь же вся изведется. И ведь хрен докажешь, что разрядился", - глядя на уныло погасшую трубку в своих руках, логично предположил Гарик.
Единственное, чему он был доволен, так это тому, что отвлекся от своей идиотской мысли. "Чушь это все", - улыбнулся он про себя, окончательно успокоившись.
А автобус все катил, неторопливо "переселяясь" из пробки в пробку, но хоть медленно, зато верно везя их всех домой. За окном, не смотря на не поздний час, уже опускались сумерки, и Гарика начало клонить в сон. Веки потеплели, и он, особо не сопротивляясь набежавшей волне, поуютней устроился и закрыл глаза. Он держал в руках знакомую фотографию, где он стоит в окружении друзей. Глядя на фотографию под разными углами, Гарик удивлялся тому, как меняются их лица. Улыбки то бесследно исчезали с губ, то снова появлялись и светились радостью еще большей, чем до этого. Вдруг лица стали приобретать совсем незнакомые черты, словно это были вовсе и не его друзья. Даже его собственное лицо стало искажаться. Оно меняло очертания, копируя лица всех его друзей. То он был Александром, то Лешей, то Геной, даже девочкой Кристиной. Внезапно снизу пошел пар, и, взглянув на землю, Гарик увидел, что стоит на чем-то вроде битума. Едкий, горячий студень черного цвета, тянулся к подошвам, как клей. И этот пар. Как только он достиг фотографии, Гарик обомлел от ужаса и удивления: лица людей начали плавиться. Кожа слезала с них, как воск в огне, оголяя черепа. Сама же фотография оставалась целой и невредимой. В страхе выронив ее, Гарик почувствовал, как тонет. Битумная трясина беспощадно засасывала его, не оставляя шанса опомниться и сопротивляться. Фотография из его рук упала в маленькую и загорелась синим пламенем. Оно все усиливалось и поднималось все выше, в то время как Гарик погружался в битум не в силах сопротивляться. Тем более, что сопротивление в таких случаях, как говорится, бесполезно. Пламя уже устремилось к небесам и горело так ярко и ослепительно, что Гарик на мгновение потерял зрение. Все вокруг вдруг потемнело, хотя до этого нещадно палило солнце и голова молодого человека съехала по стеклу.
С полминуты осматриваясь, он пытался сообразить, где находится и что происходит. Такого сильного воздействия еще ни один сон на него не оказывал. Или, может, это был кошмар? Гарику никогда не снились кошмары, поэтому все, что он знал о них ограничивалось: "страшный", "напряженный", "как будто на самом деле". "Подходит вроде бы, - констатировал про себя он. - Интересно, только, к чему бы это?". И сел прямо, чтобы больше не засыпать. На улице уже почти стемнело (невероятно быстро даже для конца августа, ведь на небе ни облачка), и звезды висели так низко, что, кажется, протяни руку и собирай в охапку. Через некоторое время водитель выключил свет и сделал музыку тише, дав возможность пассажирам немного вздремнуть. Гарик, который уже "выспался", от нечего делать просто смотрел на звезды. Искал знакомые созвездия в бесконечной шапке света. "Большая медведица, - проговаривал он про себя, водя пальцем по стеклу. - Малая медведица". На этом его познания закончились, поэтому он стал выдумывать их, рисуя в мозгу образы из прошлого. "Вон мы с братом гуляем в лесу, - глядя на особенно яркое скопление, думал Гарик. - Вместе с нами родители, - "добавив" несколько очень красивых звезд чуть ли не в голос добавил он. - Они еще живы".
Гарика тянуло к ним. Тянуло страшным по силе магнитом. И к брату, которого он не видел уже целую вечность и к родителями, которых он уже никогда не увидит. Но, словно растянутый канат, он разрывался между новой жизнью и старой. В старой был родной маленький город, опостылевший ему хуже некуда, брат, единственный родной человек и прошлое, смотрящее на него диким сумасшедшим взглядом. С другой стороны его било приливом новой жизни, в которой была работа, любимая девушка, которую он узнал совсем недавно, но знал всю жизнь. И друзья. Те самые новые друзья, ярким пятном пылающие в его новой жизни. События недельной давности еще свежи в его памяти, как и тот самый жаркий день, после которого он каждую ночь вглядывается в темноту и часами, часами не может уснуть, хоть он и знает, что все кончено; знает, что все хорошо…
Улицы были пустынными. Солнце слепило беспощадно, как никогда, впитываясь в кожу злыми лучами, как жалами голодных насекомых. Пот огромными каплями катился по лицу, так что он устал уже вытирать лоб и откидывать назад волосы. Хотелось только одного - холодного пива, но на такой жаре даже одна бутылочка будет перебором. «А и черт с ним, - решил он и заглянул в магазин, так удачно подвернувшийся в двух шагах. «Домой приеду – выпью». И очередь, как ни странно была небольшой: парень и девушка. Только мельком глянув на светловолосую, довольно милую особу, он понял: ей грозит опасность. Как он это узнал, неизвестно, но факт оставался фактом: она в беде, хоть еще об этом и не знает. Она стояла, используя кошелек, как опахало и чему-то про себя улыбалась, периодически оборачиваясь. Вот подошла ее очередь, она купила минералку и пошла на выход. Он, быстро подошел к кассе и, стараясь не упустить девушку из вида, выпалил:
- Пива! Холодного! Любого! Полташку!
Когда продавщица принесла бутылку, он быстро откупорил ее лежащей рядом с кассой открывашкой и выбежал на улицу...

Автобус начал медленно тормозить, и Гарик с любопытством посмотрел в окно. Странно, вроде бы еще не приехали и об остановке никто не просил. Но в этот момент ближайший фонарь осветил одинокую фигуру человека, голосовавшего на обочине. Тут водитель, руководствуясь странным, решил не брать пассажира и проехал мимо, словно его маршрутка уже битком набита. «Странно, однако, - нахмурился Гарик и, приподнявшись, посмотрел назад, но голосовавшего уже скрыл за собой поворот. - Какая расточительность». Но это не его дело, может именно этот водитель не берет попутчиков и не останавливается. «В принципе, тоже понять можно, - решил Гарик. - Темно, вечер, на дороге ни души. Черт знает, что может случиться. Жадность, как говориться, фраера сгубила». И снова откинулся на кресле. Парень-сосед мирно посапывал, двое мужчин рядом с ним негромко переговаривались. Их очертания мелькали в проплывающих мимо окна фонарях, создавая на полу своеобразные движущиеся тени. Впереди было не менее тихо: пожилой мужчина, барабанил пальцами по раме; здоровяк отложивший книгу, еще когда выключили свет, просто разглядывал пейзаж; мальчуган, давно успокоившийся сидел на коленях у мамы и наблюдал за водителем: девушка, сидящая напротив них, положила голову на плечо своему парню и, судя по всему, дремала.
Внезапно что-то застучало под ногами, и автобус остановился.
- Курящие есть? – донесся из кабины голос водителя.
- Ну, есть, - откликнулся здоровяк. - А что такое?
- Можете идти курить, - просто ответил водитель. - Мы дальше не едем. Сломались.
- Зашибись, - самое вежливое, что прозвучало в салоне, после этой новости.
- Не волнуйтесь, - заверил водитель. - Сейчас разберемся.
- Сигаретки не будет? - спросил Гарик у здоровяка.
Тот кивнул и достал пачку "Мальборо", взяв себе сигарету и протянув Гарику. Поблагодарив, Гарик взял предложенную сигарету, но прикуривать не спешил. На него снова нахлынули свежие воспоминания о случившемся в метро "Беломорская" почти неделю назад. Совпадения продолжаются, господа. Или уже не совпадения? В почти кромешной темноте зажглись огоньки сигарет, как множество горящих глаз. Фонарей поблизости не было и единственным источником света было тусклое свечение фар автобуса и мигание аварийки. Этот факт, по правде говоря, жутко напрягал, т.к. отсутствие света и звуков говорило об отсутствии проезжающих машин, а, значит, помощи им ждать было неоткуда. Радости не добавил и возглас водителя:
- Какого хрена? - крикнул он в полной тишине. Да так громко, что все встрепенулись. - Труба разрядилась, понимаешь!
Его не убили в тот момент только потому, что достав свои мобильники, пассажиры удивленно воскликнули, что "у них тоже". Гарик промолчал, оценивая странность ситуации: десять человек, не считая водителя одни на абсолютно пустынной дороге, конца которой не видно, у всех разрядились телефоны и выхода из этого кошмара не видно. Совпадение? Нет, скажу я вам, это уже не совпадение. Гарик снова наступил на те же грабли, что и шесть дней назад. «Теперь, - улыбнулся он про себя и осмотрелся по сторонам, - свободы куда больше».
Действительно, просторы впечатляли, хоть и не все можно было разглядеть в темноте. Бесконечная дорога, зовущая в никуда. Не романтично ли? Разве не захватывает воображение и не уносит его вдаль? Нет, скажу я вам! Когда ты стоишь на ветру резко набежавшем ночью посреди полного "нигде", романтика вынуждено пробуксовывает. И не потому, что она изжила себя в прагматичном мире, нет! Просто мозг занят немного иными вопросами. И с бесконечностью они связаны не то, чтобы очень.
- Надо ловить машину, - вслух сказала то, о чем все уже давно думали, молодая мама. Она держала за руку своего сынишку, который, похоже, был единственный, кто получал удовольствие от всего случившегося.
- Кончено, надо, - хмыкнул здоровяк, зло поглядывая на водителя. - Но есть нюанс - их нет. Пока мы здесь стоим, не проехало ни одной машины.
- Как вы, наверно, заметили, - встрял в разговор Гарик, - машин не было и пока мы ехали.
- Точно, - на миг задумавшись, кивнул здоровяк. - Он прав, - и ненадолго замолчал, вопросительно глядя на Гарика.
- Гарик, - правильно поняв, протянул руку здоровяку.
- Саня, - представился он, охотно пожимая руку. И, когда мимо проходил водитель, спросил его:
- А ты машины видел, извини, как тебя зовут?
- Нурак, - вежливо пожимая протянутую руку, представился водитель. Увидев, как вытянулось лицо Гарика и Сани, он добавил: - Ударение на первый слог. А насчет машин, то я не видел ни одной с момента отъезда. Что-то в голосе и интонациях Нурака, казалось Гарику знакомыми, но что? Тем временем водитель отошел от них, продолжая биться со своим телефоном. Почему-то Гарик уже знал, что мобильники здесь больше не заработают. Снова возвращаясь в памяти к недавним событиям, Гарик решил познакомиться со всеми друзьями по несчастью. Ведь уже всем стало понятно, что в ближайшее время им не выбраться с этой дороги.
Оказалось, что молодую маму звали Катерина, а ее сынишку Артемом. Парня в очках с переднего сидения - Костя, а его девушку - Оля. Пожилой мужчина представился, как Инокентий. Мужчину с заднего ряда звали Михаилом, а его друга - Андреем. Ну и, наконец, парень, сидевший рядом с Гариком в маршрутке, носил имя Леша.
- Приятно со всеми познакомиться, - сказал Гарик и обратился к Нураку: - Есть движение, шеф?
- Нет, дорогой. Тысяча извинений, но я не могу ничего сделать.
- Да ладно, - слегка раздраженно отмахнулся Гарик. - Не до извинений сейчас. Выбираться надо. Где мы, кстати?
- Я не знаю, - неожиданно ответил водитель. Все обернулись к нему с ничего непонимающими лицами.
- Не понял! - подойдя ближе, спросил Гарик. - Что ты имеешь в виду?
- Только то, - тихонько сказал он, ища что-то в кабине, - что здесь не должно быть этой дороги. Смотри.
И он вытащил карту этой местности. Стряхнув с нее вековую пыль, Нурак разложил ее на капоте и посветил карманным фонариком. Гарик подошел ближе, за ним вразвалочку подковылял Саня.
- Смотри, - повторил он и ткнул пальцем в какую-то область на карте. - Здесь мы. Я съехал с дороги из-за поломки. Мы должны быть в лесополосе сейчас.
- А где мы были? - спросил Гарик, склоняясь над картой. - Где дорога, по которой мы ехали?
Нурак молча указал на полоску, изображенную на карте. Совсем рядом.
Гарик отошел от автобуса, оглядывая дорогу.
- Так какого рожна мы ждем? - прикрикнул Саня. Пойдем к повороту и там будем ловить попутки!
- Не получится, - наклонил голову Нурак.
- Почему это? - спросил Костя, нервно теребя свои очки.
- Потому что здесь нет никакого поворота, - ответил за водителя Гарик. Он хмуро глядел на остальных. - И дороги, по которой мы ехали, тоже нет.
- То есть как "нет"? - выдвинулся вперед Михаил. - Объясни по-человечески!
- Объяснений много, - туманно ответил Гарик, лихорадочно соображая. - Одно невероятней другого.
- Это лучше, чем ничего, - вставил Андрей и вышел на дорогу, наверно в поисках машин. - Хоть одну можешь назвать?
- Пожалуйста, - выпалил Гарик, но без раздражения, т.к. он прекрасно понимал беспокойство людей - сам был в идентичной ситуации. - Мы попали в разрыв. Причем не временной, как может показаться, или пространственный, а в разрыв между временем и пространством. Т.е. здесь нет ни того ни другого. Об этом может говорить и отсутствие света, и отсутствие любого движения. Кстати, ваши глаза хоть немного привыкли к темноте?
- Нет, вроде, - ответил Андрей. Остальные неуверенно покачали головами.
- Вот и я о том же, - прошелся вдоль автобуса Гарик. - Все это неспроста, надо понимать. И к тому же звуки.
- А что звуки? - мгновенно отреагировала до этого молчавшая Оля.
- Их нет, - просто ответил Гарик, лишний раз прислушиваясь. И впрямь, ни звуков проезжающих где-то машин, ни пения птиц. Ничего. Но... - он вздохнул, снова отойдя к дороге, - это только предположение, которое рассыпается на глазах.
- Почему? - донеслось из темноты. Гарик не узнал голоса и снова вернулся на обочину. - И, кстати, не уходи далеко. Тебя практически не слышно.
- Хорошо. Понял, - согласился Гарик. Оказалось, с ним разговаривал Леша. - А вот почему, - и он указал рукой на автобус. Потом, решив, что это не все видели, сказал: - Автобус. Он существует. А значит мы уже не между временем и пространством. И это все рушит, - еще сильнее вздохнул он и замолчал.
- Но ведь всего этого не может быть! - воскликнула Катерина. - Просто не может, - повторила она, тоном близким к истерическому.
- Поверьте мне на слово! - всплеснул руками Гарик, стараясь, чтобы его мысли звучали максимально со знанием дела. - Все это ОЧЕНЬ даже может быть.
- Плохо, коли так, - высказался по этому поводу Иннокентий. - То есть вы хотите сказать, молодой человек, что мы здесь застряли?
- Рано еще что-либо говорить, - покачал головой Гарик. - Еще ничего не ясно.
В этот момент произошло то, чего он никак не ожидал. Появился далекий звук. Это был звук проезжающих машин. Все вокруг ошарашено закрутили головами, ища источник и нашли его. Из-за частокола деревьев, рядом с которыми они расположились, вдруг увидели свет фар проезжающих автомобилей. Послышались радостные вопли, и все рванули через небольшой лес. Только Гарик особо не спешил - он не был уверен, что все закончилось так просто. Уж слишком хорошо он знал, что происходит, хоть и не мог объяснить всего. Вопли стали стихать, плавно переходя в крики, затем в негромкие восклицания: чем дальше пробирались вымученные пассажиры, тем больше отдалялись звуки движения вместе со светом фар. Складывалось ощущение, что кто-то играл с ними, нарочно заводя их все глубже и глубже в лес. Пройдя впустую еще пару сотен шагов, все были вынуждены признать, что звук, что все, что они увидели и услышали - не более, чем мираж. Остановившись, они глупо посмотрели друг на друга, не зная, что теперь делать.
- И что теперь делать? - задал ненужный вопрос Леша, нервно переступая с носка на пятку.
- Ну-у, - протянул Саня, - пока что можно костер намудрить. Вы как?
- Давай, - без энтузиазма отреагировали многие.
Остальные осмотрели ближайшее пространство на предмет хвороста. В темноте, надо сказать, это было затруднительно. Иннокентий вытащил из кармана газету и передал ее Сане, который сидел на корточках и пытался разжечь костер. Совсем скоро огонь уже приветливо искрил и приятно обжигал щеки тех, кто расселся вокруг.
- Надо же, - не отрываясь, глядя на разгорающийся огонь, вдруг начала Катерина. И замолчала, как будто собираясь с мыслями. Подумав немного, она продолжила: - Надо же мне было выжить в аварии, не получив ни царапины, чтобы теперь пропасть неизвестно где и, что самое странное, неизвестно когда. Глупо, - и она, вздохнув, покачала головой и возвела глаза к небу.
- А что случилось? - спросил Гарик, сидящий напротив. Уж он-то прекрасно понимал, как нужно человеку высказаться в таких ситуациях.
- Мы с Артемом, - она потрепала по голове сынишку, который был на удивление спокоен и сдержан все время, - ехали в такси. Хоть погода была чудная, даже слишком, но мы очень спешили, и было не до прогулок. Дело в том, что у Артема довольно редкая болезнь, и мы опаздывали на прием к врачу. Остановились на перекрестке, ожидая зеленый. В этот момент нам в "зад" на полном ходу въехала какая-то иномарка (то, что это иномарка, мы, естественно, узнали потом). Такси вынесло на встречную и Хвала Создателю, что по "встречке" никто не ехал. Иначе мы бы здесь не сидели, - она нервно усмехнулась, после чего добавила: - Только здесь не лучше.
И, крепко обняв Артема и замолчав, стала внимательно смотреть на огонь.
- Я тоже мог погибнуть недавно, - на удивление тихо произнес Саня. Куда делся его невероятный бас? Подмигнув загрустившему Артему, он продолжил: - но меня спас не иначе как счастливый случай. Это случилось белым днем. Я шел по своим делам, ни кого не трогал. Стояла хорошая погода, поэтому я решил прогуляться, тем более, что время позволяло, так как мы с другом договорились встретиться только через час. Тут ко мне подходят трое. Намерения у них были явно не дружелюбные, поэтому я, недолго раздумывая, вломил одному из них. Так, на всякий случай, - усмехнулся он. - В тот момент второй куда-то исчез, а тот, что остался - ну просто слон какой-то. Я понял, что возиться с ним бесполезно, поэтому просто врезал промеж ног и убежал, - на одном дыхании вымолвил он и оглядел сидящих, скорее всего в поисках осуждения. Но все смотрели на него весьма приветливо. Однако, не смотря на это, он добавил: - А что мне оставалось делать? Я что, дурак с ним разбираться?!
- Да ты все правильно сделал, - кивнул старик Иннокентий, хлопнув Саню по плечу.
- В конце концов, - куда уверенней продолжал он, - я остановился и оглянулся проверить, нет ли этих отморозков, и ошалел: один все-таки бежал за мной, а в руке у него блестело "перо". Ну, вы поняли, нож точнее. Я тогда не на шутку испугался. Мало того, я еще и не знал, где остальные уроды. Но тут случилось то, из-за чего я, возможно, остался жив. Этот придурок свалился в открытый люк. Я всегда материл рабочих, оставляющих люки открытыми, но в тот день я готов был их расцеловать! Честно! Но почему на нашем пути сегодня не было открытого люка, а? - глядя в темное небо, с мольбой в голосе прошептал он.
- Согласен, - сказал Гарик, оглядывая собравшихся в надежде услышать другие истории. Но больше никто ничего не сказал. Все просто молча наблюдали, как сгорает хворост…
Снаружи не было ни души. В такую жару это не мудрено. Обходя магазин, он уже было расстроился, решив, что девушка скрылась, но тут увидел, как она садится в такси неподалеку. Настроение вмиг улучшилось, и он, испытывая невероятный подъем, рванул к своей машине. Он старался не упустить из виду уезжающее такси и поэтому особо не следил, куда едет, а просто следовал за машиной. Поворот за поворотом, такси уезжало неизвестно куда, туда же увозя и девушку. «Интересно, - думал он, - где она попросила ее высадить?». Снаружи уже темнел лес, и напряжение становилось все сильнее. Он начал подозревать, что девушка сама не знает куда едет. А точнее - куда ее везут. Ей грозила опасность. Теперь это не было просто предчувствием, это было явью. Первый раз в его жизни будущее стало настоящим, но он был совсем не рад этому, потому, что не мог ничего изменить. Он ускорился, прекрасно зная, что не сможет догнать такси, и не собираясь этого делать. Он просто хотел, чтобы водитель его заметил. Это единственное, что могло спасти таинственную незнакомку. Посигналив, он добился своего: такси увеличило скорость и, внезапно, свернуло неизвестно куда. Напугавшись, он огляделся по сторонам в поисках такси, но машина скрылась в неизвестном направлении...
Костер разгорался все сильнее, согревая усталых "путников". Если посмотреть на них со стороны, в жизни не угадаешь, кто они и зачем здесь собрались. И даже как они, вообще, встретились. Вокруг костра, уже напоминающего адово пламя, расселись одиннадцать человек: мечтательный парень, глядящий на всех с каким-то странным саркастическим выражением лица; двое мужчин, похожих друг на друга как две капли воды; юнец, который, только вчера был подростком, и во взгляде которого столько спеси и вызова, сколько и настоящего первого страха; крепкий мужчина-байкер, всей своей фигурой показывающий невероятную силу, и оттого очень спокойный; молодая, но уже удрученная мама сидящего у нее на коленях малыша, в которого она вцепилась когтями со всем, данным Богом, материнским чувством; благообразный старец, чья длинная борода, сверкающая красивой благородной сединой; и светловолосый мужчина, о восточной национальности которого говорит всего лишь только странное имя, которого, конечно, смотрящий со стороны не знает. Ведь он (этот самый смотрящий) только сейчас появился, и ему доподлинно известно только то, что эти никак не связанные люди сидят в темном лесу у разгорающегося костра. Все это знает Гарик, который и представил себя, смотрящим со стороны.
- А вы? - обратился он к "благообразному старцу". - Чем вы занимаетесь?
Тот повернулся к Гарику и поставленным крепким голосом сказал:
- Я учитель. Преподаю в университете. Род моих занятий - история. Как мировая, так и нашей страны. Довольно широко, я понимаю, - с улыбкой кивнул он, - даже слишком. Но не думайте, что я от того, тем не менее, плохо знаю свой предмет. Нет, скажу я вам. Не люблю хвастаться, - начал он, но, усмехнувшись, добавил: - и не буду.
Все улыбнулись. Действительно, когда человек говорит "не люблю хвастаться", за этой незначительной фразой следует именно хвастовство. Просто вежливый человек заранее просит прощения.
- Кстати, - оглядывая собравшихся, вкрадчиво сказал Иннокентий, - кое-кто из вас, как я слышал, попал в опасную ситуацию не так давно, - Гарик прислушался, ловя каждое слово, сказанное стариком. - Так вот, на прошлой недели мне тоже пришлось пережить неприятную историю, которая, надо заметить, едва не стоила мне жизни. Возвращаясь с университета, я решил прогуляться. Был прекрасный денек, и я не мог этим не воспользоваться. Тем более, что рабочий день выдался не из легких. Проходя мимо одного из ларьков, я наткнулся на мужчину. Судя по траектории его движения, - Иннокентий презрительно усмехнулся, - он был, мягко говоря, подвыпивши. А, если честно, он был просто "встельку" пьян! Внезапно, он, сдавленно охнув, упал ничком на землю. Причем упал с таким грохотом, что я думал, уж не разбил ли он голову? Недолго думая, я решил помочь бедняге. Все-таки на улице было жарко, да плюс еще он выпил. Разумеется, ему стало плохо. А рядом ни души. Я наклонился к нему и увидел, что он без сознания. Тут все и произошло. Сначала я почувствовал острие ножа в районе правого бока, а затем мужчина открыл глаза и вкрадчиво сказал:
- Не дергайся, папаша, и тебе не будет больно, - по его глазам я понял, что он может сделать это самое "больно", поэтому спокойно стоял на корточках, ожидая, что он будет делать. По правде говоря, я много лет занимался, как бы это сказать, боевыми искусствами, поэтому избавиться от этой опасности, мне, если честно, не составило бы особого труда. Но всегда есть "но". Я услышал шаги и, не резко обернувшись, увидел еще одного "выпивоху". Он встал прямо за моей спиной, и я понял, что теперь дергаться действительно бесполезно: даже если я смогу отпрыгнуть от ножа, тот "задний" встал настолько удачно, что любое мое движение, и он толкнет меня обратно на нож. А рисковать я не хотел.
- Ты знаешь, что нам нужно, - отчетливо проговорил тот, что держал нож.
- Да, конечно, - я произнес это максимально медленно и тихо, чтобы протянуть время. Я еще не знал тогда, что мне даст это время, но время - оно и в Африке время.
Гарик нервно усмехнулся, услышав эти слова, но как только Иннокентий воззрился на него, замотал головой, призывая продолжать.
- В тот момент произошло то, что меня и спасло, так как отдавать деньги этим уродам я не хотел. Тень того, что стоял сзади, сместилась вбок: он зачем-то отошел в сторону. Наверное, он был настолько уверен в успехе их ...хмм... предприятия, что потерял бдительность. А я не мог этим не воспользоваться. Я отпрыгнул в другой бок и рванул подальше от этих уродов. Отбежав на достаточное расстояние, а бегаю я хорошо, надо похвастаться, я оглянулся. На земле на корточках сидел явно ошарашенный бандит, а второго не было и в помине. Правда, где он, меня волновало в меньшей степени, так как я, собравшись с силами, побежал домой.
Все смотрели на старика с удивлением. Какая прыть для такого возраста. Причем, ни у кого не возникало сомнений в правдивости его рассказа. Так уж повелось этим странным вечером, что никто не комментировал услышанное. Слово взял Михаил, до этого молчавший. Гарик уже знал, с чего начнет мужчина, поэтому не очень удивился, услышав: "я тоже едва избежал смерти". Никто почему-то уже не удивился такому заявлению.
- Мы с Андреем возвращались с работы. Спустившись в метро, мы ждали электричку, которая вот-вот должна была подъехать, но почему-то опаздывала. Минуты шли одна за одной, а поезда все не было. Люди на перроне уже стали волноваться. Некоторые, наверняка, куда-то опаздывали. Так прошло еще несколько минут, прежде чем компания молодых ребят не направилась разбираться со служащими метро. Они ушли, а мы остались ждать. Уже люди на противоположной стороне начали оглядываться на нас. Видать, некоторые из них заметили, как долго мы стоим. А остальные, скорее всего, просто услышали наш мат, ведь в полный голос материлось тогда человек пятнадцать. Парни, которые пошли разбираться, куда-то запропастились, и поезда как не было, так не было. Далее случилось то, чего я, вроде бы здравомыслящий человек, объяснить до сих пор не могу. Руководствуясь странным, я наклонился и стал всматриваться в тоннель. Причем наклонился я так низко, что чуть не свешивался на рельсы. Вдруг у меня закружилась голова. Не знаю почему: может от перегрева на улице, а может еще от чего, но я стал падать.
- Да, - кивнул Андрей. - А единственным, кто это увидел, был я.
- Поэтому именно ему я обязан жизнью, - гордо возвестил Михаил, похлопав друга по плечу. - Андрюха схватил меня за шиворот и буквально закинул на платформу. Я уже туго соображал в тот момент, но помню только, как в ту же секунду, как он меня вытащил, перед моим лицом пронесся чертов поезд.
- Вот именно, - подтвердил Андрей. - Всего то, что секунда. Но промедли я или упади Миша... Сами понимаете, что было б! - вздохнув, закончил Андрей.
Михаил красноречиво посмотрел на молодую пару, логично предположив, что и у них найдется недавняя неприятная история. Костя, поймав этот взгляд, хотел было начать рассказ, но Оля что-то рьяно зашептала ему на ухо. Окружающие деликатно молчали, глядя на огонь или разглядывая что-то из своего гардероба. Тут что-то в костре затрещало, после чего Оля вдруг затихла и кивнула Косте.
- Мы отмечали то, что в Америке называют "медовый месяц", - получив согласие своей любимой, начал молодой человек. - Мы гуляли, отдыхали, купались в море и ели и пили вдоволь. Одним словно, расслаблялись. Жили мы в гостинице на втором этаже. Это, в конечном счете, нас и спасло, надо заметить. В гостинице начался пожар. Как потом объяснили, виной ему стало короткое замыкание. Это объяснение уже приобрело какой-то сакральный смысл, как мне кажется. Любой пожар, прежде всего, связывают именно с коротким замыканием. Ну да дело не в этом. Потому что, что бы ни стало виной пожара, пожар был для нас тогда куда важнее всего остального. Мы выскочили из номера и побежали вниз по лестнице, на которой уже столпилось немало народу (на улице было слишком жарко, и отдыхающие, устав купаться, просто ждали вечера в своих номерах). Мы протискивались в этой толпе, которая неслась по лестнице, как лавина по склону. Когда снизу донеслись сдавленные крики, мы поняли, что эта паника вот-вот приведет к давке. И решили рискнуть. Не смотря на то, что позади уже локально вспыхивал огонь, и дыму было предостаточно, мы предпочли выпрыгнуть в окно второго этажа (не высокого), чем быть задавленными испуганной толпой. Поэтому я схватил Олю за руку и мы рванули к двери нашего номера. Ворвавшись внутрь, мы кинулись к окну, которое, как назло, оказалось намертво закрыто. Зачем мы его закрыли, когда на улице было так жарко? Ей-богу я не знаю и, наверно, никогда уже не узнаю. В конце концов, когда дым уже заполнил наш номер, мы все-таки умудрились распахнуть окно. Оля, скинув каблуки, прыгнула первая, и, зацепившись за ветки ближайшего дерева, приземлилась довольно удачно. Я же, обделенный природой на ловкость, просто рухнул вниз. Слава Богу, отделался только ушибами. Как мы потом узнали, в давке на выходе погибло около двухсот человек. Еще несколько в огне. Он замолчал, прокручивая на безымянном пальце обручальное кольцо.
Гарик подумал о Лине, которая осталась в городе. Что с ними будет? Может, они уже разлучены и пока что не знают об этом? Их соединила странная история шесть дней назад, и почти идентичная ситуация теперь норовит их разлучить. Мысли о Лине, всколыхнули воспоминания...
Он стоял около машины, не зная куда идти и что предпринять. Такси, которое он так долго преследовал и след простыл, и теперь он один в какой-то глуши. Теперь он даже не знал, стоит ли ему кричать что-нибудь. Ведь, с одной стороны,
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПт 13 Янв 2012, 07:37

продолжение
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПт 13 Янв 2012, 07:37

Теперь он даже не знал, стоит ли ему кричать что-нибудь. Ведь, с одной стороны, крик может спугнуть похитителя девушки (а он был уверен, что таксист - не просто таксист), и тем самым он спасет ее. Но с другой стороны, эта сволочь может запаниковать и убить девушку. Поэтому он просто пошел вперед, руководствуясь тем, что не слышит звук мотора, а значит, машина остановилась и пешком-то они точно не уйдут далеко. Стараясь не шуметь, он передвигался по возможности быстро. Впереди маячили деревья, он забрел в какой-то лес. Вокруг не было ни души, машины тоже не видно. Он шел по тропинки, постоянно оглядываясь по сторонам и всматриваясь в очертания деревьев, ища хоть что-нибудь, говорящее о том, что только что здесь прошли люди. Ничего. Все было обыденно и тихо. Тропинка начала сужаться и терять четкость. Чем дальше он заходил, тем меньше он видел следов человечества. Вдруг, когда он уже отчаялся, до него донесся какой-то посторонний звук. Он остановился и прислушался, все его тело превратилось в слух. Несколько секунд не было ничего, но он не двигался, все слушая и слушая тишину и напряженно глядя в одну точку. Треск. Что-то затрещало невдалеке, словно несколько сухих веток, лопнуло под чьими-то ногами. Внимательность и напряжение позволили ему сразу определить откуда шел этот звук и он рванул налево, уже не стараясь не шуметь, потому что знал, что его цель совсем близко и его все равно услышат. А терять время - слишком опасно. Через несколько метров он наткнулся на небольшую полянку, на которой он был не один...
- Моя история немного отличается от тех, что сегодня рассказали, - неестественно тихо сказал Леша, когда на него посмотрели все собравшиеся. - Дело в том, что смерть, гуляя рядом, не смогла обойти меня стороной. Точнее мою семью. Наш дом стоял на отшибе в деревне. Мать отец и я с сестрой жили там всю жизнь. Я учился в школе последний год и собирался поступать в институт. Сестра уже поступила и заканчивала четвертый курс. Жизнь в городе у нее складывалась замечательно. Был любимый парень, за которого она собиралась замуж, после института. Она уже даже жила у него. Почти "городской" стала, - усмехнулся он. - Этим летом она приехала к нам на каникулы. То, что случилось в тот страшный жаркий день и вспоминать страшно. К нам в дом ворвались военные. Почему, с какой вообще стати, никто не объяснил. Мы даже не поняли, чьи это были вояки. Они только оравой навалились на отца и вырубили его прикладом. Также они поступили и со мной. Сколько я провалялся в отключке - не знаю, но, когда очнулся, все в доме было перевернуто вверх дном. Увидев отца, лежащего лицом вниз на полу, я подполз к нему. Слава Богу, он был жив, но все еще в отключке. Тогда я встал и осмотрелся в поисках матери и сестры, но кроме нас с отцом в доме никого не оказалось. В тот момент я услышал плач. Он доносился с улицы. Это плакала мама. В страхе я вышел во двор и увидел ее, рыдающую над телом сестры. Как оказалось, они перерыли весь дом в поисках еды и, собрав все, собирались уйти восвояси. Но тут, один из них заметил сестру и схватил ее, желая изнасиловать. Ясное дело, она сопротивлялась. Тогда он вывел ее во двор и расстрелял! - голос Леши сорвался и он замолчал ненадолго. Потом, собравшись с мыслями, все-таки продолжил: - А здесь, в городе, я узнал, что ее любимый парень гуляет с двумя шлюхами, которым наплевать на существование друг друга.
Гарик подошел к пареньку и положил ему руку на плечо. Уж он-то понимал, что это такое, когда над любимым человеком надругались. Леша молча благодарно кивнул, отводя глаза от костра. Потом, снова взглянув на Гарика, спросил:
- А у тебя? Что случилось у тебя? Ведь что-то, наверняка, случилось!
Гарик кивнул и рассказал всем свою историю. И про маленькое знакомство с таинственной девушкой; и про спуск в метро; и про то, что он узнал внизу; и про страшную поездку; и про счастливое возвращение. Когда он закончил рассказывать, стрельнул у Сани сигарету и, закуривая, посмотрел куда-то вдаль. Туда, куда не знал даже сам.
- Как вы все знаете, - начал он, - все мы пережили стресс не так давно и пережили страшные и опасные ситуации. И вот мы здесь. Назвать это место странным, а ситуацию, в которой мы сейчас оказались - необъяснимой, значит, ничего не сказать.
- У тебя есть мысли по этому поводу? - спросил Саня.
- Думаю да, - коротко ответил Гарик, пытаясь сформулировать свои мысли в правильном порядке.
- Так поделись с народом, - с нервным смешком попросил он.
- Помнится, я уже предполагал то, что мы каким-то неизвестным нам образом попали в разрыв между временем и пространством. Тогда я действительно был в недоумении. Конечно же, мне мешал автобус, который мы видели и ощущали, что и рушило мои предположения об отсутствии времени и пространства.
- Да, я помню, - сказал Иннокентий. - Но теперь мы не видим автобус. Ты это хочешь сказать?
- Именно, - указал на старика пальцем Гарик. - Автобуса нет, значит можно, наконец, вернуться к этому предположению. Но и здесь облом, - он сплюнул и указал на костер. - Огонь. Мы смогли разжечь огонь, а значит, здесь присутствует и время и пространство. Не смотря на то, что все вокруг говорит об их отсутствии, мы постоянно сталкиваемся с опровержением этого. Просто какое-то отсутствие присутствия, не так ли? - он издал сумасшедший смешок. - И снова осечка. Но, чем больше я об этом думаю, тем больше я начинаю понимать, что я все-таки прав. Не смотря на все эти нюансы.
- Но почему же? - логично усомнился Леша.
- Я объясню, - закивал Гарик, расхаживая вдоль костра. - И ты, кстати, мне в этом очень поможешь!
- Я? - удивился Леша.
- Именно, - указал пальцем на него Гарик. - Точнее уже помог! И даже не знаешь насколько сильно, - он посмотрел на лицо Леши, которое выражало все то же недоумение. - Помнишь, ты сказал мне, чтобы я сошел с дороги и подошел ближе?
- Да, - ответил Леша, - потому что тебя было плохо слышно.
- Именно! – снова воскликнул Гарик. - Меня не было СЛЫШНО! И, как я понимаю, еще и видно, не так ли?
- Да, - кивнул Леша, нахмурив лоб и припоминая.
- Вот ты мне и помог тогда. Ты обратил на этот факт внимание. И мало того, ты сказал именно про то, что меня не слышно. Потому что, скажи ты, что меня не видно, это можно было бы списать на темноту и, возможно, я бы не обратил особого внимание на странность этого факта. Вы понимаете, да?
Все кивнули. Потом Оля озвучила мысли остальных:
- Тебя не должно было быть плохо слышно. Ты не так далеко отошел.
- Абсолютно правильно! - с большой амплитудой кивнул Гарик. - Молодец!
Затем он взял небольшое полено и поднеся его к огню, подождал, пока оно разгорится. После этого он мощно броском кинул его в лес, предварительно попросив ближайших соседей рассесться, дабы не зашибить. Полено отлетело в сторону и, вдруг, на определенном расстоянии от них погасло. Точнее просто исчезло прямо в полете, на высоте двух метров.
- Что и требовалось доказать, - ухмыльнулся Гарик. - Мы видим только то, что принадлежит нам и находится в определенных пределах. Мы, словно, находимся в некоем пузыре, где существует все, что нам нужно, тогда как в окружающем этот пузырь мире нет ни времени, ни пространства. Поэтому мы видели автобус, стоя рядом с ним; и поэтому мы видим этот костер, а автобус мы, как вы поняли, потеряли из виду довольно быстро. Мы пошли на свет и звук, который, возможно, принадлежал именно нашей маршрутке, потому что, как только мы потеряли связь с ней, мы потеряли и из виду таинственный свет. Теперь, - он, отдышавшись, продолжал: - вернемся к нашим, как вы поняли, "баранам". Недавно мы столкнулись с форс мажорной, мягко говоря, ситуацией. И мне кажется, что мы ступили в этот разрыв, который с каждым днем становился все шире и шире. И вот теперь время и пространство, наконец, разошлись окончательно для нас. Тем не менее, мы все еще находимся в своих "пузырях", которые, по моему мнению, тоже не бесконечная радость. И когда-нибудь лопнут и они. Что случится с нами в том случае, боюсь даже представить.
- И что ты предлагаешь? - спросила Катерина. - Есть какие-нибудь мысли по этому поводу? Хоть какие-нибудь, мы будем благодарны и этому, потому что до этого ты очень правильно себя вел!
- Спасибо большое! - искренне и с чувством поблагодарил ее Гарик и ответил: - Я думаю, нам надо выбираться, - и, глядя на саркастические улыбки на лицах новых друзей, объяснил: - Разумеется, нам понадобится помощь. Да ведь, Георгий Владиславович?
Нурак, на которого ошарашено посмотрели все, кроме Гарика, который глядел с улыбкой в глазах, как и в прошлый раз, не стал особенно отрицать.
- Молодец, мальчик, - только и сказал он. "Узнал, значит", - решил Гарик.
- Ты хочешь сказать, - начал Саня, поднимаясь с бревна, - что это тот самый человек, который контролировал ваше "перемещение" в метро?
- Он самый, Саня, - продолжал улыбаться Гарик, не сводя глаз с Нурака-Георгия. - Я его по голосу узнал. Даже, нет, не по голосу, а по интонациям. И какой же род ваших занятий здесь, а, Нурак? А вы изменились, кстати. И помолодели даже.
- Спасибо, - без сарказма ответил Нурак. - Я старался.
- И как это понимать? Зачем мы вам? - тихо, даже как-то удрученно, спросил Иннокентий.
- Убить он нас хочет, - наоборот, с вызовом крикнул Леша.
- Убить? Вас? - на лице Нурака отразилось искреннее удивление. - Увольте, милейшие, уж чего-чего, а убивать вас, я точно не собирался и не собираюсь.
- Тогда что? - почему-то поверил ему Гарик. - Что вы хотите?
- Я всего лишь водитель, - уклончиво ответил Нурак.
- Тогда куда же вы нас везете? - уловив суть "игры" спросил Гарик: - В Ад?
- Ну почему сразу в Ад? - заулыбался Нурак. - Почему не в Рай?
- Это вы мне скажите! - чуть повысил голос Гарик, в то время как все потихоньку стали окружать Нурака. Бесполезно, конечно, но попытка - не пытка.
В этот момент Нурак щелкнул пальцами и все, включая Гарика рухнули на колени. Страшная боль сдавила голову, и в затылке заскреблись какие-то быстрые многоногие жучки...
На другом краю поляны стоял мужчина, невероятно здоровый, с мясистым красным лицом. Он стоял, наклонившись к дереву. И Гарик увидел ее, Лину, привязанную к стволу. Ее и так немногочисленная в этот жаркий день одежда была разорвана и сорвана с ее тела. Она была абсолютно голой. Гарик не мог стоять и смотреть. Он не знал, почему он вообще пошел за этой девушкой, а потом поехал за этим такси. И почему, потеряв из виду преследуемую машину, не уехал восвояси. Ведь он ничем не был обязан этой абсолютно неизвестной девушке. И геройством он в жизни не страдал. Смутьяном был, драчуном был. Конечно, мог "впрячься", если обижали молодых. Но все это было по молодости, когда проблемы решались максимум толпа на толпу. А в новой жизни и перо к боку приставить могли. Тем не менее, он уже сделал свой выбор. Он пошел вслед за этой девушкой, и уходить, завидя ее, он просто не мог. Поэтому он побежал. Не прочь, а к дереву. Конечно, чертов здоровяк его заметил, но (и Гарик благодарил ВСЁ за это) не убил девушку сразу, а повернулся к молодому человеку. Гарик был безоружен, но уповая на прежние навыки, полученные во дворах, подбежав к здоровяку и со всего размаха врезал тому по красной морде. Морда здоровяка, собственно как и сам здоровяк, не ожидали такой прыти, поэтому он просто упал на спину, если не в Нокауте, то в Нокдауне точно. Подскочив к девушке, Гарик бегло осмотрел ее - вроде ничего страшного. Только она была без сознания. Отвязав ужасно сварганенные узлы, он повернулся, чтобы унести бедняжку с места событий. Прямо перед его лицом возникла красная физиономия, и он получил сильнейший удар в челюсть. Голова закружилась, круги перед глазами завели какую-то пляску. Гарик упал на землю, через силу сохраняя сознание, которое уходило все дальше. Красномордый наклонился к нему и ужасно обрадовался тому, что Гарик был еще в сознании. Его толстые пальцы нажали на веки молодого человека, который уже не мог сопротивляться. Он даже подумал, что здоровяк хочет выдавить ему глаза, но нет: тот просто держал веки Гарика открытыми. Придвинув его ближе к дереву чертов хряк, вдруг, другой рукой вытащил огромный нож. Сознание Гарика вернулось к нему в ту же секунду. Он прекрасно понял, что сейчас произойдет, но не мог этого допустить. Дернув рукой, чтобы хоть как-то схватиться за здоровяка, Гарик с горечью осознал, что не может и помешать: он был связан. Видать, он все-таки отрубился. Гарик закричал. Он выкрикивал проклятия, ругательства. Он просто кричал в надежде разбудить девушку, ведь она уже не была связана. Комплект веревок, значит, только один. Но все было без толку, и сука-здоровяк все ближе и ближе подкрадывался медленно, постоянно оборачиваясь на Гарика, и таща его за собой, как мешок. Это ему, видать, доставляло огромное удовольствие. Наконец, подойдя к девушке вплотную, он снова зажал веки Гарика, которые отпустил, пока тащил и резким движением всадил ей в грудь нож. Из глаз Гарика брызнули слезы, когда он увидел, как тело девушки рухнуло на бок, а из зияющей раны в груди на траву полилась кровь. Потом здоровяк поднял Гарика, как пушинку, и молодой человек посмотрел здоровяку прямо в глаза. В них не было ничего. Ни жалости, ни злобы, ни счастья, ни горя. Даже удовлетворения в них не было. Просто пустые бесцветные глаза, залитые кровью капилляров. Гарик понял, что сейчас произойдет, но не отвернулся, продолжая смотреть в глаза извергу.
- Будь ты проклят, сука! - выдохнул он, после чего здоровяк со всего размаха ударил его ножом в живот.
Молодой человек дернулся и захрипел от боли, ворвавшейся в его нутро. Он ощущал ее всем телом. Здоровяк кинул его на землю, и, упав, Гарик увидел рядом с собой тело девушки, которой не шло имя Света и которую все друзья звали Лина. В ее необычайно живых зеленых глазах отражалось чистое небо, согретое самым жарким днем этого лета. Веки Гарика стали тяжелыми и горячими и он понял, что засыпает. Какие сны ему приснятся?..

Он стоял на коленях, обхватив затылок руками и не знал о чем думать. Откуда-то доносился плач, но Гарик не мог поднять голову, чтобы узнать кто это. Хотя он знал почему. Они увидели примерно тоже самое, что и он, только касаемо их. То, что случилось девять дней назад и то, что они забыли. В машину Катерины с Артемом, наверно, врезалась машина, едущая по встречке. Саню, наверно, убил второй нападавший. Иннокентия, наверно, толкнул на нож также второй бандит. Костя с Олей, быть может, погибли в давке, убегая из гостиницы, или погибли в огне в своем номере. Лешу, возможно, застрелили грабители вместе с сестрой, когда он пытался защитить свой дом. Андрей, может быть, спасая Михаила, вместе с ним упал на рельсы и погиб под колесами электрички... Все это возможно. А может, все было по-другому. Но факт оставался фактом - они все были мертвы. И Нурак перевозил их души по назначению. Или показывать Рай, после показа Ада.
- Пойдем, - негромко позвал Нурак, оглядывая собравшихся. - Мы должны идти.
Все вокруг было необычайно светло, но Гарик отметил, что костер уже не горит. Этот свет издавали фары маршрутки, ожидающей их открытыми дверями. По одному забравшись, молчаливые пассажиры расселись уже не по своим предыдущим местам, а все вместе.
- Ну что, - обернулся к ним Нурак. - Поехали?
- С Богом, - в один голос ответили пассажиры, глядя на закрывающиеся двери. Мотор заурчал, и маршрутка под номером 504 быстро поехала прочь, увозя своих пассажиров далеко за восход. Они улыбались...
Вернуться к началу Перейти вниз
Ромашка
Странница
Странница
Ромашка

Сообщения : 11475
Дата регистрации : 2010-10-23
Откуда : Из песочного замка в облаках

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПт 13 Янв 2012, 11:19

И....вопрос в студию!))
Они всё же живы?И это очередное испытание?
Два героя,объединяющие рассказы,весьма интересны!Жаль,если видение Гарика было правдой!
Что-то мне подсказывает,что в третьем рассказе будет...расшифровка!))))
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
witch_59

Сообщения : 22837
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПт 13 Янв 2012, 12:54

Ой, ну когда я доберусь до прогулок? У меня все не слава богу: то связь вырубается не пойми на которое время, то глаза ничего не видят, то еще что-то. Завтра суббота, ЧИТАЮ!
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПт 13 Янв 2012, 13:07

Цитата :
Они всё же живы?И это очередное испытание?
нет, мертвы!..

Цитата :
Два героя,объединяющие рассказы,весьма интересны!Жаль,если видение Гарика было правдой!
не совсем так:
герой один и тот же. Гарик))
И видения его - чистая правда)

Теперь немного поясню)
За 9 дней до "Маршрутки" герой погиб. (и все пассажиры маршрутки и метро)
По обычаям через 3 дня после смерти душе покойного показывают загробный мир ("Метро"). Прошла неделя (а точнее 6 дней, со смерти соответственно 9) и для души Гарика начались мытарства ("Маршрутка")
Ну и третья часть повести - это 40 дней. Правда герой главный - уже другой будет, однако душа Гарика уйдет в мир иной, оставив хороший след на Земле.))

Цитата :
ЧИТАЮ!
Наталья, надеюсь понравится))
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВс 15 Янв 2012, 17:17

пытаюсь воткнуться в освободившееся "окно" в графике))
последний кусок:

Отрезок третий.
Такси.

- Здравствуйте. Можно машину на Ленина 13? За город. Хорошо, жду.
Он убрал мобильный в карман и осмотрелся. Вокруг не было ни души, ни тела. Но что более всего его волновало, это то, что мимо не проехало ни одной тачки. Поймать попутку, ну или даже сесть в автобус было бы куда экономичнее, чем вызывать такси. Однако пришлось. И теперь, Максим стоял на поребрике и высматривал машину с шашечками на крыше. Солнце, до этого жарившее нещадно, наконец-таки, скрылось за набежавшими тучками. Теперь дул приятный освежающий ветер. Он тормошил и без того непослушные волосы, заставляя их хозяина неустанно приглаживать. Хотя назвать его хозяином своих волос мог только прожженный оптимист. Скорее Макс был их пленником, как и любой другой человек с непослушными волосами, которого это хоть как-то интересует их состояние. Он прохаживался по поребрику взад и вперед с небольшим букетом гвоздик, постоянно всматриваясь в пустынную дорогу. Где-то вдали, как назло, заревели машины, но уходить отсюда и искать попутку где-то неизвестно где, было уже поздно, т.к. такси уже в пути. Поэтому, услышав далекий звук, он просто саркастически вздохнул и продолжил бессмысленное движение вдоль дороги. В тот момент его сковывала только одна мысль - мысль о брате, который погиб сорок дней назад. Его тело нашли в лесу с ножевым ранением в животе. Рядом с ним лежало тело девушки, которую Максим не знал. Ее пока не опознали, т.к. документов при ней не было обнаружено. «Кто она? И почему они были вместе?» Ведь, насколько он знал, у Гарика не было девушки. Эти вопросы мучили его со страшной силой, но больше всего, разумеется, в его сознании бился один вопрос: «Кто и за что убил его брата?» Макс тряс все службы, с которыми имел связь: милицию, психушку, ФСБ. Всех. Но ответом на его вопрос было соболезновавшее молчание. И ничего более. Как будто Гарик сам себя зарезал! И неизвестную девушку тоже! Быть может, многие так и думали, ведь следов преступника никто не нашел. Быть может... Но только не он! Нет, его брат не самоубийца! Только не Гарик! Максим заметил, как прикусил губу и попытался успокоиться. Он вспомнил, как они с братом гуляли в лесу, как Гарик сделал вид, что заблудился, чтобы подшутить над родителями и родственниками. Ох, как ему тогда влетело. Да и Максу тоже, за то, что делал вид, что ничего не знает и с упорством играл роль взволнованного пропажей брата. Вспоминая этот случай, он невольно улыбнулся. «И это было», любил говорить его дед. Боже, как же давно! Им тогда было лет по десять, примерно. С тех пор прошло много лет, и вот уже не стало родителей, а теперь нет и Гарика. Дед, правда, жив, но в отличие от тех лет, уже единственный. Второго деда также нет на этом свете. Когда в памяти проносились родные лица, он не знал, улыбаться ему или плакать. Он просто помнил.
От тягостных мыслей его отвлек резкий звук: это посигналил таксист, подъехавший, так незаметно, что Максим чуть не споткнулся о его бампер.
- Вы заказывали такси? - высунулся крепкий круглолицый водитель.
Он снова невольно улыбнулся.
- Да, я знаю, - засмеялся таксист, правильно растолковав улыбку на лице Макса. - Мне все говорят, что я говорю как Папанов! Едем? - куда более серьезно спросил он.
- Да, конечно, - кивнул парень и уселся на переднее сидение «шестерки», пытаясь разместиться как можно удобнее. Отечественный автопром, ну что тут еще сказать? Все бы ничего, но у кресла, в котором он разместился, почему-то был вырван «подзатыльник».
- Куда? - повернулся к пассажиру водитель.
- За город, - ответил Макс, положив букет рядом с собой. - На кладбище.
- Аа, - протянул таксист, посмотрев на цветы. - Понял.
И, не говоря ни слова, тронулся с места. «Шестерка», на удивление шла довольно мягко, даже не смотря на качество дорог. Впереди была совершенно пустая дорога, а значит, поездка будет быстрой. Водитель деликатно молчал, и молодой человек тоже не лез с разговорами, а только смотрел за окно на проносящиеся окна домов. «Ведь там тоже есть жизнь, - уныло рассуждал он. - Люди ссорятся, мирятся, любит друг друга и покидают своих родных. И так каждый день, за каждым окном. Ужас, если задуматься, куда глядят эти окна, и кто глядит по ту их сторону».
Машина выехала на шоссе, ведущее за город, и окна на время исчезли из виду. Там, на этом шоссе, движение было куда более оживленным, чем в городе. И, в конце концов, они даже увязли в пробке. Водитель выглянул из окна, высматривая ее начало, и присвистнув, «вернулся»:
- Извини, начальник, но, похоже, мы здесь увязли. Если хочешь, можешь выйти, денег я, ясное дело, не возьму.
- Нет, - замотал головой Макс. - Мне не очень хочется переть туда пешком, так что я лучше подожду.
- Базара нет, - хмыкнул водитель, широко улыбаясь. Глядя на его приветливо-круглое красное лицо, Максиму представлялся невероятных размеров поросенок, такой же добрый, как и здоровый. Что-то открытое было в этой «сковородке с глазами», что-то неестественно хорошее. Что-то, что располагало к беседе, которую начал сам водитель:
- Слушай, друг, - он перешел на «ты» так ненавязчиво, что не хотелось его одергивать. - Прости, но зачем ты на кладбище? Годовщина какая-то или похороны?
- Сорок дней, - ответил парень, снова уставившись в окно. - Брата.
- Молодой?
- Да.
- Вот черт! Ты, это, прими мои соболезнования. Я понимаю, что это такое. Я, конечно, не знал его, но скорее всего он был хорошим парнем.
- Да, конечно. Спасибо. Действительно, он был отличным парнем. Мы, правда, мало виделись.
- Да, это бывает, - активно закивал таксист. - Я вон тоже с родными давно не виделся. Созваниваемся, конечно, - и ненавязчиво добавил: - периодически. Так вот мотаешься, и все думаешь, «надо бы с сеструхой повидаться, родная все-таки. Племяшу что-нибудь привезти. А потом бац, не дай Бог, случится с ней что-нибудь! И что тогда? А в такие моменты всегда вдруг вспоминаешь, что не успел сказать. А уж тем более старикам своим. Они ж не вечные. И уж кто-кто, а они-то всегда ждут. А сыночек, он и до седых яиц - сыночек! Между нами, мужиками. Так что ты не расстраивайся, по поводу этого! Это всегда так.
- Да я понимаю, - не знал уже как вставить слово Макс. Словоохотливый мужик попался. Прямо типичный таксист, как из фильмов.
- Или знаешь, - глаза водителя сверкнули в зеркале заднего вида. И, сверкнув, тут же погасли.
- Да, ты прав, я думаю, - признал молодой человек, уже жалея, что поддержал эту беседу. Ненавязчивый в начале тон таксиста теперь действовал на нервы. - Наверно, скорее знаю.
Он не хотел дальше обсуждать все это. Он хотел просто спокойно добраться до кладбища. Он был ужасно рад тому, что таксист замолчал. Вот и пробка начала рассасываться. И водитель также молча повез его вперед. Далее, чуть впереди все еще молча он свернул на дорогу, ведущую к кладбищу, и, не говоря ни слова, просто вел свою машину. Максим не мог нарадоваться на тактичность водителя, тем не менее, ему уже не терпелось доехать и выбраться из машины. Что-то нехорошие предчувствия у него возникли, а он им обычно верил.
- У главного входа останови, хорошо?
Таксист не ответил, даже не кивнул, не отрываясь глядя на дорогу. Брови Макса поползли вверх, но он не стал возникать. Уж слишком ему хотелось выйти. Таксист молчал. Он молчал, когда впереди показались мрачные ворота кладбища. Он молчал, когда их машина поравнялась с ними. Он не сказал ни слова и когда «шестерка» проехала мимо, все набирая ход. И, когда он спросил у таксиста, а в чем, собственно дело, тот все еще молчал. Далее последовал удар прикладом пистолета в нос. Сначала был шок, а потом Максим понял - зачем с кресла был сорван «подзатыльник». Голова запрокинулась, и он рухнул в темную пропасть.
Он открыл глаза с невероятным трудом. Все тело болело, но это не шло ни в какие сравнения, как болела голова. Сотрясений у него не было настолько давно, что уже успел забыть, как это неприятно. Дышать было тяжело, и, сжав «крылья» ноздрей, понял отчего: нос его был набит тампонами. «Заботливый хрен», - раздраженно думал Макс, пытаясь нащупать собственные руки. - Кровь остановил». Руки оказались где-то за спиной. Они были связаны. И как только ощущение конечностей пришло к нему, вместе с ним появилось и ощущение пространства. Почему он не обратил внимания раньше на то, что находился в каком-то помещении, судя по всему сарае? Вокруг была такая тьма, что хоть глаз выколи. Только из щелей (коих, кстати, оказалось немало) в помещение пробивался свет.
Нащупав узел на запястьях, Максим попытался его развязать. Высунув язык от усердия и напряжения, он ковырялся с узлом незнамо сколько времени. Уже соленые капельки пота начали падать со щек на язык, но он не бросал попыток выбраться. И вот, когда он, кряхтя и извиваясь, потихоньку ослаблял узел, впереди открылась маленькая дверца, похожая на собачий лаз и чья-то рука пропихнула в нее миску с едой и толкнула ее в сторону пленника. Дверца закрылась, снова погрузив все в темноту, но глаза молодого парня, привыкшие к ней, смогли различить довольно крупный кусок мяса, который подсунули ему, в качестве обеда. Или ужина. Он не знал, сколько пробыл без сознания.
- Я знаю, что ты хочешь, - даже не повышая голоса, прохрипел Максим, разгибаясь на металлическом шесте, к которому был привязан. Он был уверен, что таксист прекрасно его слышит. А может даже и подглядывает за ним в одну из щелочек в стенах сарая. - Хочешь, чтобы я жрал тут твое мясо, как собачка?
Он нарочито громко харкнул, и в миску плюхнулась кровавая смесь его соплей и слюны. Затем, подцепив миску ногой, ловко пнул ее вперед и, к своему удивлению, увидел, как она вывалилась наружу. Значит, это действительно не дверца, а просто собачий лаз.
- Кушать подано, сука! - выдохнул он. Теперь он почувствовал и даже прочувствовал то упоение, с которым герои фильмов в таких ситуациях стараются задеть своего врага. Не в силах задеть его физически, они всеми силами пытаются уничтожить его морально. Он это понимал. Но вместе с этим он осознавал и то, что его вроде бы эффектный жест не оказал на таксиста ровно никакого воздействия. Мало того, чертов псих ожидал именно такого жеста. Он прекрасно знал, что его жертва еще не настолько голодна, чтобы принять такую «подачку». А вот когда заложник уже будет сходить с ума от голода и страха, тогда он снова кинет ему еду. Также, через маленький нижний проход. Как собаке. Вот только, и Макс был в этом уверен, в миске уже не будет мяса.
Пока он сидел на полу, свет, проникающий через щели начал тускнеть. Наступала ночь, а значит, шанс на спасение таял с каждой минутой. Вместе с этим «под ложечкой» начало активно подсасывать, но чертов псих больше не думал его кормить. За стенами зловеще заухала какая-то птица. Символично, мать его! Страх, как ни странно, куда-то улетучился. За свою жизнь он не очень-то волновался, ведь в принципе, хотели бы его убить - давно бы убили. Но на место страха пришло разочарование. О том, что так глупо попался. О том, что не вырубил водилу сразу, как он повел себя странно и уж тем более, когда он проехал мимо ворот. Все было бы по-другому. Конечно, нервы были бы подпорчены в любом случае, но...
Чертова птица уже давно не ухала и в полной тишине послышались увесистые шаги: кто-то медленно приближался к сараю. Максим почему-то представил себе носорога: такие тяжелые были шаги и так громко и прерывисто дышал этот кто-то. Хотя почему «кто-то»? Таксист, кто же еще? Падла! Что же ему надо? Шаги приблизились и стихли. Где он находился подошедший, трудно было сказать - свет практически не пробивался внутрь сарая, и потому тени было не разглядеть. Пленник сидел не шелохнувшись. Он целиком превратился вслух и мог слышать даже самые незначительные звуки: и как мимо сарая пробежала полевка, и как набежавший легкий ветер всколыхнул листву, намного отчетливей прозвучал далекий лай собаки. Он мог слышать все в тот момент, но человек, подошедший к сараю не издал ни единого звука и это пугало Макса. Человек всегда боится того, чего не знает. А он не знал, где находится таксист и потому боялся. Нет, ну конечно, он испытывал страх, даже ужас, оттого, что со связанными руками он был буквально прикован к какому-то шесту в каком-то сарае неизвестно где. И если бы он был там один... Где-то за стеной этого сарая находился человек, собственно, похитивший и привязавший его. Гениально! Перед глазами почему-то поплыли разноцветные круги, как будто он долго смотрел на свет, но, не успев удивиться этому, Максим услышал, как заскрипела дверь. Уже не маленький «собачий лаз», а обычная входная дверь. Медленно открываясь, она впускала негромкий свет (на улице уже наступили сумерки) и в сарай вошел огромный человек. Или, может, он просто показался таким Максу, который смотрел на него снизу вверх, полулежа на полу. Появился резкий запах серы, и в темноте вспыхнула спичка. Человек поднес ее куда-то к стене и зажег свечу, потом сделал то же самое на противоположной стенке и сарай стал хоть как-то освещен. Как только огонек свечей осветил человека, пленник невольно удивился: это был таксист. Но выглядел он иначе, чем за рулем той гребаной «шестерки»: это был огромный, под два метра ростом необхватный детина с невероятно красным круглым лицом. Но все-таки это был таксист. Он, переваливаясь с ноги на ногу, подошел к Максиму. Подойдя, схватил огромными ручищами за лицо и несильно ударил пленника затылком о шест. Перед глазами Макса произошел взрыв, и, не в силах больше видеть цветные вспышки, он блеванул на пол сарая. Прямо под ноги похитителю. Он не хотел этого делать, но, признаться, был доволен случившемуся. И когда он увидел, как исказилась жирная рожа психопата, его стало распирать от истерического смеха. И он не удержался и метко плюнул прямо в заплывший глаз таксиста. Тот снова молча повернулся к пленнику спиной, затем с резким разворотом врезал ему по челюсти. Рот его мгновенно наполнился кровью, а голова какой-то жидкостью коричневого цвета. Эта жидкость поплыла перед глазами, пока таксист заносил руку для очередного удара. Максим хотел бы сказать, что он мужественно стерпел удары, ни разу не пискнув. Он хотел бы сказать, что пока долбаный псих его бил, он без конца издевался над ним, подкалывал своего мучителя. Он даже хотел бы сказать, что смог вырваться и ответить здоровяку. Хотел бы... Но, когда твой рот полон твоей же крови, когда на теле нет места, по которому не ударила нога или рука этой здоровой гниды, когда ты связан и не можешь освободиться, а уж тем более достойно ответить противнику... Да что там освободиться! Не можешь даже укусить падлу, потому что только что чуть не проглотил собственные зубы. Когда все это случается с одним человеком, он почему-то забывает о геройстве. Единственное, что Макс мог до тех пор, пока не отрубился от бесконечных ударов, это смеяться. Ржать в полный голос и в полную силу, которая еще оставалась у него. Но, как уже было сказано, он отключился, и единственное, на что бы он мог надеяться (если бы в бессознательном состоянии мысли были ему подвластны), это то, что избиение прекратилось. Но, конечно, когда он очнулся (довольно быстро), он не был ни в чем уверен.
Таксист все еще был в сарае. Не глядя на пленника, он разжигал свечи, бесчисленными рядами поставленные на полках. Романтично, чтоб его! И какого ему нужны свечи? Макс дернулся. Его тело больше не болело. Оно ему просто не принадлежало. Какая-то пылающая жижа, расплывшаяся по полу - вот то, что было когда-то его телом. Таксист не замечал движений пленника, он был слишком увлечен разжиганием свечей. Это позволило молодому человеку осмотреться. В свете свечей сарай оказался вовсе не сараем, а шалашом, сложенным из досок, железных листьев и кое-где фанеры. А «шест», к которому он был прикован - что-то вроде стойки, на которой все это добро и держалось. Свечи же были расставлены на развешанных по стенам самодельных полках. Все вокруг было в свечах: и сверху и снизу и на стенах. Теперь понятно, почему он так долго ковыряется среди них.
Будто услышав мысли Максима, таксист обернулся на него и осклабился. Ухмылка эта перекосила его и без того не лучезарное лицо.
- Привет, - проскрежетал он. Голос его был невероятно противен: гнусавый, скрежетащий. Или Максу просто так казалось? Ведь, будучи связанным и лежа на полу, поневоле будешь ненавидеть того, кто в этом виноват. Поэтому даже такая мелочь, как его голос будет раздражать. Заложник молчал. Он, естественно, не собирался подыгрывать этому уроду. Однако, психопата это отнюдь не смутило и он, сев на кресло, которое Макс только заметил, преспокойно оглядел пленника. Даже в кресле он казался необычайно огромным. Этакая скала с красным лицом, невозмутимо и свысока наблюдающая за своим пленником.
- Ты меня слышишь? - спросил он, неподвижно сидя на своем «троне».
Максим всем своим видом постарался показать, ЧТО он думает об этой сволочи. С почти беззубым ртом, все еще отплевываясь кровью, он выглядел не очень убедительно, поэтому бывший таксист продолжал:
- Знаю, что слышишь. Тогда слушай. Слу-у-у-ушай, - протянул он. - Слушай меня внимательно. Я хочу поговорить. Просто поговорить. Ты же можешь понять, что это такое, когда не с кем вот так по душам пообщаться, да ведь?
- Вот ТАК? - даже не смог удержаться и повторил парень, оглядывая себя, окровавленного и ободранного и шалаш, в котором они «расположились». - Да уж, даже не могу поспорить. Очень по душам!
- А что мне оставалось делать, а? Ты сопротивлялся мне. Ты боролся. Мне пришлось тебя скрутить, хотя я этого не хотел. Реально не хотел.
- Что-то я не помню, чтобы особо сопротивлялся, когда получил стволом в нос. Ты, наверно, не знаешь, что такое сопротивляться.
- Ты давно сопротивляешься. И таких, как ты, мало кто любит, - ответил здоровяк, глядя поверх заложника в единственное неосвещенное свечами пространство.
- Почему-то мне кажется, - начал было Макс, но замолчал, передохнуть. Слова давались ему с большим трудом. И вылетали они с неприятным и раздражающим свистом и кровяными ошметками. Передохнув, он продолжил: - Что тебя не должно волновать, кто меня любит, а кто нет.
- Нет, Максим! - рявкнул хренов псих, опять-таки не сдвинувшись с места и даже не шелохнувшись. Словно парень попал в плен к статуе, которая еще и донимала разговорами, вместо того, чтобы сразу грохнуть.
- Меня это касается даже больше, чем тебе кажется, - куда спокойней продолжила статуя. - Я же твой друг. А ты мой друг.
- А вместе мы друзья, да? - пытаясь улыбнуться, саркастично выдохнул Макс.
- Да, - совершенно спокойно ответил таксист. - Тебе же нужны друзья?
- Скажи сразу, - не выдержал связанный парень, - чё тебе надо? И будет мирный расход. Договорились?
- Я же сказал, - улыбнулся таксист с таким унылым выражением лица, словно его заставили объяснять очевидные и простейшие вещи младенцу. - Я хочу просто поговорить.
Парень не знал, что и сказать. Перед ним сидел самый настоящий псих, при этом дружелюбно настроенный. Даже слишком дружелюбно.
- Тогда развяжи меня, - просто сказал он, с вычурной улыбкой глядя на своего надзирателя.
- Я бы это сделал, - покачал головой таксист. Тем не менее, тело его оставалось все также неподвижным: руки были плотно прижаты к подлокотникам, а ступни - к полу; торс же был прямой, как приклеенный к спинке кресла. - Но ты представляешь опасность.
- Для кого? - рявкнул Максим, которого уже давно раздражал этот спектакль. - Для тебя? Или для себя?
- Правильно, - кивнул непонятно на что маньяк.
Пленник глубоко вздохнул, понимая, что спорить в тот момент было бесполезно.
- Хорошо, - согласился он. - О чем ты хочешь поговорить?
- О тебе! - обрадовано произнес надзиратель. - Мы хотим поговорить о тебе.
- Кто это мы? - устало переспросил Макс.
- Я и ты, - снова выпучил глаза, вынужденный говорить очевидные вещи бывший таксист. - Ты разве не хочешь, чтобы мы поговорили о тебе?
- Тебя удивит, что я хочу, - тихо промолвил заложник, со злостью глядя на сидящего в кресле огромного, заслонившего собой лунный свет человека.
- Ты хочешь совершить убийство, не так ли? - поинтересовался, как будто из чистого любопытства надзиратель. На его лице заиграл огонек свечи. - Но, боюсь, это будет слишком много для тебя.
- Да, святой отец, - съязвил Максим. - Я хочу лишить жизни одного человека. Но только одного.
- Так что тебе мешает?
- Я связан, святой отец, - войдя во вкус игры, снова начал гнуть свою линию пленник.
- Будь сильным. Чтобы совершить убийство, тебе понадобятся огромные силы. И, если они у тебя будут, ты сможешь и сорвать свои оковы. Вперед, пробуй. Не останавливайся. Иди к своей цели. Она слишком сильна, чтобы отбрасывать ее важность. Ты сам это знаешь. Ты хочешь убить. И ты можешь убить. Что такое, вообще, лишить жизни человека? Тем более, как ты выразился, одного человека.
- А если он передо мной? - кровожадно спросил Макс, глядя исподлобья.
- Тогда просто протяни руку и оборви эту нить. Ты же видишь ее, не так ли? - его голос звучал эхом в голове, разносясь по телу. В тот момент пленник не врал - он действительно хотел убить своего похитителя. Но для этого ему нужно было выбраться из узлов, чем он и занимался, но очень осторожно и медленно.
- Нет, я не вижу, - тянул время Макс.
Однако таксист это понял. Иначе как еще можно объяснить то, что он сделал в тот момент? Он резко встал и куда более медленно, но уверенно подошел к напугавшемуся заложнику. После чего без слов и со всей дури ударил его ногой под дых. Молодой человек закашлялся, прерывисто вдыхая едкий воздух. От неожиданности и силы удара он начал задыхаться. Пытаясь выровнять дыхание, он рухнул лицом вниз и стал судорожно втягивать воздух носом. Но ему сильно мешали тампоны, поэтому он, приложив недюжинное усилие «выдул» их и, наконец, задышал полной грудью.
- Ты не ответил, - послышался спокойный голос маньяка. Максим приподнял голову с пола - здоровяк снова сидел в своем кресле все в той же позе. Отсюда, снизу, его размеры казались вообще невероятными. - Ты видишь эту нить?
- Иди на хер, - измученным голосом выдохнул он, громко и со свистом дыша.
- Грубо, - заметил таксист, но вопреки ожиданиям Макса не ударил того еще раз. - Грубить - некрасиво. Мы же просто общаемся.
Ни с того ни с сего здоровяк встал и подошел к стене. Оказывается, одна из свечей погасла. Но как он это заметил, если все время неотрывно смотрел в одну точку? Невероятно!
- Расскажи мне о себе, - попросил краснолицый, едва вернулся в кресло.
- О себе? - туманно переспросил Максим. Петелька на узле начала поддаваться. - А что ты хочешь знать?
- Скажи, считаешь ли ты себя личностью?
- Да, - не раздумывая, подтвердил Макс
- Тогда кто ты? - вдруг спросил таксист.
- В смысле? - не понял Макс.
- Кто ты? - отчетливо повторил краснолицый.
Макс замялся вначале, но все-таки решил ответить:
- Меня зовут Максим...
- Оставь инициалы, - одним только тоном отмахнулся здоровяк.
- Ну, я сын...
- Нет, нет, нет! - снова перебил его таксист. - Я не спрашивал кто твой отец, или кто твоя мать! Я спросил только «кто ты?»
- Что ты имеешь в виду? - стараясь не выйти из себя, спросил Максим, продолжая распутывать узелок на запястье.
- Только то, что я сказал. Кто ты? Разве это такой сложный вопрос? Разве так сложно на него ответить, не апеллируя к лишним деталям. Разве без имен и фамилий, дат рождения, должностей и званий, генеалогических веток и прочих условностей не существует человека? Разве человек - это лишь бесконечные слои скорлупы? Человек вопит о том, что он личность, он с пеной у рта доказывает, что он не «стадо». Что, раз он высказывает свое собственное мнение, он свободен от тупых стадных рефлексов. Он идет своей дорогой и не выбирает легкие пути, только потому что они короче и удобней. Он выше этого, да? И на что способен этот человек, как ты думаешь? На всё, наверно, да? Но при этом эта «личность», у которой, видите ли есть «свое мнение», не может ответить на до невероятности простой вопрос: «кто ты?». И теперь я снова повторю: «на что способен такой человек?».
Таксист замолчал, с перекошенной улыбкой глядя сверху вниз на заложника.
- А кто ТЫ? - громко спросил Максим, смотря похитителю прямо в глаза. Для него это было пыткой, т.к. глаза эти потихоньку сжирали его, начиная с затылка и вниз к горлу. Но Максу приходилось терпеть, потому что тем самым он отвлекал взгляд здоровяка от своих рук.
- Если бы ты спросил меня, - вздохнул водитель - считаю ли я себя личностью, я бы ответил, что скорее нет, чем да. Поэтому могу ответить, что я часть. Часть от целого стада.
Максим засмеялся. Искренне, превозмогая боль в груди, он заржал.
- И ты еще этим гордишься? - сквозь смех и хрипы выдавил он. - Ты гордишься тем, что ты «стадо»? Ты думаешь, что твоя жизнь стала лучше?
- Я горжусь тем, - спокойно ответил таксист, когда Макс замолк, - что могу себе позволить, пожалуй, самое редкое удовольствие.
- И какое? - со снисходительным сарказмом поинтересовался Максим.
- Например, я могу позволить себе не лицемерить. Так ли много людей способны констатировать это? Не хвастаться, нет. Именно констатировать. Искренне, разумеется.
- И в чем же заключается твоя возможность «не лицемерить», как ты говоришь? - всем тоном высказывая недоверие, спросил пленник.
- Жить жизнью обычного человека, - увидев, что «собеседник» не понял, пояснил: - Вы называете такую жизнь «рабской». И делаете это только потому, что боитесь признаться, что живете также. Вы лицемерите и боитесь признаться и в этом тоже. «Нализывая зад» начальству, вы кричите во все горло, обливая грязью тех, кто делает то же самое. Зачем? А я скажу зачем! Потому что вы уже назвали себя личностью, и, не умея следовать своим словам, вы просто критикуете тех, кто и не собирался куда-то следовать.
- А разве ты сейчас не критикуешь? - задал логичный, по его мнению, вопрос Макс.
- Не спорю, - кивнул оппонент. Судя по всему он посчитал этот вопрос не менее логичным. - Здесь ты прав, Максим. Иногда я тоже зарываюсь, буду справедливым.
- Тогда чем же ты лучше? - лучшая защита - нападение.
- Вспомни, мы же сейчас разговариваем о ТЕБЕ. Чем же ТЫ лучше?
- Я никогда не говорил, что я чем-то лучше! - повысив голос, отчетливо произнес Макс.
- Разве? - поднял бровь таксист. - Не сегодня ли ты признался, что ты, как же ты сказал? Личность? Поправь меня, если я не прав, личность для тебя определяется тем, что выгодно отличается от так называемого стада, так?
Максим молчал, продолжая распутывать веревки. Таксист правильно воспринял это молчание и продолжил:
- А это значит что? - и, не дожидаясь ответа, дал его сам: - Это значит, что ты ЛУЧШЕ! Лучше тех, кто себя считает стадом, и НАМНОГО лучше тех, кого ТЫ считаешь этим, черт бы его побрал, стадом.
Максим мотнул головой в абсолютно ничего не значащем кивке.
- Поэтому я повторю свой вопрос: «чем ты лучше?».
- Я же сказал, что я не говорю, что я чем-то лучше! - процедил пленник.
- Тем не менее, ты называешь себя личностью?
Мозг Максима уже начал взрываться от всех этих разговоров. Ему хотелось только одного.
- Ты все еще думаешь об убийстве? - вдруг спросил похититель.
Максим не ответил, стараясь спокойно смотреть на человека в кресле.
- А что ты предпочитаешь в качестве орудия? Пистолет? Нож? Может, ты мечтаешь проломить голову ломом? Расскажи! - человек облизнулся, получая удовлетворение от разговоров такого рода. - Если тебе интересно мое мнение, то я бы предпочел лом. Он позволяет выпустить наружу эмоции. Позволяет раскрыться, сломать скорлупу. Человек закупорен, а лом в его руках - это такой хороший ключик к таким хорошим дверцам. Только представь, - упоенно произнес краснолицый таксист, - ты возвышаешься над своей жертвой. Ты ее ненавидишь. Это жертва была палачом твоей души, и вот теперь ты, наконец, сбросил путы и сверг палача. Представил? Что ты чувствуешь?
- Даже не знаю, - медленно проговорил Максим, стараясь не давать волю своим эмоциям. Дело в том, что петелька, наконец-таки, поддалась, и он осторожно вытягивал ее уже онемевшими пальцами. - Я никогда не убивал людей. Тем более, - он с пока едва заметным вызовом взглянул на своего похитителя: - не получал от этого удовольствия.
Таксист улыбнулся. На этот раз это не была ухмылка или кривая усмешка, а обычная живая и открытая улыбка.
- Молодец, мальчик, - кивнул он. - Ты, наконец-таки, ответил верно. Есть хочешь?
- Нет, - мотнул головой Макс. По правде сказать, он и не очень-то соврал. Аппетит еще не подчинился голоду. Конечно, это не смотря на то, что даже будь он голоден, хрен бы он признался.
- Ну как хочешь, - простецким тоном ответил таксист. - Было бы, как говорится, предложено.
Он снова, как и прошлый раз, не осматриваясь встал и подошел к одной из свечек. На этот раз погасло несколько и он, обойдя каждую и, зажгя их, вернулся на место. Как ни странно, несмотря на то, что просидели они здесь не мало, на полках не было ни одного огарка. Свечи сгорели, дай Бог, чтоб наполовину.
- А я с твоего позволения перекушу. Там, - он дернул головой, указав затылком на дверь, - снаружи.
И, зыркнув на пленника проницательным взглядом, быстрым шагом вышел на улицу, аккуратно прикрыв за собой дверь.
В тот же момент Макс стал лихорадочно выпутываться из веревок, стараясь при этом особенно не шуметь и не дергаться, т.к. стойка, к которой он был привязан, могла просто не выдержать такого напора и рухнуть. А вслед за ней на голову Макса обрушился бы и весь шалаш.
- Нет, - вдруг донеслось из открывающейся двери. - Аппетит еще не нагулял.
И вернувшийся таксист вновь уселся в свое кресло. Максим удрученно вздохнул. Если бы чертов псих вернулся хоть немного позже. Тогда бы Макс, возможно, успел накинуться на него. Но узлы, хоть и слабые, но все еще сдерживали его, и рисковать пока не было смысла.
- Продолжим разговор, что ли? - усмехнулся таксист.
Максим снова вздохнул. Вторая часть «Марлезонского балета».
Здоровяк как всегда не дожидался ответа:
- Так кем ты себя считаешь?
- ЧТО ТЫ ИМЕЕШЬ В ВИДУ?! - взревел Максим, с силой дернувшись вперед. Сделав это, он отметил, что стойка все-таки выдержала. «В будущем пригодится», - смекнул Макс и со злостью подался еще ближе к своему мучителю. - Что ты имеешь в виду? - куда спокойней повторил он, глядя снизу вверх исподлобья, как затравленный зверь. - Ты можешь объяснить свой вопрос? Расшифровать его? - теперь его голос звучал совсем тихо и безэмоционально. Так, словно, он потерял всякий интерес к разговору за считанные секунды.
- Скажи, пожалуйста, - начал краснолицый, снова высматривая что-то за спиной Макса в неосвещенной части шалаша. - Неужели ты думаешь, что если ты не смог ответить на самый простой вопрос, который состоит всего из двух слов (и те-то словами нельзя назвать), то у тебя появится ответ, если я к этим двум словам прибавлю еще парочку. А потом обычный ничем не примечательный вопрос превратится в длиннющее предложение. Это будет уже не вопрос, а целый стог вопросов, где найти главный (тот, самый простой и маленький) будет ой, как нелегко. Или ты хочешь, чтобы я объясняя тебе вопрос, дал на него ответ? Ты этого хочешь? Скажи мне, мальчик Максим.
- Да, - вызывающе глядя на таксиста, ответил Макс. - Я хочу именно этого! Потому что я не вижу смысла в этом вопросе! Если смысл - ответ, так скажи мне его. Если смысл - МОЙ ответ, так я уже ответил тебе, и других ответов давать не намерен. Потому что это был МОЙ ответ. Другое дело, если смысл - сам вопрос. Тогда ответ действительно не важен, будь то мой или твой. Я могу назвать сотни бессмысленных ответов, которые будут верными, но ненужными, если смысл - вопрос. Так какой смысл? Или его вовсе нет? Ни в вопросе, ни в ответе! А, начальник?
Человек в кресле молчал и просто смотрел на своего пленника, расплываясь в улыбке.
- Ты не совсем прав, - наконец сказал он. - Смысл не в том, что человек отвечает, а в том КАК. Что для него становится важно в этот момент, и как он это показывает. Вот, что есть этот вопрос. Смысл также в том, что нет человека, который в силах ответить на него. А все потому, что каждый человек - это личность. Но такая личность, которая является неотъемлемой и бесконечной частью стада. Здесь все одинаково. Разница наступает позже. Когда одна личность соглашается с тем, чтобы быть частью. А другая - мечтает быть свободной. И здесь наступает парадокс: личность является личностью, только будучи в стаде. Будучи его частью. А те, кто освобождают себя от этих «рабских» оков, перестает быть личностью. Они теряют те качества, что были присущи им раньше, когда они были «рабами», когда они слушались и молчали. И именно это будет лучшим ответом на известный вопрос. Смиренное молчание, а не бунтарские крикливые лозунги. Тем более в таких странах как наша, где за лозунгами всегда идут слезы и причитания. Сначала мы молимся иноверцам, потом иноверцы молятся атеистам, а потом атеисты молятся царям. И все идет по кругу, потому что никто не молится Богу в себе. Вот ты веришь в Бога? Или еще в кого-нибудь? В человека, допустим, - и он издал саркастический смешок.
- Я не знаю, - честно признался Максим. - Я не атеист, но и не верующий. Я просто хочу верить.
- Хочешь верить, но не веришь, да? - спросил человек в кресле.
- Не совсем, - покачал головой прикованный пленник. - Думаю, скорее, это бессознательный процесс. Т.е. я не могу сказать, что иду по улице и верю. А потом захожу в магазин и приостанавливаю веру. Поэтому просто верю.
- Согласен с тобой, - кивнул таксист.
- А вот насчет «смиренного молчания», - заметил Максим. Он уже был готов. - То я не собираюсь молчать на все. Пока меня что-то не касается, я промолчу, но если что-то «коснется» меня, я отвечу.
В этот момент таксист, не переставая открыто улыбаться, встал и подошел к Максиму. Его тяжеленный кулак опустился на лицо парня. Но Макс был готов. Веревки спорхнули с его рук и он, что было сил, ударил краснолицего в глаз. Голова от последнего удара и резкого рывка закружилась, но Макс, изо всех сил стараясь не потерять равновесие, встал в боевую стойку. В этот момент он, темнеющим взглядом, разглядел блеснувшее лезвие ножа в руках здоровяка. Он потянулся было к руке врага, но в этот момент в затылке произошел сильнейший взрыв, и он с грохотом рухнул на пол. Все еще находясь в сознании, Макс в ужасе увидел тень, пролетевшую мимо и остановившуюся возле здоровяка. В этот момент воздух наполнил голос, доносящийся как будто бы из арки:
- Будь ты проклят, сука!
Тень исчезла, и таксист упал на спину, да так сильно, что стены шалаша задрожали, и большая часть свечей попадали с полок и погасли. В груди у краснолицего здоровяка зияла кровавая рана, но он, посмеиваясь, пытался встать с окровавленным ножом в руках. Максим не знал, откуда у него самого появились силы, но он встал. Заплетаясь в собственных ногах, молодой человек медленно преодолел небольшой путь до поднимающегося таксиста. Подойдя, он увидел это красное огромное лицо, которое смеялось, глядя в глаза Максиму. Оно насмехалось над ним и сейчас, когда он, Максим, возвышался над своей жертвой. Молодой человек наклонился и взял лежащий в кресле лом.
Еле справившись со смехом, здоровяк открыл рот и прохрипел:
- Что ты чувств...
Он не успел договорить. Максим со всей силы ударил его ломом по голове. Затем еще раз. И еще. Послышался ужасный хруст и еще более страшный «чмафк». Максим крича что-то или просто крича, что было сил молотил ломом уже превратившуюся в фарш голову здоровяка. Но она продолжала смеяться, потому он бил дальше. И бил все сильнее, уже не удивляясь своей силе...
Он устал, только когда все стихло. И смех, оглушавший его и хруст костей потому, что он уже продолбил голову до пола. Бывшая жертва стояла над бывшим палачом. Точнее над тем, что от того осталось.
- Пойдем, брат, - донеслось до него. Снова как из арки. - Выходи.
Макс огляделся - свечи больше не горели - и вышел на улицу. Как только он это сделал шалаш, в котором он обитал так долго, растворился в темноте. Максим уже больше не мог удивляться.
- Гарик, - позвал он. - Это ты?
- Да, - ответила тень, остановившаяся рядом. Может это было игрой воображения, но Максим различал в очертаниях тени контур тела своего брата. Хотя, возможно, он просто хотел это видеть.
- Сегодня последний день, когда я здесь, - заговорил Гарик. - Скоро я уйду, но прежде я хотел бы попрощаться с тобой. Мы не виделись целую вечность. И мне очень грустно осознавать это. И я так хотел бы тебя обнять и пожать твою руку, но сам понимаешь... - он издал звук, похожий на смешок.
- А я так много хотел бы тебе сказать! - по щеке Макса прокатилась слеза.
- Я знаю, брат, - голос Гарика звучал все громче. - Ты вот еще что, бросай-ка курить! Ни к чему тебе это. Потом успеешь еще накуриться, - его голос стал пропадать и некоторые слова Гарик просто угадывал. - Я чувствую, что мне пора. Слушай внимательно! Ее паспорт лежит в сумочке, которая упала под корень. Скажи это. Пусть ее тело отдадут семье!
- Ты ее любишь? - спросил Макс.
- До смерти! - усмехнулся его брат. - И, кстати, спасибо за цветы! Мне очень приятно! Я их возьму с собой, если ты не против!
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВс 15 Янв 2012, 17:18

- Да, конечно, брат! - срывающимся голосом прошептал Макс и ни о чем не думая, кинулся обнять Гарика. Какого же было его удивление, когда вместо бесплотной тени, под своими руками он почувствовал тело своего брата и крепко сжал его. Гарик также сильно обнял в ответ и прошептал на ухо Максу:
- Прощай...
Максим еще долго стоял на одном месте, обнимая воздух и рыдая в полный голос. Потом отряхнулся, умыл лицо в ближайшей канаве и пошел прочь. Он шел домой пешком. Он глядел на звезды. Он улыбался.
Вернуться к началу Перейти вниз
Ромашка
Странница
Странница
Ромашка

Сообщения : 11475
Дата регистрации : 2010-10-23
Откуда : Из песочного замка в облаках

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВт 17 Янв 2012, 13:16

А вот теперь всё на своих местах!!!
Читая первый рассказ,я всё же надеялась,что они и впрямь остались живы - сбила с толку фотография)))
Во втором была мысль,что они всё же умерли,но опять же - думая,что Гарик жив...)
А вот третий настолько бесспорен,что совсем уж надо быть ... прямым,чтоб не понять,что они мертвы))))
Жёстко.Жестоко.Резко.Вот только вопрос остался - кем себя возомнил маньяк?Или это ... мммм... аллегория?А под его маской скрывался другой?..И все эти свечи,шалаш,вопросы для того,чтоб Макс простился с братом и нашёл документы девушки?Познал себя?....
Вот такая я непонятливая!))
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeВс 22 Янв 2012, 12:32

Цитата :
Вот только вопрос остался - кем себя возомнил маньяк?Или это ... мммм... аллегория?А под его маской скрывался другой?..И все эти свечи,шалаш,вопросы для того,чтоб Макс простился с братом и нашёл документы девушки?Познал себя?....
Вот такая я непонятливая!))

да не, здесь все просто, обыденно)
обычный псих, возомнивший себя чуть ли не судией) судит всех, кого видит)
Вернуться к началу Перейти вниз
Ромашка
Странница
Странница
Ромашка

Сообщения : 11475
Дата регистрации : 2010-10-23
Откуда : Из песочного замка в облаках

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeПн 23 Янв 2012, 06:26

Цитата :
обычный псих, возомнивший себя чуть ли не судией
- дааааа....Понятно!Короче,погибли парень с девушкой ни за что,ни про что!Жуть!
Вернуться к началу Перейти вниз
Tabic
Перелетная птица
Перелетная птица
Tabic

Сообщения : 838
Дата регистрации : 2011-12-08
Откуда : Санкт-Петербург, Кронштадт

Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitimeСр 25 Янв 2012, 13:55

Цитата :
Жуть!
ну да...(
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




Непешие прогулки Empty
СообщениеТема: Re: Непешие прогулки   Непешие прогулки I_icon_minitime

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Непешие прогулки
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Свободное творчество :: ПИШЕМ :: Проза-
Перейти: